К вопросу об использовании восточных монет в Дагестане XVI – первой половины XIX в.

Денежные знаки, употреблявшиеся в Дагестане в дороссийскую эпоху

14.04.2018 в 08:20, просмотров: 1205
К вопросу об использовании восточных монет в Дагестане XVI – первой половины XIX в.
Медная монета XIII века нуцала Сарира - Байара, сына Сураката

Долгое время историки и экономисты считали, что коренное население Дагестана жило натуральным хозяйством, вплоть до включения названной кавказской территории в состав Российской империи (1813 г.). Соответственно, эти исследователи полагали, что дагестанцы совершенно не употребляли деньги, отчеканенные в тех или иных великих империях, кроме Российской, хотя и знали в общих чертах об их существовании и данное обстоятельство нашло отражение свое в дагестанских языках. Авторы статьи, которая публикуется здесь, перерыли огромное количество дагестанских арабографических текстов, написанных за два с половиной столетия, предшествующие полному вхождению Дагестана в состав России, где говорится о податях, налогах и различных сделках.

Работа над историческими источниками: поиски новых, точнее, неизвестных кавказоведам ранее носителей информации о прошлом зон традиционного расселения этнических дагестанцев и, одновременно, разыскания в уже известных науке текстах, - прежде всего в дагестанских по своему происхождению, но написанных на восточных языках (в пределах XVI – первой половины XIX вв.), - показали, что здесь все не так просто. Обнаружилось, во-первых, что этнические дагестанцы прекрасно знали монеты мусульманского Востока; во-вторых, выяснилось, что монеты они все-таки чеканили – с арабской и, одновременно причем, с грузинской надписью, а имело это место в Сарире, в XII в. н.э.

Нами показана номенклатура названий восточных монет, имевших то или иное хождение в дороссийском Дагестане и сделана попытка установить источники их проникновения.

 

Аббаси

Этот термин, известен языкам современных дагестанцев - в значении 20 копеек, причем подразумевается, что предки называли так серебряную монету. Упоминается аббаси в Нагорном Дагестане с начала 2-й половины XVII в., а также в последующие времена. Так, например, мы знаем, что один из жителей Андийского участка Аваристана купил у ученого ободинца (означает это, что аварец купил у аварца) книгу на арабском, переписанную последним в 1658/59 г. Сделал же он это за 5 «аббаси». Позднее, в 1666/67 г. аббаси использовали в кумухской зоне Дагестана (РД), то есть в лакской этнической среде. Так, на каждый дом, квартала, который являлся составной частью «города» Кумуха, налагалось - в пользу защитника интересов квартальной общины – по 10 аббаси. В 1735 /36 г. один из жителей бассейна Казикумухского Койсу, являвшийся лакцем по языку, купил у лакской общины, именуемой «Кума», земельный участок, в стоимость которого вошли – наряду еще кое с чем, - 30 «аббаси». В 1743/44 г. арабский документ – опять же из долины Казикумухского Койсу сообщает, что там бывали бараны стоимостью в 15 «аббаси», впрочем, являлись таковыми монеты, изготовленные из низкопробного, видимо, серебра. Для регулирования же юридического спора по своему характеру вкладывалось тогда лакцами 25 «аббаси», изготовленных из «чистого» уже «серебра». На рубеже XVIII – XIX вв. в средней части бассейна р. Авар-ор местные авароязычные аристократы собирали часть податей в «аббаси». Так, с каждой лошади, принадлежащей простолюдину, которая пасется на горном пастбище аристократа, получал последний по одному «аббаси».

В начале ХIХ в. употреблялся термин аббаси при расчетах, которые производила казна ханов Аваристана. Например, одному лицу дано было 9 «аббаси», другому лицу - 6 «аббаси», а на кадии ханства Аварского «лежал» тогда «[долг казне]» в размере 4 рублей и 3 «аббаси». Аббаси – означает «аббасовская». Эту монету начал чеканить правитель Ирана Аббас-шах I с 1620 г. Продолжили чеканку аббаси приемники Аббас-шаха I (например, последние Сефевиды, рубежа XVII – XVIII вв.), а затем, ханы Северного Азербайджана посленадировской эпохи: Гянджинские, Нахичеванские, Шекинские и Ширванские ханы (XVIII в.), а также, чеканка аббаси проходила в дагестанском Дербенте.

