О социально-экономическом положении Республики Дагестан

25.12.2017 в 11:22, просмотров: 6604
О социально-экономическом положении Республики Дагестан

В Московском доме национальностей 1 декабря прошел IV Форум «Дагестан. Взгляд из Москвы», организованный Политическим клубом «Достоинство».  Телемост между Московским и Махачкалинским отделениями клуба собрал дагестанцев, неравнодушных к судьбе родного края. Вел форум общественный деятель Хаджимурад Гаджиев, который отметил, что клуб объединяет экспертов, общественно-политических деятелей и всех, кто хочет изменить жизнь в Дагестане к лучшему.  

            Эксперт-экономист Хаджи-Мурад Абашилов представил доклад «Оценка экономической ситуации в республике Дагестан», который «МК в Дагестане» публикует сегодня. Подробнее о форуме мы расскажем в следующем номере.

 

                        Эквилибристика цифрами или надутые показатели

 

            Мой прошлогодний доклад, посвященный оценке социально-экономического положения республики, был посвящен показателям, которые были достигнуты или опубликованы в официальных источниках. Сомнение в их достоверности, указание на полнейшую зависимость цифр от политической воли, а не от экономических процессов, вызвало тогда бурную негативную реакцию.

            Надуваются пузыри во многих отраслях экономики, в том числе в сельском хозяйстве. Количество приписок по поголовью скота в животноводстве и завышение сумм расходов к возмещению по растениеводству не поддается даже ревизорскому исчислению. Управление отраслями сводится не к достижению новых высот, а к эквилибристике цифрами и освоению бюджетов.

            Этот механизм не починить. Его можно только сломать, разорвав все порочные связи внутри оного. Мы можем оценить это на примере столицы. Сложнейшая система управления городом под руководством Саида Амирова, завязанная на личных связях и коррупционном механизме, после его ареста дала критические сбои по всем направлениям – системы жизнеобеспечения, финансово-бюджетная сфера, коммунальная, транспортная сфера не раз попадали в коллапс.

            Исходить мы можем лишь из того, будут ли менять отдельные части скрипучей государственно-административной системы республики или все же будут выстраивать новый механизм? И мы опять приходим к тому, что экономикой управляет политика. 2017 год ознаменовался важнейшим политическим шагом, который резко изменил диспозицию. Не будем анализировать публичные отчеты с бездоказательными цифрами и искать в них очередные несоответствия.  Попытаемся оценить – что из себя представляет экономика Дагестана и в каком направлении ей надо двигаться?

 

                        Состояние экономики Дагестана

 

            Официальная статистика гласит о том, что за 1январь-октябрь 2017 года практически по всем направлениям наблюдается рост.     Приведем данные по обороту организаций за 10 месяцев 2017 года, а по сальдированному финансовому результату – за 3 квартала 2017 года.

            Сельское хозяйство — 15,5 % валового регионального продукта. По обороту организаций показан рост 118%, по финансовому результату  без учета субъектов малого предпринимательства — рост 173%.

            Добыча полезных ископаемых — 0,4 % ВРП с отрицательной динамикой в его структуре. По обороту организаций - рост 108,5%, по финансовому результату динамика нулевая.

            Обрабатывающее производство — 3,9 % ВРП. По обороту организаций - рост 112,7%, по финансовому результату — рост 104,4%.

            Энергетика — 2,0% ВРП. По обороту организаций - рост 104,8%, по финансовому результату — рост 102,1%.

            Строительство — 15,8% ВРП. По обороту организаций – рост 112,6%, по финансовому результату— рост 116,5%.

            Транспорт и связь — 7,5% ВРП. По обороту организаций - данные отсутствуют, по финансовому результату — снижение до 92,1%.

            Сектор госуправления — 6,4% ВРП. По обороту организаций  - рост 116,6%, по финансовому результату данный сектор нет смысла оценивать.

            Торговля — 28,5% ВРП. По обороту организаций - рост 103,5%, по финансовому результату — снижение до 92,8%.

            Эти цифры означают, что Дагестан —  сельскохозяйственная, торгово-ориентированная республика с небольшим промышленным производством, в основном, в сфере строительства и энергетики. По отчетным показателям динамика в 2017 году составляет в среднем 108 % относительно показателей прошлого года, что говорит о невероятных успехах!

