Пассионарность кавказцев, как прививка российскому обществу

Пассионарность кавказцев, как прививка российскому обществу
Коллаж автора

После избиения в московском метро Дагестан из российского региона вновь превратился в далекую страну, где живут кровожадные дикари, способные только портить жизнь простым россиянам. Такое впечатление складывается после прочтения тысяч комментариев в социальных сетях под новостью об этом происшествии. Этот феномен заставляет задуматься о том, что происходит в российском социуме и к каким последствиям подобные инциденты могут привести?

Предыстория проблемы

Начнем изучать вопрос по порядку. Когда вообще возник национальный вопрос в нашей стране, где 70 лет ударно ковали единый, могучий советский народ? Если отбросить исторические экскурсы во времена развала российской империи и последующего становления советского государства, то первые проявления национализма в стране стали заметны в 80-е годы прошлого века, когда государственный механизм вновь стал трещать.

Распадающаяся перед угрозой внешней угрозы страна стала стремительно терять идеологические, экономические и, как результат, политические скрепы. В регионах задумались о суверенитете, начав поиск своих новых границ. Наиболее выпукло это происходило в ходе территориального самоопределения Азербайджана и Армении, лихорадочно пытавшихся закрепиться в рамках той территории, которую экономически и политически им было удобно считать своей.

В это время и проявился изъян советской идеологии. Подарив автономию национальным республикам, продолжавшим формироваться в составе страны как моноэтнические анклавы, власть столкнулась с тем, что российский народ, как таковой, и не народился. Русские стали бежать с Северного Кавказа и Азии, а попутный поток гастарбайтеров из этих регионов уже в 90-е годы стал восприниматься жителями средней полосы Росси как разорительное нашествие варваров.

Та же Москва, да и другие регионы, уже были неспособны оперативно ассимилировать поток трудовых мигрантов, диаспоры которых сами превращались в национальные анклавы на территории столицы, деля между собой если не территорию, то сферы трудовой и коммерческой деятельности. Этот процесс сами дагестанцы могли наблюдать в Махачкале, гомогенное до начала 90-х годов население которой стало резко расслаиваться по национальному признаку.

Все это время государство предпринимает попытки реагировать и вести подобие какой-то национальной политики, создавая в качестве регуляторов различные органы власти или финансируемые из бюджета общественные институты. Однако пока сохраняется разделение на регионы по национальному принципу говорить об эффективности не приходится. Покуда есть деление на «наше» и «ваше» реальных сдвигов в массовом сознании не произойдет.

Понятно, что рассуждать всерьез о перекраивании границ регионов или «расселении» целых народов сегодня не просто неуместно, но и неэтично. Несмотря на активизировавшиеся попытки некоторых субъектов расширить свою территорию с прицелом на будущий суверенитет, широким росчерком пера сложившиеся межрегиональные границы пера переиначивать никто не решится. Поэтому важно понять, как нам всем дальше жить в сложившихся обстоятельствах.

Пассионарность – угроза?

Главным раздражителем в российском обществе традиционно выступают кавказцы, регулярно фигурирующие в криминальных хрониках и просто «доставшие» многих жителей центра на бытовом уровне. Высокая степень раздражения вполне объяснима в виду того, что с угрозой в лице кавказцев жители российской глубинки сталкиваются повсеместно: в метро, в булочной, в общественном транспорте и даже нередко в собственном подъезде.

Однако подлинной причиной неприязни в адрес кавказцев является не национальные различия или разрез глаз, а иной, более высокий уровень их пассионарности, перед которой житель российской глубинки обычно пасует, накапливая в душе злобу и желание отыграться. Когда пассионарность некоторых кавказцев зашкаливает, выходя далеко за границы законодательства и моральных норм, эта злоба выливается в антикавказскую риторику и даже выступления.

Да, такие конфликты, как произошедший недавно в московском метро, в виду раскрученности в качестве межнационального, несут определенную угрозу российской государственности. В результате раздувания кавказофобии в некоторых СМИ и социальных сетях, а также попустительства со стороны органов власти, временно наблюдается и расслоение общества, отторгающего неприемлемую в нем модель поведения «зарвавшихся» кавказцев.

