Профессор, где наука «экономика»?

Есть ли в Республике Дагестан наука «экономика»?

26.04.2018 в 08:52, просмотров: 2241

После прочтения в Интернете статьи С. В. Дохоляна «Недооцененный Дагестан» (опубликованной в газете «Черновик») был в недоумении.

Профессор, где наука «экономика»?
Сергей Дохолян Фото: Iseiran.ru

Я-то полагал, что кто-кто, а директор Института социально-экономических исследований Дагестанского НЦ РАН, говоря о потенциале республики, как минимум должен давать рецепты развития. Однако за громким заголовком статьи оказалась лишь констатация общеизвестных фактов, да еще с довольно спорными трактовками. Как говорится, сапожник оказался без сапог. А ведь от этого «сапожника» ждут помощи в том, чтобы обуть нашу «босоногую», в экономическом смысле, республику.

 Желание высказаться по статье появилось у меня сразу же после ее прочтения, но личное знакомство сдерживало. Наблюдая за выступлениями Дохоляна с разных трибун, в том числе на радио «Эхо Москвы» в Дагестане, я стал понимать, что он целенаправленно работает только над повышением своего имиджа. В частности, его безосновательные высказывания о приоритетных проектах развития Республики Дагестан. А ведь ему, как экономисту, следовало бы знать Проектное управление, основы которого благодаря приоритетным проектам развития сегодня получают какое-то становление в Дагестане. Ведь, бесспорно, структуры Проектного управления жизненно необходимы для повышения эффективности и результативности экономики.

Не скажу, что они остались вне поля деятельности его института, однако напрашивается вопрос: сколько дельных и полезных идей, проектов и реальных, вовлеченных в процесс реализации приоритетных проектов ученых мужей было за последние годы? Одной из проблем нашей экономики, на мой взгляд, является то, что наука в лице таких ее «корифеев» как Дохолян, неоправданно теоретизируя и абстрагируя все и вся, дистанцируется от ее реальных проблем и потребностей. Помимо «бурных» обсуждений приоритетных проектов развития, по итогам которых готовятся рекомендации, на выходе нет ни одного стоящего дела, проекта, решения. Ну, если, конечно, не считать делом «критические выкладки» экспертов института, больше работающих на поддержание слабеющего имиджа ученого сообщества, нежели на пользу дела. Да еще и выступления, подобные упомянутой статье, в эфире радио в роли знатока и свободомыслящего оппонента. А скажите, что и кто мешает руководителю целого института ДНЦ РАН влиять на ситуацию в экономике республики? Может, некомпетентность в экономических вопросах?

Возвращаясь к статье «Недооцененный Дагестан», в которой автор вместо оправданной для экономиста подачи выкладок и рецептов для подъема экономики республики пытается дать оценку непонятным для себя высоконравственным житейским ценностям дагестанцев. В частности, он пишет: «Понятие чести, долга, достоинства и другие лучшие качества народа (имеет в виду дагестанского) ушли на второй план, а на первый вышло желание встраиваться в новые элиты любой ценой». Таким образом, вдобавок к другим высказанным им причинам автор пытается объяснить, почему в республике невозможно построить благоприятную деловую среду.

Ну, тут Дохолян перебрал изрядно. Не согласен, прежде всего, с тем, что лучшие качества народа ушли на второй план. Уважаемый автор, основная масса дагестанцев, в отличие от вас, все перечисленные виды и требования долга выполняла и выполняет по сей день, а деградация, моральное падение, пусть даже значительной части дагестанского общества, не дает вам права давать такую оценку всей общности дагестанцев. Для вашего сведения: дагестанцы никогда и никому не позволяли ронять свое достоинство, выше всего ставили и ставят его и сегодня. «Не тот бедняк, кто добро потерял, а тот, кто достоинство потерял», – писал Э. Капиев. А в народе говорят: «Будь достоин, чтобы быть увековеченным на память потомству»; «Без достоинства не дано понятие ни человеку, ни нации, ни государству». Кто может утверждать, что сегодня право на достоинство, которое выражается в порядочности, честности и правдивости, скромности, стремлении быть нравственно честным человеком и, наконец, не делать другим того, чего не желаешь себе – эти и другие качества не проявляются в самосознании, поведении и в жизни дагестанцев? В связи с этим просто-напросто стоит вспомнить пословицу о том, кто громче всех кричит: «Держите вора!» Или, может, лучше поговорить о сфере подготовки и защиты диссертаций экономического профиля в АПК, хотя эта тема для отдельного разговора. Как по-вашему, уважаемый Дохолян: в этой сфере намус нужен? Или можно вовсе и без него обойтись? Я думаю, с этим вопросом необходимо обратиться по адресу – в Министерство образования и науки и ВАК РФ.