Алтын (вар. алтун). Дагестано-нахским языкам Кавказа данное слово в настоящее время, неизвестно, хотя знают их носители, что среди тюркоязычных кавказцев встречается женское имя «Алтун//Алтын». В кумыкском же языке, который принадлежит к числу кавказско-тюркских, алтун (в северной зоне алтын) означает «золото». Вместе с этим, однако, в аварском языке XVIII в. – как, думается, и в других горских языках, - употребляли алтун (вар. алтын ?) в значении, по-видимому, реальная денежная единица.

Так, например, сохранилась собственноручная короткая запись Дибиркади, крупного дагестанского филолога своего времени – человека, который был аварцем из Хунзаха и служил, в свое время, Уммахану Великому, правителюАваристана (ум. в 1801 г.) в статусе канцлера и главного судьи. В названной здесь записи, сделанной, кстати, на арабском языке, а датированной 1873 г., говорится, что некий Али – житель то ли аварского сел. Уриб (Шамильский район РД), то ли аварского же сел. Ириб (Чародинский район РД),- совершил акт. Он «оставил по доверенности (аманат)» у Дибиркадия Хунзахского сумму равную почти «семнадцати» денежных единицам «алтун». Это при том, однако, что не «хватало» здесь для полноты – до суммы в 17 «алтун» - «одного аббаси».

Алтун – фигурирует впервые в русских исторических материалах конца XIV в. – эпохи татарского владычества над русскими, - в качестве, однако, счетной единицы, равной, в XVI в., 6 московским «деньгам» (сравни: восточное и дагестанское таньга).

Алтун считают – думаем, что – обосновано, - золотоордынским наследием, но при этом чеканка монеты под названием алтун зафиксирована только лишь в Московском царстве. Как установлено нумизматами, первый раз был «алтын» отчеканен, причем, из меди, в середине XVII в., что имело место в правление отца Петра I. Позднее, в начале XVIII в., на имперском этапе истории отчеканили русские «алтын» уже из серебра.

Наиболее вероятно, что термин «алтун» (вар. алтын) происходит – как считают специалисты, - от тюркского числительного «шесть» (точнее: «шесть беличьих шкурок»), хотя есть и такие ученые, которые выводят названный здесь термин (со значением: счетная денежная единица) от тюркского слова со значением «золото».

В Аваристане – как, возможно, и в других частях Горного Дагестана – алтун (вар. алтын) знали, что несомненно, в эпоху нахождения этих территорий в составе Иранской империи. Мало вероятно, поэтому, что «аварский» алтун//алтын XVIII в., родился в результате контактов с Россией. Более правильным, наверное, будет видеть здесь татаро-монгольское влияние.

Контект (запись от 1783 г.) позволяет думать, что в Аваристане, как и в других частях Горного Дагестана, алтун//алтын служил - в XVIII в. и в другие времена, - названием какой-то реальной монеты. Отчеканенной была она где-то в пределах мусульманского Востока, являясь там как бы наследием «тюрко-монгольского мира», и имела на себе арабскую надпись «дирхам»; чеканили, таким образом, по-арабски: дирхам, а читали по-тюркски: алтун//алтын.

 

Ашрафи

Данный термин присутствующий в языке современных лакцев («золотая монета»), но вроде бы известный и старым лезгинам (у обоих, видимо, под влиянием контактов с Бухарским ханством), упоминается в Ахты-наме. Это означает фиксацию данной монеты в записи лезгинско-ахтынских преданий, сделанной, наверное, в XVII – XVIII вв.

В Ахты-наме, которое написано по-персидски, говорится, что князек, правивший в Ахтах в давние времена, затратил на создание ахтынских «бань» сумму в размере 1500 «ашрафи».

Монета из золота под названием ашрафи чеканилась на мусульманском Востоке с XV в. Делали это, в том числе, и в Иране. Чеканил ее из золота, например, первый шах из династии Сефевидов, правивший в начале XVI в.