Но является ли пассионарность, как таковая, однозначным злом? Изучив отзывы о кавказцах, звучащие в социальных сетях в иные промежутки времени, можно обнаружить и совершенно неожиданные на первый взгляд комплименты в их адрес, основанные на том, что они мужественны, умеют постоять за себя, готовы защитить слабого, оказывают большое внимание женщинам, щедры и великодушны. Каким и должен быть сильный мужчина.

Бескультурье или обиды?

Рассуждая о причинах девиантного поведения кавказцев, практически все комментаторы отмечают факт того, что на родине они так себя не ведут. И это вновь объясняется уровнем пассионарности, который у населения северокавказских регионов одинаков. Каждый житель того же Дагестана знает, что его пассионарность здесь будет встречена аналогично, и понимает, где пролегают границы дозволенного в его родном социуме, преступать которые чревато.

Попадая в другой регион, кавказец начинает эти границы искать и прощупывать. Когда он заходит слишком далеко и случаются бытовые конфликты, приобретающие в результате раздувания в СМИ межнациональный окрас. Здесь мы и подходим к вопросу о социализации, которая должна сглаживать ментальные различия, прививая каждому члену общества понимание морально-нравственных и законодательных норм и правил поведения.

К сожалению, никто не ставит вопрос о том, кто и кого на самом деле должен социализировать? Принято считать, что подстраиваться под этикет местных жителей должны приезжие. Этот тезис продвигается априори на основе территориальной принадлежности. «Раз вы приехали в Москву, так ведите себя подобающе», - слышится практически в каждом возмущенном комментарии после инцидента в метро. Удивительно, но ровно то же самое пишут и на Кавказе.

Изучив кавказский сегмент социальных сетей, можно обнаружить множество гневных отповедей в адрес приезжающих из центральной полосы России туристов. Правда, здесь обвиняют в отсутствии культуры и нравственности публично курящих и откровенно одетых девушек и парней в слишком коротких по мнению местных жителей шортах. Если следовать привычной логике, то в этих доводах тоже есть доля справедливости. Ведь в данном случае уже кавказцы находятся на своей земле.

Среди главных причин девиантного поведения кавказцев неизменно указывается низкий уровень образования и культуры. Подчеркивается, что местные народы все еще находятся на иной степени цивилизационного развития, что якобы и приводит к проявлениям так называемого «звериного» поведения. Этот тезис ставит перед нами новые вопросы о том, насколько уровень культуры взаимосвязан со степенью пассионарности и к какой цивилизации мы вообще стремимся?

Заглянув в недавнюю историю, мы поймем, что все попытки связать пассионарность с культурой и образованием беспомощны. Ведь приход в Германии 30-х годов запомнившихся своими нечеловечными зверствами фашистов был вызван вовсе не низким уровнем культуры и образованности немцев, на протяжении последнего тысячелетия по праву считающихся высокообразованной нацией, внесшей огромный вклад в научно-техническое развитие человечества.

Пример фашистской Германии наглядно доказывает, что рост пассионарности общества не связан с культурой, образованием либо научным прогрессом вообще. Пассионарность растет, когда все общество ощущает себя ущемленным и униженным. После поражения в Первой мировой войне, унизительных территориальных потерь, денежных репараций, и последующей экономической катастрофы все немецкое общество считало, что их унизили и ущемили.

Являясь высокообразованным народом, чье культурное и научное наследие изучают во всем мире, а техническими достижениями восхищаются, находившиеся на очень высоком уровне цивилизационного развития немцы сжигали людей в инновационных по тем временам газовых печах, используя полученный на выходе человеческий жир для выварки мыла. Потомки прославленных Баха, Гете, Шопенгауэра и Шиллера почему-то тогда не считали зазорным им пользоваться.

Поэтому, говоря о причинах пассионарности кавказцев, нужно в первую очередь понимать, как сегодня вообще живет среднестатистический дагестанец и что же ему не дает покоя, вынуждая переезжать в другие регионы, где он реализует свои комплексы влезая в бытовые конфликты? Никто ведь не проводил фундаментальных исследований на эту тему, поэтому в прессе не звучит и научно обоснованных предложений о том, как с этим явлением бороться.

