Операция "отчуждение" - кадровая политика в Дагестане

Операция "отчуждение" - кадровая политика в Дагестане
Фото: "МК в Дагестане"

 Очередной представитель из-за кордона получил на днях на постоянной основе прописку на хлебное место в Дагестане. Им стал, ранее занимавший должность исполняющего обязанности главы Управление ФАС по РД, который снял с себя приставку и.о. и приступил к руководству вверенным ему участком. Устами высокопоставленных чинов дагестанцев уверяют, что назначение еще одного не дагестанца на очередную руководящую должность в Дагестане «будет способствовать улучшению деятельности территориального управления». Ибо, как всегда, «невероятный опыт работы и умение принимать серьезные решения в трудных ситуациях» нового назначенца непременно положительно скажется на работе отрасли, что в свою очередь, позитивно отразиться и на благосостоянии населения.

Следует отметить, что исполняется два года, как федеральный центр начал таким «чартерным» методом формировать управленческий аппарат Дагестана. Вроде бы и свободных мест уже не осталось, но огненные языки кадровой пертурбации продолжают опалять экономику республики. Наблюдая за этой суетой, невольно задаешься вопросом, зачем и по каким дьявольским рецептам невидимые режиссеры, как закоренелые алхимики, варят в Дагестане свою «философскую» кашу? При всей лояльности к государству и толерантности к людям невозможно не заметить, то как, пичкая под завязку республиканские структуры менеджерами со стороны и, планомерно выводя самих дагестанцев из управления, их отчуждают от Дагестана и превращают в лишенную какой-либо влиятельности толпу.

Расширяя смысл известного выражения можно сказать, что ничто не ново под луной без чьих-либо амбиций. То есть, вызывающие вопросы события, происходят не произвольно, а управляются заинтересованными структурами. А единственной инстанцией, обладающей полномочиями и главное-возможностями управлять событиями в глобальном плане является федеральный центр. Также как единственным рациональным объяснением происходящему в Дагестане может служить то, что центр таким «малобюджетным» способом через «обескровливание» пытается обуздать нестабильный, с его точки зрения, в политическом отношении регион, в противоположность соседней Чечне, которая как проект усмирения был слишком затратным для бюджета и имиджа метрополии.

Вот и определен новый курс на то, чтобы соседний регион брать «за жабры» сравнительно дешевым способом. Центру легче через такие административные пасы деморализовать и вывести из игры дагестанцев, чем потом героическими усилиями привести их в необходимое для себя чувство. Вот и наносит упреждающие удары по всему спектру его жизненно важных целей. Судя по всему, философия таких решений кроется в том, чтобы не дать «дракону» поднять голову, душить его в зародыше, не давая развиваться. К слову сказать, такую политику Москва в отношении Дагестана проводит не впервые, а периодически с момента его присоединения. В глубине своего сознания Дагестан она не воспринимает как свою неотъемлемую часть, поэтому старается обезопасить себя от всего, что мниться ей негативным. Других причин, которые объясняли бы демонстративные решения власти, трудно найти.

Заметно, что Москва нервничает по поводу Дагестана, особенно после того, как острие ее внешней политики и деловых интересов с некоторых пор повернут на Юг. Именно поэтому ее действия в регионе носят судорожный характер. Мы не обладаем полнотой информации, чтобы более рационально объяснить происходящее. Очевидно, есть вещи, которые не доступны нашему пониманию. А приведенная схема лишь одно из возможных в этом плане объяснений. Еще одно заключается в том, что все эти дьявольские кульбиты могут быть результатом истерии, нагнетаемой около кремлевскими идеологами, которые возможно предлагают использовать Кавказ в виде своеобразного тренировочного чучела для отработки навыков борьбы с предполагаемыми врагами. Но многие дагестанцы крайне недовольны происходящим и предпринимаемые центром шаги в регионе воспринимают как свое оскорбление. В этом и заключается опасность, исходящая от этих откровенно необдуманных решений, что вместо ожидаемого по сценарию эффекта они могут дать совершенно противоположные результаты.

Если напомнить такое в истории уже было. Ведь Кавказская война в 19 в. началась не в результате присоединения региона к России, а с введением наместниками в административную практику различного рода неприемлемых для местных народов правил и ограничений. Например, запрета жителям дагестанских селений торговать «ни под каким видом» «всякими жизненными потребностями, так как сие средство есть важнейшее к обузданию сих народов». Или введение в практику увеличение налогов и повинностей, жестокого подавления выступлений крестьян, сжигание аулов и даже принуждения «соглашать непокорных к выдаче дезертиров (уклонистов) за соль» и т.д.. Чем все это закончилось, мы знаем. Однако да минует нас на этот раз чаша сия и в головах больших начальников преобладает не авось что, как всегда, а разум! Аминь!

Гаджи Алхасов