Нарисуем, будем жить

Нарисуем, будем жить
Фото: pexels.com

Республика не осваивает федеральные деньги, порядка 12,5 млрд рублей, данные «на халяву», но легко вписывается в инфраструктурный кредит на строительство магистральных систем водоснабжения суммой 10,5 млрд рублей. Вот такая вот бритва Оккама по-дагестански. То есть дагестанские власти по своему трактуют принципы экономии и бережливости и отсечение ненужного при объяснении своих поступков. Вернее эти поступки, толком никто и не объясняет.

Чем отличается прямая инвестиция от кредита, в нашем случае инфраструктурного, надеюсь объяснять никому не нужно. Как не нужно пояснять тот факт, что потенциальный экономический эффект от освоения бюджетных средств, и развития отдельного кейса с водоснабжением, который является кредитом, пусть и под 3% годовых, и который всё-таки нужно будет отдавать на протяжении, на минуточку, 15 лет. Безусловно, дело хорошее, и чтобы его (кредит) получить, наверняка пришлось постараться, но в этом уравнении слишком много «но»... Не говоря уже о том, что не нужно путать божий дар с яичницей, и не мудрствуя лукаво, набрасывать на вентилятор под названием «инфраструктурный кредит на строительство системы водоотведения» весь массив хотелок экономического блока Правительства республики. Начиная от драйверов роста экономики и заканчивая развитием туризма и новыми рабочими местами.

Тем более, как уже писал «МК в Дагестане» в материале «Инфраструктурный кредит в Дагестане освоят без дагестанцев»  с мультипликационным эффектом проекта для экономики республики, не все так радужно. Мало того, что поставщик труб для строительства водовода и подрядчик строительства - фирмы не дагестанские, так и, судя по всему, аффилированные. Возникают резонные вопросы к тому, что ни материалы, ни рабочая сила, могут не иметь никакого отношения к Дагестану. Хотя кредит очень даже наш. Польза для экономики как «драйвера роста» выглядит не вполне оправданно.

И еще! Понятно, что нужны победы, добрые инфоповоды, но вода хоть и важный ресурс, но не панацея и не спасательный круг. Это долгие деньги, масштабный проект, сложный, и как бы это не звучало странно, сложный в первую очередь инфраструктурно и логистически.

Пожелания и возможности

Нормативно-правовую базу предоставления инфраструктурного кредита составляет постановление Правительства РФ от 14.07.2021 №1190 «Об утверждении Правил предоставления, использования и возврата субъектам РФ бюджетных кредитов, полученных из федерального бюджета на финансовое обеспечение реализации инфраструктурных проектов».

В этом документе, в частности есть интересный пункт, согласно которому сторона заявитель должен указывать источник средств погашения кредита, кроме того, там прописана связь погашения кредита и бюджета субъекта - это означает прямую связь с налоговыми доходами Дагестана. Говоря, проще, рядовой дагестанец, платящий налоги, в том числе, будет источником погашения кредита. Если еще проще, кредит всегда погашается за счет доходной части бюджета.

Для справки: верхний предел государственного внутреннего долга Дагестан в 2022 году составил порядка 11 млрд рублей, расходы на его обслуживание - 93 млн рублей, а дефицит республиканского бюджета Дагестана - более 12 млрд рублей (это 7,1% доходной части бюджета республики). И это, если не забывать, что Дагестан лидирует в списке дотационных регионов страны - Дагестану в 2022 году выделено 72,9 млрд рублей в качестве дотаций на выравнивание обеспеченности бюджета.

Вертикаль жизни

Кстати, с выравниванием бюджетной обеспеченности вообще интересный кейс. Я бы сказал системный, для Дагестана. Кремль ежегодно выделяет определенный денежный транш в виде дотаций для Дагестана в целях выравнивания бюджетной обеспеченности между субъектами РФ. Иначе говоря, Дагестану дают столько - сколько экономический блок Правительства республики смог обосновать как необходимость. Часть денег, как известно, мы зарабатываем сами. Весь цимес в том, что часть денежных средств выделенных республике теряется в целевых программах или просто размывается по вертикали.

История с инфраструктурным кредитом для Дагестана также может пойти по этому же сценарию. К сожалению, с крупными проектами в Дагестане, этот вариант развития событий, далеко не редкость. Федеральный центр это понимает. В одном из своих последних интервью заместитель председателя Правительства РФ Марат Хуснуллин даёт отчетливый сигнал, проговаривая один из главных принципов при выделении денежных средств регионам: «чтобы все деньги дошли в экономику».