 По мнению автора, «У дагестанских народов есть свои нюансы проявления морали, нравственности, культуры, свое понимание справедливости». Автор статьи пишет: «Российские законы здесь работают плохо, нередко их используют для сведения личных счетов. Поэтому и развивается конкуренция юрисдикций, когда наряду с российским правом действуют и нормы шариата». Далее автор подсказывает неизвестно кому, что нужно сделать: «Первое, что нужно сделать с Дагестаном – вернуть его в правовое поле России. Нельзя проигрывать конкуренцию юрисдикции, чтобы Дагестан жил по особым законам». Тут же возникает вопрос: а Россия сама разве находится в правовом поле?

К сведению автора, многие дагестанцы и сегодня сохранили ценности, дошедшие до наших времен. Это – народная мудрость, традиции, обычаи, обряды и дагестанский намус. Кстати, понятие слова «намус» не каждый поймет,  а дагестанцы хорошо знают это слово. За ним скрывается целый морально-нравственный кодекс жителей Дагестана. Это основные аспекты жизни народа, регламентированные неписаным законом. Они учат и наставляют молодое поколение на сохранение нравственных, культурных и справедливых начал.

Дохолян пишет о существующих противоречиях дагестанских ценностей в правовом поле России, о кланах: «Но родоплеменная основа не позволяет людям в Дагестане эффективно использовать свой потенциал на госслужбе. Государство для дагестанцев далеко не на первом месте, на первом плане – тот тухум (род), который тебя продвинул». Но позвольте спросить: почему такая страна, как Япония, крайне консервативная по своему социальному укладу, сохраняя его, сумела достичь успехов в экономике, причем выдающихся? Почему нет выработанных и обоснованных социально-экономических предложений по трансформации бытующих в Дагестане форм и проявлений в позитивное русло? Почему бы не выработать оптимальную модель современного социально-экономического уклада Дагестана, в которой дагестанцы, не потеряв своих исконных ценностей и национальных особенностей, а напротив, используя свои преимущества и потенциал, строили свою современную экономику? Почему бы им этим не заняться, т. е. институту, призванному заниматься напрямую именно социально-экономическими исследованиями?

Для поднятия культуры и уровня жизни ценности, входящие в понятие «намус», должны стать определяющими в самосознании и поведении каждого дагестанца и дагестанского общества в целом. И, чтобы эти моральные ценности имели, помимо всего, правовой характер и не вступали в противоречие с законами Российской федерации, как раз и нужна работа научного сообщества, способного предложить власти приемлемые модели социального и экономического уклада общества. К примеру, я на всю жизнь сохранил то, что услышал в детстве от дедушки и  бабушки, отца и матери, аксакалов. Благодарен умному школьному учителю, который наставлял нас уважать обычаи предков, трудиться, соблюдать советы родителей и старших, сохранять намус и нравственные ценности нормального дагестанского человека. Ведь, уважая собственные традиции, мы научились чтить и чужие, что не менее важно в нашем многонациональном государстве. Как эти морально-нравственные ценности проявляются и как их соблюдают в условиях рынка в целом по России, мы имеем возможность наблюдать и в быту, и в политике, и в экономике, и в искусстве, и в науке. Другое дело – придать этому процессу бурное развитие, направить усилия общества, власти на раскрытие экономического потенциала республики, что, на мой взгляд, и может породить если не «экономическое чудо» стран тихоокеанского бассейна, то, по крайней мере, повторить успешный пример Татарстана.

