Махач Мусаев: «Наш институт занимает лидирующие позиции в регионе»

Интервью с директором Института истории, археологии и этнографии Дагестанского научного центра Российской академии наук

25.04.2018 в 10:44, просмотров: 1021
Махач Мусаев: «Наш институт занимает лидирующие позиции в регионе»
Махач Мусаев

В прошлом номере нашей газеты вышло интервью с директором Института истории, археологии и этнографии Дагестанского научного центра Российской академии наук Махачем Мусаевым, посвященное реализации некоторых проектов Благотворительного фонда Зиявудина Магомедова «Пери» в республике. Оно имело общественную реакцию, повысило интерес к деятельности Института, проектам, которые он осуществляет. Потому мы решили вновь побеседовать с Махачем Абдулаевичем, спросить у него о деятельности института и перспективах его развития.

Махач Абдулаевич, не могли бы вы дать краткие сведения об институте? Чем занимаетесь, какие цели имеете?

– Наш институт – Федеральное государственное бюджетное учреждение науки, то есть научная организация, финансируемая из федерального бюджета. Институт выполняет государственное задание, сформированное и утвержденное учредителем – Федеральным агентством научных организаций с учетом предложений Российской академии наук. Последняя осуществляет научно-методическое руководство деятельностью нашего института.

Цель и предмет деятельности Института зафиксированы в Уставе: выполнение фундаментальных, поисковых и прикладных научных исследований в области истории, археологии, этнографии и социологии, а также использование полученных результатов в целях содействия развитию исторической науки, социально-экономическому и культурному прогрессу региона.

– Государственное задание, насколько понимаю, это госзаказ. Что государство у вас заказывает?

– Выполнение научно-исследовательских работ. В 2013–2020 годах они осуществляются в соответствии с Программой фундаментальных научных исследований государственных академий наук. В нашем институте это четыре направления в рамках данной программы. Чтобы было понятнее, какие это направления, озвучу, к примеру, одно из них – «Сохранение и изучение историко-культурного наследия: выявление, систематизация, научное описание, реставрация и консервация». Наши археологи и востоковеды работают по этому направлению. Этнографы осуществляют исследования по другому направлению – «Комплексное изучение этногенеза, этнокультурного облика народов, современных этнических процессов, историко-культурного взаимодействия в России и зарубежном мире». В госзадание также входит публикация результатов исследований и подготовка молодых специалистов в аспирантуре.

Вы упомянули про содействие социально-экономическому и культурному прогрессу региона. В чем это выражается?

– Это может осуществляться в разной форме. Есть задачи, которые мы помогаем реализовывать республиканским и федеральным органам власти в регионе – охрана памятников, музейная работа, консультации. Так, наши ученые входят в состав различных ведомственных, правительственных и парламентских комиссий, проводим историко-культурную экспертизу и прочее.

Из последних видимых результатов нашей деятельности – это региональный контент экспозиций музеев «Россия – моя история» и «Мой Дагестан», открытых в 2017 г. в Махачкале, около центральной мечети, подготовка учебников по истории Дагестана для учеников 8–11 классов. Интерактивные экспозиции посетили уже десятки тысяч жителей и гостей города, а учебники должны поступить в школы республики в сентябре этого года. Отмечу, что работы над этими проектами оказались очень сложными. Материалы для музеев приходилось готовить в условиях жесткого ограничения во времени. У нас было всего несколько месяцев, хотя подобные задачи выполняются за 2–3 года. Авторам очень сложно было с учебниками, так как работа требует практики, опыта, которых не было вовсе. Он приобретен. Будем ждать реакцию учителей, специалистов, изучим их замечания, чтобы сделать учебники лучше при переиздании.