            Однако, в разделе  «Финансовые результаты деятельности организаций» отчета ТУ Росстата по РД указано: «В январе-августе 2017 года сальдированный финансовый результат (прибыль минус убыток) организаций (без субъектов малого предпринимательства, банков, страховых и бюджетных организации) в действующих ценах составил 3 048,9  млн. рублей убытка. За этот же период предыдущего года, сальдированный результат составлял 2 855,5  млн. рублей убытка.»

            Организации массово в убытке. Субъекты малого предпринимательства (ключевой сектор в республике) даже не оцениваются — они только усугубляют статистику. То есть статистика в очередной раз играет цифрами, а экономика не растет.

 

                        Причины слабости экономики Дагестана

 

            1. Инвестиционный климат, сложившийся в последние 4 года. Инвестиционный спрос натянут государственными инвестициями и госгарантиями приближенным к руководству республики организациям, и настроен не на долгосрочное инвестирование, а на получение субсидий и льгот от государства, что отлично показывает, например, сельское хозяйство. Весь прирост объемов сельского хозяйства обусловлен чуть ли не кратным приростом субсидий по конкретным направлениям деятельности — виноградарство, животноводство, по которым действуют одновременно несколько направлений государственного субсидирования. Все, что касается частных инвестиций без участия государство — мертво.

            2. Дефицитность собственных финансов республики. Ежегодное муссирование темы межбюджетных трансфертов приводит к очередному перетягиванию каната между субъектами РФ в борьбе за дотации. 75% республиканского бюджета сверстано за счет субвенций, субсидий и, самое главное, дотаций. Порядка 23 млрд. собственных доходов из практически 100 млрд. расходов с реально положительной динамикой увеличения налоговых доходов и сборов — это истинный показатель сбалансированности бюджета.

            В Дагестане рынок представлен Сбербанком и Россельхозбанком, действующими  по налаженным схемам. Чем занимаются остальные дагестанские банки, мы узнаем, когда Центробанк раз объявит, что «данная кредитная организация не выполняла требования по капиталу и проводила сомнительные необоснованные финансовые операции».

            3. Огромный долг, искусственно повешенный на ключевые элементы топливно-энергетического комплекса республики. Долги  газовиков и энергетиков будут кочевать из года в год в пугающей арифметической прогрессии с невменяемыми цифрами в 35 млрд. руб. по состоянию уже на 2017 год. Ежегодный прирост долга в более чем на 10% требует политического вмешательства руководства республики и жесткой позиции по урегулированию долговых обязательств.

            4. Отсутствие развитого промышленного производства. Флагманов республиканской экономики, таких как Азимут, Авиаагрегат, Электросигнал, КЭМЗ и регулярно дотируемый оборонзаказом Дагдизель, на российском рынке не видно абсолютно. Отсутствие собственной производственной базы формирует зависимость от внешних производителей по самым мелким номенклатурам деталей для сельского хозяйства,  строительства и торговли.

            5. Высокая теневая составляющая экономики. Эта сфера поддается оценке, хотя и довольно приблизительной. Например, по итогам целого комплекса проверок, инициированных руководством города совместно с налоговиками, было выявлено более 3000 предпринимателей, осуществлявших свою деятельность без постановки на учет. Но «в чёрную» уже мало кто работает — весь бизнес, в основном, сосредоточен на «серых схемах». Ужесточение административного контроля и постоянное повышение ставок налогов, сборов, взносов стимулируют к уходу «в тень», что особенно характерно для субъектов малого предпринимательства.

            6.  Административно-правоохранительный пресс. Это самый сложнооцени-ваемый показатель, который прямо коррелирует с первым пунктом и обратно ему пропорционален. Он запределен. Количество и объем проверок различных контрольных органов, инициация уголовных дел по малейшему поводу с квалификацией «мошенничество». Интересный факт — в 2017 год Минсельхозпрод РД проверяло одновременно 5 (пять!) контролирующих организаций. Бесконечный проверочный процесс дестабилизирует работу любого учреждения и нивелирует смысл его деятельности.