 

Ахча  

Учитывая семантику данного термина (тюрк. «беловатый»), мы допускаем, что именно об «ахча» (у современных кумыков, кстати, как и у «татар», ахча - «деньги») речь идет в Послании кумыкского князя Бийарслана Костековского, написанном по-арабски на рубеже XVIII – XIX вв. Оно - то, которое адресовано его доверенным лицам, проживавшим в дагестанских горах. В Послании этом говорится, что адресаты – по национальности вроде бы аварцы, - должны передать князю Бийарслану «белые деньги», сделав данный акт через посредство одного буртунайца, который числился тогда княжеским «поверенным». По-видимому, это были те, причем, деньги, которые только что получены адресатами от продажи ими (?) княжеского (?) «раба», оцененного князем Бийарсланом в 12 «туманов», то есть примерно в 120 рублей.

Монету под названием ахча//акча начали чеканить на территории Турции, а делали это правители XIV в., принадлежавшие к династии Османов. Это была там мелкая серебряная монета. В XV в. ахча стали чеканить в Средней Азии - Тимуриды (Шахрух-падишах), а в Европе делали это повелители могущественного Крымского ханства, под властью которого находилась веками значительная часть Северного Кавказа.

 

Куруш

Термин этот произносится современными дагестанцами чаще всего как гъуруш и отождествляется с русским рублем. Он отмечен в тексте, который рисует нам ситуацию в кумухской зоне Шамхальства, причем в XIV в. Правда, существующая редакция документа с упоминанием куруша относятся, наверное, к концу XVII в., а может быть даже, что и к началу XVIII в. Итак, в письменном источнике, составленном на арабском языке в XIV в., но дошедшего до нас в относительно поздней редакции, сказано, что главный кадий Шамхальства получает – в числе прочего, - по 30 «курушей» ежегодно, то есть примерно 30 серебряных руб. царской эпохи. Далее, сохранился еще один арабский текст - такой, который показывает течение народной жизни в средней части бассейна р. Авар-ор, существовавшее там на рубеже XVIII – XIX вв. В названном тексте говорится, что арендаторы горных лугов обязаны давать землевладельцам, относящимся к числу местных аристократов, по одному «курушу» ежегодно – с каждых ста овец, принадлежащих этим арендаторам. В арабском документе, который связан с казной ханов Аварии, относящемся к началу XIX в., сказано: из числа «наличных», имевшихся тогда в казне, передано правителю Аваристана - носившему имя «Султанахмад-хан», - 17 «гурушей»; на жене Умахана Великого, носившей имя Китлилай-бике, «лежат», в качестве долга (?), два «гуруша»; на его дочери Баху-бике «лежат», в качестве долга (?), «два гуруша»; на ханском кадии Нурмухаммаде «лежат четыре гуруша»; на некоем «Максуде лежат два гуруша». В завещании, которое составлено и записано было в хунзахской авароязычной зоне Дагестана, в 1799 г., сказано, что местному богачу должен один хариколинец 4 «гуруша», один буцринец – 3 «гуруша», один гинечутлинец – 2 «гуруша», один хунзахец – 3 «гуруша», один ободинец – 2 «гуруша», некий Даитбек – 12 «гурушей» и т.д. Общая сумма долгов, которые причитаются отмеченному здесь богачу – 101 куруш, то есть, примерно 101 царский рубль русским серебром. Далее. В соглашении двух селений хунзахской зоны, от 1802/3 г., сказано, что на нарушившую договоренность сельскую общину, будет наложен штраф в виде быка «стоимостью четыре гуруша». Далее. Из постановления кумухцев, от 1813 г., которое принято было при участии их правителя Сурхай-хана II, видно, что жители Кумуха, как и соседних гористых мест знали денежную единицу «гуруш» и употребляли ее при решении своих дел.

Куруш (даг. гъуруш) происходит, в конечном счете, от французской серебряной монеты XIII в., которую чеканили в г. Тур; от латинского grossus «большой». В XIV – XVI вв. данная серебряная монета получила значительное распространение в Западной, Центральной и Восточной Европе. В Османской империи (Турция), которая контролировала тогда большие территории в Центральной Европе (вплоть до Словакии), стали куруш чеканить с 1687 г.; это была серебряная монета весом почти в 20 г.