Вклад в культурное развитие региона – это, конечно, наши научные работы, книги и статьи. Широкой аудитории трудно вкратце объяснить значение разрабатываемых научных проблем, поэтому легче говорить о чем-либо, что можно, условно говоря, потрогать, – проектах, имеющих прикладное значение. В наших планах ежегодно запускать по одному значимому проекту, каждый из которых должен продолжать стабильно работать. В 2016 году мы запустили оцифровку манускриптов, в 2017 году – проект по реставрации рукописей. Они стабильно работают. Это наш успех. Вскоре оцифрованные материалы будут в открытом доступе в Интернете.

В 2018-м запустим электронную библиотеку. Причем она уже готова. На первом этапе в ней будет представлено около четырех сотен монографий работников нашего института 1956–2006 гг. Впоследствии ежеквартально будем дополнять библиотеку пятью десятками научных работ. Могу даже сказать, что на первые 3 квартала тоже все подготовлено. Библиотеку ждут специалисты по истории Кавказа и широкий круг интересующихся историей.

Параллельно идет работа еще над несколькими проектами, которые мы анонсируем, когда они будут на стадии завершения. Есть и планы на перспективу, что требует нескольких лет усиленной работы.

Сколько человек работает в институте?

– В институте, кстати, он создан в далеком 1924 году, работает около ста человек, научных сотрудников – около 70, более 20 из них – доктора наук, более 30 – кандидаты. В институте 6 научных подразделений. Директором с середины 2015 г. являюсь я, научный руководитель – член-корреспондент РАН, археолог Х. А. Амирханов.

К слову, Институт истории, археологии и этнографии – это ведущее учреждение гуманитарного профиля в СКФО. Можете ознакомиться с наукометрическими показателями в сравнении.

Наукометрия (основные показатели). Российский индекс научного цитирования, 2017 г. Организации, расположенные в Махачкале

 

Индекс Хирша

I-индекс

Общее количество публикаций

Общее количество цитирований

Число зарегистрированных сотрудников

Категория

Горный ботанический сад

11

5

546

802

30

3

Дагестанский научный центр

9

5

367

352

24

3

Институт геологии

8

4

815

413

16

3

Институт истории, археологии и этнографии

61

12

5 016

19 554

99

2

Институт проблем геотермии

31

9

1 894

7 784

48

3

Институт социально-экономических исследований

34

10

1 409

6 763

38

2

Институт физики

26

11

1 539

4 943

73

2

Институт языка, литературы и искусства

19

5

3 572

2 599

67

2

Прикаспийский институт биологических ресурсов

19

7

2 032

3 144

81

3

Региональный центр этнополитических исследований

19

5

1 189

1 578

24

3

Дагестанский государственный университет

41

10

10 899

15 492

948

 

Дагестанский государственный технический университет

16

7

4 460

2 612

199

 

Дагестанский государственный педагогический университет

30

10

6 939

6 296

604

 

 

Наукометрия (основные показатели). Российский индекс научного цитирования, 2017 г. Федеральные исследовательские центры Северного Кавказа в сравнении с Институтом истории, археологии и этнографии Дагестанского НЦ РАН

 

Индекс Хирша

I-индекс

Общее количество публикаций

Общее количество цитирований

Число зарегистрированных авторов

Кабардино-Балкарский научный центр РАН

50

10

7365

19743

278

Владикавказский научный центр РАН

38

11

7587

13809

200

Комплексный научно-исследовательский институт им. Х. Ибрагимова (Грозный)

38

9

7907

13266

130

 

Институт истории, археологии и этнографии Дагестанского НЦ РАН (Махачкала)

61

12

5016

19554

99

 

Наукометрия (основные показатели). Российский индекс научного цитирования, 2017 г. Региональные институты профиля «История» в сравнении с Институтом истории, археологии и этнографии Дагестанского НЦ РАН

 

Индекс Хирша

I-индекс

Общее количество публикаций

Общее количество цитирований

Число зарегистрированных авторов

Институт истории и археологии Уральского отделения (Екатеринбург)

54

11

3610

17171

98

Институт языка, литературы и истории Коми научного центра Уральского отделения (Сыктывкар)