В таких условиях межсубъектная зависть только усиливается (у социологов есть, так называемый, «показатель ненависти к центру»). Этот же принцип применим и к отношениям внутри субъекта - на уровне муниципальных районов. Согласно федеральному закону «Об общих принципах организации местного самоуправления в РФ» (ст. 60 и 61), существует выравнивание бюджетной обеспеченности на уровне поселения и на уровне муниципального района (городского округа). Происходит это довольно витиевато.

Уровень поселения. Дотации для поселения идут из двух фондов: региональный фонд финподдержки, который создаётся на уровне бюджета республики, и районный фонд финподдержки, создаваемый на уровне муниципальных районов. Выделение дотаций на нужды поселений из районного фонда утверждается в бюджете МО на очередной финансовый год. Так что проследить, каков объём дотаций, очень сложно (читай: невозможно). Общественного контроля, конечно же, нет (либо о нем никто не знает).

Для выделения денег из указанных выше фондов есть специальные методики (критерии). О них сказано в законе «Об общих принципах организации местного самоуправления в РФ» и законе РД «О республиканском фонде финансовой поддержки поселений РД». Размер дотации муниципальному поселению из фонда всегда определялся по формуле: Д = Р - НП , где Д – дотация муниципальному поселению; Р – суммарная оценка расходных потребностей на выполнение полномочий муниципальным поселением; НП – налоговый потенциал муниципального поселения. А есть ещё методика определения расходных потребностей поселения, определения объёма фонда, численности населения поселения, усреднённой зарплаты и прочих составляющих, влияющих на объём дотации.

На уровне муниципальных районов похожая картина. Только дотации на нужды районов идут из специально созданных региональных фондов финансовой поддержки муниципальных районов (городских округов). Информация о том, сколько тот или иной район получит дотаций в текущем году, содержится в бюджете республики на очередной год. К примеру, в 2022 году больше всего дотаций на выравнивание бюджетной обеспеченности муниципальных районов Дагестана выделили Буйнакскому району (глава – Камиль Изиев) – 261 228,0 тыс. рублей. Второе место у Ботлихского района - 241 144,0 тыс. рублей, третье место у Левашинского района - 219 689,0 тыс. рублей. Методика распределения дотаций на нужды районов строится по большому счёту по тому же принципу, что и в случае с поселениями.

Критерии, которые служат основанием предоставления дотаций поселению или району, мягко говоря, мутноваты. Чего только стоит, к примеру, определение уровня бюджетной обеспеченности поселения или района (проще говоря, хватает ли бюджету денег на обеспечение «прожиточного минимума» или нет), который служит одним из основных критериев выделения дотаций. Это в том случае, если этот уровень не превышает установленный норматив.

Читайте внимательно (!): уровень бюджетной обеспеченности определяется сравнением налоговых доходов на одного жителя, которые могут быть получены бюджетом МО исходя из уровня развития и структуры экономики и налоговой базы (налогового потенциала) с аналогичным показателем в среднем по муниципальным образованиям Дагестана с учётом различий в структуре населения, социально-климатических, географических и иных объективных факторов и условий, влияющих на стоимость предоставления муниципальных услуг в расчёте на одного жителя. Сложно, и можно трактовать двояко. Вариантов, как для вольной трактовки, так и для потенциальных расхождений в расчётах, всегда будет хватать.

Не мытьем, так...

Вот и получается, что в условиях кризиса, экономии средств и обострения конкуренции не только межсубъектной, но и внутри субъекта, мы вписываемся в крупные проекты с кредитами на длительные сроки, жертвуя своими доходами. Конечно, в идеале, все может быть довольно таки не плохо. Не говоря уже о том, что можно порадоваться, что нам дают участвовать в подобных проектах, с нашей дотационностью, и... так сказать... «кредитной историей». Австрийский социолог Карл Поппер называл проверку на опыте критерием демаркации между наукой и ненаучным подходом. Вот и проверим нашу кредитоспособность опытным путем. А там ведь, за 15 лет, многое может и измениться. Как вариант, появится добрый дядька в голубом вертолете, и бесплатно покажет кино. Переводя на дагестанский иждевенческий: впишется за дагестанского брата и поможет с кредитом. На языке экономическом это звучит так: «внебюджетные источники финансирования».

Что еще почитать

В регионах

Новости региона

Все новости

Новости

Самое читаемое

Автовзгляд

Womanhit

Охотники.ру