Взаимная социализация

Выступая недавно в Совете Федерации, глава Дагестана Сергей Меликов озвучил массу застарелых экономических и инфраструктурных проблем республики, которые и являются главной причиной роста социальной неудовлетворенности в регионе. Для их решения необходимо порядка триллиона рублей, но вкладывать их пока никто не спешит. Вот и бегут дагестанцы в богатую Москву, пытаясь там реализоваться и самоутвердиться в меру имеющихся компетенций.

Да, компетенций у некоторых хватает только на драку. Так и бегут из республики в основном те, кто не смог реализоваться. Одни в виду отсутствия должных знаний, другие в виду их избыточности. Первые в Москве становятся объектами всеобщей ненависти, однако вторые – восхищения. К примеру, как мои родственники, давно и успешно работающие там врачами. Неудивительно, что отзывы о них в интернете лишь самые положительные.

Поток трудовой миграции с Кавказа и Средней Азии сегодня неизбежен. И обусловлен он не только экономическими проблемами в этих регионах, но и нехваткой рабочей силы в самой центральной полосе России. Узбека на уборке московских улиц сегодня уже никто не заменит, да и к станку на Урале скоро поставить будет некого. Трудовые ресурсы таким способом увеличивает вся Европа, да и США. Вопрос лишь в организации эффективной социализации.

Однако, говоря о социализации, нужно для начала понять кто и кого должен воспитывать. Всякое воспитание строится на примерах, а кого мы сегодня можем поставить в пример кроме Хабиба Нурмагомедова или Федора Емельяненко? Рассуждая по вопросу государственного строительства российское руководство неизменно подчеркивает необходимость возврата к традиционным морально-нравственным ценностям, а разве не к ним обычно призывают кавказцы?

Испытывая нарастающее давление со стороны Запада (в том числе и военное), руководство страны пытается мобилизовать все имеющиеся ресурсы, главным из которых является население. Внедряется вновь ГТО, ширятся ряды юнармейцев, строятся воинские храмы, вводятся запреты на разлагающее влияние извне. Но все это не имеет смысла пока не начнет реально расти уровень все той же пассионарности среди всего населения.

Социальный иммунитет

Говоря о пассионарности, я подразумеваю готовность рисковать и жертвовать для достижения цели. В том числе, преступая и нормы поведения в цивилизованном обществе, которые не просто неприемлемы, но даже губительны в условиях широкомасштабной войны. Пассионарность кавказца Иосифа Сталина помогла России выстоять в Великой Отечественной войне, как бы не пытались нас сегодня убеждать в том, что понесенные тогда жертвы негуманны.

Пассионарность современных кавказцев является действенной естественной «прививкой», позволяющей стране вырабатывать социальный иммунитет. Напомню, сам термин «иммунитет» означает способность организма сопротивляться. И чем больше таких естественных «прививок в метро» получает наш социальный организм, тем больше россияне (как единая общность) начинают сопротивляться проявлениям агрессии.

В эффективности таких «естественных прививок» мы все убедились, когда спустя всего пару дней после избиения Романа Ковалева сплотившиеся в едином порыве пассажиры метро не побоялись вытолкать из вагона также пытавшихся наглеть кавказцев. Важно перейти от прививок естественных к плановой кампании по «вакцинации пассионарностью» всего российского общества без побочных явлений в виде антикавказской истерии.

Сделать это несложно. Как уже давно признано, всякий кавказец превращается в массовом сознании и в публикациях в СМИ в россиянина сразу после победы на международной спортивной арене. Так было и с Нурмагомедовым, и с «русским танком» Садулаевым, и с остальными кавказскими чемпионами. Осталось лишь переосмыслить ситуацию, начав правильно использовать имеющийся у страны ресурс в виде пассионарности кавказцев.

Для начала достаточно разработать и внедрить на федеральном уровне программу, в рамках которой успешные кавказские спортсмены будут по старой советской разнарядке распределяться по спортивным школам всей нашей необъятной страны. Убежден, что уже через несколько лет воспитанные ими русские ребята по уровню пассионарности не уступят ни одному пьяному гастарбайтеру ни в метро, ни в булочной, ни в собственном подъезде.

Тамерлан МАГОМЕДОВ

Что еще почитать

В регионах

Новости региона

Все новости

Новости

Самое читаемое

Популярно в соцсетях

Автовзгляд

Womanhit

Охотники.ру