48

13

4469

16791

89

Санкт-Петербургский институт истории (Санкт-Петербург)

46

7

2394

11957

75

Институт истории Сибирского отделения (Новосибирск)

54

12

4078

16144

72

Институт истории, языка и литературы Уфимского федерального исследовательского центра (Уфа)

44

10

4995

10969

83

Удмуртский институт истории, языка и литературы Уральского отделения (Ижевск)

39

8

2447

7299

59

Институт истории имени Шигабутдина Марджани Академии наук Республики Татарстан (Казань)

35

8

2390

6278

87

Институт истории, археологии и этнографии народов Дальнего Востока Дальневосточного отделения (Владивосток)

25

8

1991

4112

92

Институт истории, археологии и этнографии Дагестанского научного центра (Махачкала)

61

12

5016

19554

99

 

Недавно проводилось категорирование институтов, мы одни из немногих в Северо-Кавказском федеральном округе вошли во вторую категорию. Причем на всех этапах, вплоть до последнего, рекомендовались в первую, то есть высшую. Но вторая категория – тоже неплохо – это, цитирую: «стабильные, успешные институты со значимыми результатами». Причем среди институтов второй категории из своей оценочной группы мы в числе лучших. Это позволяет нам надеяться, что если продолжим работать в соответствии с поставленными задачами, реализовывать задуманное, то при следующем категорировании войдем в число лидеров. Правда есть одно но: возможно, мы пройдем реорганизацию, станем подразделением Федерального исследовательского центра, коротко ФИЦ, создаваемого на базе Дагестанского научного центра. В этом случае мы перестанем существовать как юридическое лицо и будем оцениваться вкупе с другими институтами в рамках ФИЦ. В этом случае перспективы относительно категории не столь радужные. Категория важна – она напрямую будет влиять на уровень финансирования из бюджета, соответственно, на наши возможности и размер заработной платы сотрудников.

 

Правильно понимаю, что Институт истории, археологии и этнографии против реорганизации, вхождения в Федеральный исследовательский центр?

– Нет. Мы за вхождение. Есть то, что может сказаться негативно на деятельности института, есть позитивные перспективы. Например, в междисциплинарных исследованиях, в решении более масштабных научных и прикладных задач, подготовке кадров. Здесь очень важна программа развития ФИЦ, над которой работаем. Мы бы хотели включить в программу закупку необходимого для нас оборудования для запуска технологичного центра по изучению археологических материалов, иметь функционирующую на деле лабораторию по этногенетике, начать работать в области палео- или археогенетики и других направлениях. Здесь вопрос не только оборудования, но и квалифицированных кадров, способных работать с технологичной аппаратурой. Отмечу, что это исследования предоставят отличные возможности для научных открытий, подтверждения и опровержения существующих теорий и концептов. Дагестан лучше любого региона России подходит для подобных междисциплинарных исследований, учитывая богатство археологического материала разновременных культур, этническую картину региона, древнюю и богатую историю. Полем для наших исследований мог бы стать весь Кавказ.

Учитывая тот факт, что наш институт занимает лидирующие позиции в регионе, мы бы могли сформировать научные задачи, сферу междисциплинарных исследований совместных с другими научными институтами из Махачкалы. Думаю, это может стать толчком к нашему общему развитию, а институт может стать одним из локомотивов, движущих дагестанскую науку.

 

Создается впечатление, что вы сторонник привлечения естественнонаучных методов в гуманитарную науку.

– Сказал бы немного иначе: сторонник расширения сферы междисциплинарных исследований. Не только с привлечением естественнонаучных методов. Мы ведь имеем многолетний опыт. Например, в институте ведутся востоковедные исследования, а они в этой научной дисциплине изначально носят междисциплинарный характер. При правильной постановке задач, выборе методов, успешной реализации это зоны для нашего развития, которые могут сделать институт, ФИЦ уникальными, эксклюзивными.

Спасибо за интервью, Махач Абдулаевич. Желаю успехов в реализации задуманного.