 

Манат

В значении «рубль» употребляется это слово в языках ногайцев, кумыков и некоторой части даргинцев. Письменно зафиксирован манат в Прошении «кумыкских» ногайцев, написанном на северокавказском «тюрки» в начале 2-й половины XIX в. В тексте этом рассказывается, что примерно в начале XIX в. кумыкские князья, происходившие из «города» Эндирея, брали с ногайцев - как с подвластного себе элемента, - штрафы в «манатах». Так, на конокрада из числа ногайцев налагали кумыкские князья 10 «манатов». На вора же из числа ногайцев – от 5-ти до 3-х «манатов», в зависимости от стоимости украденного.

Далее. На территории Кайтага, в горном даргинском сел. Викри (согласно арабской записи от 1863/64 г.) брали местные князьки, происходившие из рода уцмиев Кайтагских, - с давних, причем времен (примерно со 2-й половины XVII в.), – крупные штрафы. Взимались они этими князьками с тех лишь викринцев, которые украли что-либо стоимостью в «половину маната» и больше.

Манат – название денежной единицы, которая имела и имеет сейчас широкое распространение по Евразии. Знали манат и в татаро-монгольской среде эпохи Золотой Орды. Происходит же это название – родственное, кстати, русскому «монета» - из Западной Европы, точнее из Рима, где стоял в древние времена храм Юноны «Советчицы» (латинское – Монета). В Золотую Орду, однако, пришел данный термин (манат) не от древних римлян, а гораздо позднее - в эпоху Средневековья, и причем, из Северной Италии.

 

Нукра 

Слово это (в аварском, как и в других коренных языках Нагорного Дагестана: нухъра) означает в переводе с персидского «серебро». Дагестанские ученые XVIII в. употребляли его как дагестанский, причем устный, синоним - эквивалент арабского термина «дирхам» (восходит он к греческому «драхма»). Писать будем ниже, поэтому, «дирхам», - так, как-то дают нам арабские тексты, - но подразумевать будем «нукра».

Итак, в XV в. брали правители Аваристана (гласит повествовательный текст XVIII в.) налог со своих подданных – на территории нынешнего Хунзахского района (РД) – в размере 3 «дирхама серебром». Позднее, в 1617 г. крупная авароязычная община предгорной зоны современного РД, купив огромный земельный массив у княжеской семьи из кумыкского Эндирея, употребила в арабском тексте слово «дирхам», но в значении «малое количество». «Дирхам», но уже как денежная единица, зафиксирован и в Дербент-наме, то есть в тюркском тексте конца XVII в. Там говорится, что в давние времена наложен был на лезгинскую зону Дагестана налог в пользу мусульманских властей, в который входили 40 тыс. «дирхамов наличными». Под 1748 г. отмечено употребление термина «дирхам» в Ахтынской зоне Северного Лезгистана: с нарушителей шариата решено брать штрафы в 10 – с одних лиц, – и в 20 – с других по статусу лиц, – дирхамов.

Слово нукра «серебро» зафиксировано в памятниках персидской поэзии с XIV в. Что же касается дирхамов, то отметим здесь, что в монгольскую эпоху чеканили их к югу от Дагестана и к северу от него, причем даже в Рязани и Ельце. К примеру: чеканили дирхамы в Ширване (с Х в.); в Закатальской зоне современного Азербайджана (в г. Базар, стоявшем на тех землях, которые считались в XVIII – XIX вв. аварскими) и вблизи белоканско-аварских земель, а точнее в грузинском Караагаче. Производилась же такая чеканка от имени династии монгольского происхождения. Речь ведем мы здесь о правителях XIV – начала XV вв., известных историкам как Джалаириды, ибо происходили они из монгольского племени джалаир. Далее. В XV в. чеканили «дирхам» и в Крыму. Здесь же отметим и то обстоятельство, что в значении «мера веса» (примерно, 3 г серебра), то есть как в дагестанской купчей от 1617 г., употреблялось слово дирхам в Османской империи.

Что же касается дагестанского термина нукра в значении «мелкая серебряная монета», то пришел он в Нагорный Дагестан, скорее всего, с юга. Имеется в виду из пределов империи иранских монголов (2-я половина XIII – XIV вв.), где Газан-хан Хулагуид провел известную денежную реформу.