Еще одна цитата: «Бюрократизм, коррупция, желание отдельных чиновников нажиться на вашем проекте – это не полный перечень проблем для инвестора со стороны. Таковы особенности инвестиционного климата в республике». Далее пишет: «Какие-то проекты продвигаются в том случае, если они курируется местными элитами или кланами. Но кланы не обладают высоким уровнем профессиональной подготовки, чтобы создавать производство высокого уровня сложности, технологически сложного проекта и производства выше их возможностей». Или другая цитата: «Теневая экономика в Дагестане питает коррупцию, криминал, вместо соблюдения законов работает теневая власть, продаются и покупаются должности, бизнес платит теневые налоги чиновникам и силовикам, реальное управление переходит к тем, кто вне закона. В этих условиях те, кто работает «вбелую», оказываются под прессом налоговых и иных контролирующих органов. А тот, кто платит за крышу, может не обращать внимания на правила».

Чем же автор подкрепляет сказанное? Абсолютно ничем, поэтому эти разговоры являются домыслами. Какие кланы разрабатывают инвестиционные проекты, чтобы обладали профессиональной подготовкой? Все похоже на правду, но только похоже, и с автором здесь можно было бы согласиться, если бы он привел хотя бы один пример. В каком предприятии, в каком ведомстве, в каком министерстве или в какой компании происходит подобное? Поскольку такого примера автор не приводит, значит, сказанное является ложью. Как ученый-экономист, автор статьи не имел права давать оценку, основываясь на недостоверной информации и на свои личных суждениях. Без подтверждения сказанного фактами все им сказанное является ложью, абсурдом. Ученому мужу высказанное следует доказать цифрами и фактами, с экономической точки зрения, хотя бы ради того, чтобы сохранить степень своего профессионализма перед специалистами.

Мне очень хотелось бы получить ответ на один вопрос. Господин Дохолян, вот уже более 7 лет, как вы числитесь заведующим кафедрой ДагГАУ, не прочитав ни одной лекции, не проводя ни одного занятия со студентами, появляясь от случая к случаю на кафедре, получаете заработную плату. Это как называется: коррупцией, потерей порядочности, честности, или это ваша скромность?

Не говоря уже об ученом, экономисте, в любом человеке необходимые и важные качества – это правдивость, интеллигентность и интеллектуальность. Беда наша сегодня – это некачественные продукты, хвастливые и коррумпированные руководители и фальшивые, малоэффективные ученые. К чему я сейчас, спросите вы. Я хочу обратить ваше внимание на один очень важный момент. Мы не хотим признать наши собственные недостатки, поэтому и не знаем, прежде всего, себя, свои профессиональные, культурные и человеческие качества, свои традиции и историю. Не зная ничего из сказанного, не стоит указывать на недостатки других.

Автор статьи возглавляет Институт социально-экономических исследований Дагестанского НЦ РАН, где имеется базовое финансирование, высокая заработная плата, соответствующий персонал, прекрасные условия, компьютерная и другая техника. Над чем работает этот Институт? Думаю, поскольку это не коммерческая тайна, он просто обязан представлять обществу (налогоплательщикам) сведения, во что обходится сегодня его содержание: какова отдача от работы, экономическая ценность его научного труда, каковы затраты и экономический эффект от внедрения научно-экономических разработок (если есть таковы). Или же Институт работает для полки?

Поскольку Дохолян – ученый, экономист и регулярно в своих публикациях и различных высказываниях выставляет себя в качестве вечного двигателя экономики республики, мне бы хотелось задать ему единственный вопрос: что из предложений и разработок института, из его личных проектов внедрено и дает пользу реальному производству, экономике Дагестана? Чтобы экономика испытывала на себе влияние науки, проекты должны работать на повышение ее эффективности, главным образом – производительности труда на предприятиях. «Наука – техника – производство» должны работать слаженно. Если нет такой связки, то грош цена таким разработкам. И, наконец, автору статьи я бы хотел посоветовать, не нанося ущерба экономике республики, не занимаясь поиском случайных заработков по вузам РД, не искать корысти, не пытаться подстроиться, а сделать что-либо полезное, хотя бы исполнять свои прямые обязанности профессионально и качественно, как учёный-экономист.

Думаю, было бы целесообразно, если на правительственном уровне приняли решение во избежание дублирования и расхода лишних бюджетных средств передать функции Института социально-экономических исследований Дагестанского НЦ РАН Министерству экономического развития РД. Я знаю, что последнее указанные функции практически выполняет давно, к тому же успешно.