 

                        Политика – концентрированная экономика

 

            Согласно определению Владимира Ленина, экономику определяет политика, политическая воля. Новое руководство Дагестана  публично объявило о смене парадигмы — не «работать чуть-чуть на себя», а строго следовать закону, в особенности в части антикоррупционного законодательства. Для экономики важны правила и их соблюдение. Надо выбрать ключевые направления и сосредоточиться на них, не распыля-ясь.

            1. Решение вопроса с газовыми и энергетическими долгами. Республика не может выходить на рынок производства электроэнергии, с инвестиционными площадками по добыче и реализации полезных ископаемых с репутацией банкрота. Проведение переговоров с ключевыми кредиторами, фиксация обязательств республики с реальным дисконтированием, выставление жесткого графика погашения на срок до 5 лет с предельным объемом платежей не выше 1% ВРП в год.

            2. Создание регионального банка. Это именно политический вопрос решения финансово-экономической проблемы, лежащий в сфере надзора ЦБ РФ и под неукоснительным наблюдением Минфина России. Без оперирования внебюджетными источниками финансирования любые шаги региональной власти имеют слабые шансы в реализации оных. Региональный банк не может быть создан непосредственно органами государственной власти республики, поэтому это форма должна быть разработана совместно с руководством вышеупомянутых федеральных органов. Либо под чутким руководством ТУ ЦБ РФ по РД проведена консолидация оставшихся региональных банков с целью формирования такого коммерческого банка регионального значения.

            3. Определение сельского хозяйства в качестве локомотивной отрасли экономики. Решение проблем, связанных со сбором, хранением, сортировкой и транспортировкой урожая, формирование условий для круглогодичного цикла большинства подотраслей. Отказаться от формы государственных гарантий, так как это формирует нездоровую конкуренцию между крупными и мелкими производителями. Именно в данной сфере сработает экономический мультипликатор за счет расширения строительства большого количества сопутствующих элементов — складов, сортировочных центров, овощехранилищ, мини-консервных заводов и так далее.

            5. Отказ от прямого финансирования и предоставления государственных гарантий в инвестиционном проекте, не связанном с сельским хозяйством. Запредельные оценки и нереальные перспективы каждого отдельного проекта во всех случаях обернулись пшиком. В рамках жестких бюджетных параметров необходимо по минимуму соблюсти политес в отношении промышленного производства, которое в действительности является далеко не лучшим мультипликатором, но зато очень оперативно реагирует на изменения в экономике, что сразу отражается и на его показателях.   

            6. Секвестирование бюджетных расходов в части расходов на госуправление. Провести оптимизацию муниципалитетов и районов республики с целью сокращения неэффективного управленческого аппарата. Расходы бюджетов поселений на зарплаты руководителям составляют иногда больше половины всего бюджета, что ломает весь смысл существования этих бюджетов. То же касается и бюджетов районов, которые необходимо объединить под конкретные количественные параметры с учетом, конечно, национально-исторического аспекта. Это даст существенную экономию бюджетных средств, высвобождающуюся под социальные либо инвестиционные расходы.

            7. Развитие столицы республики в агломерацию, прообраз современного мегаполиса. Объединение Махачкалы и Каспийска с добавлением территории под промышленное и жилищное строительство позволит сформировать инвестиционный потенциал для прорывного развития столицы как мощного образовательного, промышленного и финансового центра.

            Махачкала нуждается в трансформации — в новой транспортной парадигме, территориальном планировании и зонировании, расширении бюджетного потенциала с целью формирования ключевой базы развития республики, ее центральной финансовой, кадровой и организационной составляющей. Эффект масштаба в данном случае сыграет огромную роль, хотя о конкретных цифрах говорить рано. Вопрос стоит в стратегическом решении проблемы, которую простой оптимизацией расходов или борьбой за увеличение доходов не снять.

 

            Здесь перед нами вновь  встает вопрос качества государственного аппарата и уровня должностных лиц. Любое экономическое решение в республике будет иметь эффект только при наличии политической воли и эффективной, настроенной команды. Мы ждем и готовимся!

 

 

  



Партнеры