 

Сом

В настоящее время такая денежная единица (как в форме сом, так и в форме сум) дагестанцам не известна. Ее нет даже в кумыкском-тюркском языке Дагестана, но зато употребляется она, то есть сом//сум, в языках Северного Кавказа – как в тюркских, так и в не-тюркских. В XVIII – начале XIX вв., однако, был сом//сум хорошо известен как кумыкам, так и соседним с ними аварцам. Так, например, в арабском документе от 1819/20 г., посвященном взаимоотношениям названных дагестанских этносов – мехтулинцы, кафыркумухцы и араканцы – сом упоминается. Там сказано, что на человека, который взял с кого-либо баранту (в арабском тексте: ишкил), налагается «штраф в один сом». Так же решили эти дагестанцы поступать и еще при одном проступке: брать «штраф в один сом».

Сом//сум – денежная единица, которая употреблялась в Золотой Орде, причем с XIV в. Сохранялся сом//сум и в тех тюркско-мусульманских государствах Евразии, которые возникли на развалинах Орды.

 

Таньга

В настоящее время эта денежная единица языкам дагестанцев не известна, но упоминается она в арабском документе из «города» Кумуха, уверенно датируемом XVI в., а также, в даргинской редакции Свода заповедных законов Кайтаг-Дарго. Речь идет о материалах связываемых с личностью Рустамхана-уцуми, деятеля 1-й половины XVII в.

В кумухском документе говорится, что горский князь, который правил в пределах Лакии и прилегающих земель (XVI в.), прекратил свою «тяжбу» с «[бывшей - ?] своей рабыней» и ее 4-мя «сыновьями». Сделал же князь это получив с них тогда 2 тыс. «таньга».

На мусульманском Востоке, в тех его регионах, которые входили раньше в состав Монгольской империи, - в том числе и на русских землях, - стали чеканить с XIV в. таньга, как особую серебряную монету. В XV в. чеканится таньга и на Южном Кавказе, во владениях ширваншахов (например, в Баку и в г. Махмудабаде), то есть рядом с Дагестаном, что делалось под влиянием, может быть, среднеазиатских монголов-барласов и туркменских династий, которые выросли в недрах монгольской государственности.

От татаро-монгольского термина таньга происходит, как хорошо известно, русское «деньга» (с XIV в.). Последнее слово, кстати, проникло в Аваристан (фиксируется там с XVIII в.), но, правда, не в значении «монета», а в значении «блестящий, красивый предмет», С течением времени перешло оно в аварское имя собственное «Деньга+в»; отца имама Шамиля, например, звали «Мухаммад – сын Деньги».

Туман. В форме тумен употребляется туман в ряде современных дагестанских языков, в значении 10 руб. В Дагестане, на кумыкско-аварском пограничье термин туман употреблен в арабоязычном документе, причем впервые, в 1617 г. Тогда община аварского сел. Чиркей купила у князя Темира Эндиреевского огромный – по кавказским меркам, - земельный массив. Заплатила же данная община за это скотом и дала, вдобавок, 20 «туманов русским серебром»; не исключено, между прочим, что была эта сумма равной стоимости 20 верблюдов (авар. варани), то есть, примерно, 30 тыс.долларов. В 1709/10 г. в Табасаране, с общины которая нарушила соглашение, решили брать 100 «туманов». В 30-х годах XVIII в. в кумухской зоне Лакии знатные люди – например, члены фамилии Качаевых (Къачахъул) – предоставляли кредиты в туманах. Одному человеку дали они тогда 2 «тумана из чистого серебра», другому - 1,5 «тумана», а также давали 1 «туман» и 60 «туманов» в виде «монет хорошего качества», 66 «туманов», 6 «туманов» и т.д. В 1735/36 г. «купил» один лакец земельный участок у общины лакского сел. Кума и заплатил за него больше, чем «два тумана». В 1748 г. в Ахтынской зоне, населенной лезгинами, брали штрафы в туманах: по 3 «тумана» с богачей, главарей и юристов (факих); по 2 «тумана» - с «дома» каждого простого общинника. В 1752 г. в среде закавказских аварцев – в пределах Джарской республики (эл), существовавшей тогда в пределах Алазанской долины - плата за кровь составляла 12 «туманов»; с соучастника похищения девушки – 3 «тумана» в качестве «штрафа», по столько же брали джарцы и с некоторых других правонарушителей; 12 «туманов» брали с села Джарской республики, община которой поступила недостойно; с судьи служившего в данной республике, который уличен во взяточничестве – 3 «тумана» штрафа, что бралось не считая здесь «цены совершенного» им «проступка»; с поджигателя – 5 «туманов», только штрафа. В 1780 г. правитель Аваристана дал двум лакцам-паломникам 3 «тумана серебром». В 1789 г. дидойские аварцы обязались – при нарушении мира, заключенного с грузинами Приалазанья, - платить 10 «туманов» в качестве штрафа, который пойдет, как гласит грузинский текст, в казну «царя» Ираклия II, являвшегося правителем Восточной Грузии. Примерно, на рубеже XVIII – XIX вв. обязались шиназские рутульцы вносить – гласит арабский текст, вырезанный на каменной плите, - по 6 «туманов» в пользу Сурхай-хана Казикумухского, если станут они «поступать вопреки его приказу». В 1807/808 г. заключен был договор между хунзахцами, во главе которых стоял тогда Султанахмад-хан, и гумбетовцами, который тогда же записан был по-арабски. Согласно ему, обязаны были последние (мехельтинцы, аргванийцы и чиркатинцы, а также инховцы) дать – при нарушении ими условий данного договора, - хунзахцам «штраф» в 100 «туманов». Хунзахцы же, совместно с их повелителем, известным как Султанахмад-хан, войском которого они считались, должны были платить – в случае нарушения договора, - 200 «туманов». В 1813 г. постановили Сурхай-хан II и элита Кумуха, что «цена крови» (дият) будет равняться 25 «туманам русским серебром», что и записали они на арабском языке. В начале 2-го десятилетия XIX в., при учете выдач из казны ханов Аваристана отмечались в рукописи и «туманы». В 1829 г. население «Дарго» хорошо знало «туман», который оценивали даргинцы как «стоимость» одного «верблюда».

Туман – широко известная на мусульманском Востоке денежная единица, которая имела хождение на территории, например, Ирана, а также в кавказском Ширване. Появилась она там вместе с монголами, хотя генезис термина, – туман//тумен –восходит, возможно, к языкам древнейшего населения современного северо-западного Китая.

 

Шахи

Термин этот активно употребляется в современных дагестанских языках и в наши дни (шагьи – «5 копеек; медяк»). В начале XIX в. знали «шахи» работники хунзахской казны, находившейся под контролем ханов Аваристана. Так, например, на правительнице ханства лежал долг (?), в состав которого входили 3 «шахи», а на неком Максуде – думается, что видном человеке, - лежали 10 «шахи».

Шахи (в переводе «шахская» монета) известен в Иране с начала XVI в., то есть с первых Сефевидов. Тогда была это, однако, серебряная монета.

 

Фельс

Языкам современных дагестанцев фельс (мн.ч. фулус) не известен. В Послании знаменитого дагестанского ученого рубежа XVII – XVIII вв., однако, а именно, Мухаммада, происходившего из сел. Кудутль, - в том, которое направлено было Мухаммад-нуцалу Аварскому, - фельс, при всем этом, упоминается. Там говорится: не следует - примерно в 1703/704 г., – считать, что «шамхал» Гирей-хан (?) «погубит» страну, которой владели его «предки», сделав это «за фельсы» могущие поступить иранских «еретиков».

Денежная единица, отчеканенная из меди или бронзы под названием фельс, известная, кстати, еще средневековым арабам (от латинского follis), имела хождение в закавказских средневековых государствах. В после-надировскую же эпоху – в истории Среднего Востока и Кавказа, – чеканили фулус в г. Баку, а также в таких ханствах Северного Азербайджана, как Гянджинское и Шекинское.

 

Вывод. В связи с тем, что ряд отраслей дагестанской экономики – в дороссийскую эпоху, - носила характер преимущественно натуральный, большинство налогов и штрафов взимались зерном и скотом, а торговые сделки проходили обычно в форме взаимообмена. При всем этом, однако, во многих случаях в ход шли и монеты. Это бывало при заключении некоторых торговых, как и иных, сделок, а также при взимании некоторых налогов, при отдельных наложений штрафов и т.д.