Хроника событий Шойгу провел переговоры с министром обороны Турции Лавров отреагировал на отказ Турции присоединиться к антироссийским санкциям Что стоит за переброской спецназа к границам сирийского Идлиба В Кремле отказались рассуждать о возможной финансовой помощи Турции Президенты Турции и России обсудили двусторонние экономические и торговые отношения

Аварско-лакские литературные связи XVIII – нач. XIX вв.

К вопросу о единстве дагестанской культуры

09.01.2018 в 12:25, просмотров: 5371
Аварско-лакские литературные связи XVIII – нач. XIX вв.
Дорога на верхний Гуниб

Рассматривая отдельные хронологические срезы в истории Дагестана, нетрудно отметить, что XVIII век по насыщенности и разнообразию происшедших в течение этого столетия событий, по количеству выдвинувшихся в это же время из среды дагестанцев выдающихся деятелей – военачальников, руководителей народных движений и государственных деятелей (правителей) и получивших всеобщее признание ученых-алимов занимает исключительное место.

Исторический экскурс

В течение XVIII в. в Дагестане скрестились военно-политические интересы таких крупных государств, как Россия, Иран, Турция, а также соседней Грузии. Именно в XVIII в. объединенными силами дагестанских народов был разгромлен (в 1742 г.) «гроза вселенной» иранский Надир-шах, пытавшийся захватить Дагестан и закабалить дагестанские народы.

В XVIII в. Дагестан дал таких выдающихся личностей – военачальников и предводителей, руководивших борьбой дагестанцев за свою независимость и свободу, как Сурхай-хан 1 Кази-Кумухский, Хаджи-Дауд Мюшкурский, Ибрагим-Хаджи Урадинский, Хан-Муртазали Кази-Кумухский, Умма-хан Аварский и др.

Однако при всей суровости жизни и трагичности происходивших в то столетие событий в Дагестане XVIII век в его истории является ярким свидетельством величия духа и стойкости дагестанских народов, так как при самых тяжелых условиях тогдашней действительности здесь продолжалась активная интеллектуальная жизнь, именно в этом веке творили многие из знаменитых дагестанских ученых-алимов: Мухаммад Кудутлинский, Мухаммад Убринский, Абубакар Аймакинский, Дауд Усишинский, Дамадан Мегебский, Мухаммад Ярагский, Джамалудин Кази-Кумухский и другие. В этой когорте выделяется и Дибир-кади Хунзахский, который был ученым разносторонних интересов, крупным государственным деятелем, пользовался большим авторитетом среди ученых. Они получили признание и за пределами своей родины, были известны в исламском мире. Представители дагестанской «арабо-мусульманской» науки – алимы – являли собой общедагестанскую, наднациональную интеллигенцию, они были представителями науки не того или иного из дагестанских народов, а представителями общедагестанской науки. В этой связи вспоминаются слова А. Мюллера, высказанные им в «Истории ислама» в 80-х гг. XIX в. о том, что средневековые ученые мусульманского мира, независимо от того, в каком из государств они жили, считали себя учеными всего исламского мира. Перефразируя эти слова, мы можем сказать: дагестанские алимы были учеными дагестанскими. Не представляются корректными утверждения, что Мухаммад Кудутлинский – аварский ученый, Мухаммад Убринский – лакский ученый, Дауд Усишинский – даргинский ученый и т. д. Такими утверждениями мы принижаем их роль в истории дагестанской науки. Они представляли единое общедагестанское научное и образовательное пространство. Именно стараниями таких дагестанских алимов, помимо и других факторов исторического, географического характера, в Дагестане возникло единое культурно-историческое пространство, в котором интенсивно проходили процессы интеграционного характера в жизни и культуре, в том числе и художественной (поэтической), дагестанских народов.

В этом едином культурно-историческом пространстве шли процессы взаимовлияния и в области художественных словесных культур, и возник довольно большой фонд «общих» народно-поэтических произведений. При этом выделились и зоны, в которых распространены такие произведения, ср. целый ряд исторических песен и баллад, известных среди аварцев, даргинцев и лакцев.

В русле таких культурных связей следует рассматривать и выявляемые двусторонние связи, которые являются частным случаем взаимодействия культур дагестанских народов. В таком плане следует рассматривать бытующие у аварцев и лакцев одинаковые, «общие» народно-поэтические произведения. В таких произведениях отмечаются не только одинаковые сюжеты, но и очень близкие меж собою варианты одних и тех же исторических песен и баллад.

 

Единство литератур

Среди распространенных у обоих народов поэтических произведений отметим такие, как «Хочбар» («Ххучилав»), «Песня о разгроме Надир-шаха», цикл «Песни о набегах», «Камалил Башир» («Камалул Баши»), «Песня о Кайдаре», «Сестра Сулеймана» («Брат Сулейман»), «Красавец Салман», «Песня Герги», «Али, оставленный в ущелье», «Красавица Ашура», «Каримил Хаджи» («Алил Магомед»), «Песня о Бук-Магомеде» и др. Подобного рода «общие» поэтические произведения возникли в процессе взаимовлияния и взаимопроникновения народно-поэтических произведений от одного народа к другому. Соответствующий историко-филологический анализ позволяет выяснить, у какого народа первоначально возникло то или иное произведение, в данном случае у аварцев или лакцев. Учет факторов исторического, лингвистического и географического порядка позволяет прийти к заключению, что целый ряд из них был первоначально создан в аварской среде. К ним относятся «Хочбар», большинство из «Песен о набегах», «Камалил башир», «Песня о Герги» и др. Лакские истоки выявляются в аварских произведениях «Песня о Хадаре», «Зардухил Али», «Бук-Магомед» и др.

Обращает на себя внимание тот факт, что аварско-лакские культурные связи в области народно-поэтических произведений выявляются в эпических песнях, относящихся к XVIII в. И в этом отношении временные рамки того столетия сказались весьма богатыми процессами взаимодействия культур соседних народов, как и в отношении насыщенности событиями военно-политического характера.

Особое место в аварско-лакских культурных связях, относящихся к событиям XVIII века, занимает широкое представление в народной поэзии этих народов произведений, относящихся к циклу так называемых Песен о набегах.

Этот цикл связан с т. н. дагестанскими набегами в Грузию, в особенности в Кахетию (Восточная Грузия) в XVIII в. В Грузии эти события называют лекIианоба («дагестанство»), «набеги леков» (т. е. дагестанцев).

Особой близостью меж собою отличаются лакские и аварские варианты «Песен о набегах». Как было отмечено, лакские варианты в большинстве случаев восходят к аварским и максимально близко воспроизводят исходный аварский текст. В лакских вариантах очень точно переданы устойчивые поэтические выражения, характерные для аварского языка, в особенности эти моменты проявляются в лакских песнях «Маллачил Иса» и «Илдар Нажмуттин», которые во многом повторяют фрагменты из аварской «Песни о Хромом Ражбадине».

Несомненно, что в процессе лексико-семантического взаимодействия аварского и лакского языков в организации художественного текста сложились определенные традиции, способы и приемы передачи особенностей поэтической и образной системы одного языка на другой.

Очень много идентичных «переложений» из аварских текстов наблюдается в лакских вариантах песен о набегах. Отметим ряд таких мест:

1. Авар.: Бисмиллагьги абун, чоде вахиндал,

ХIурулгIинзабаца хIотIочIел ккурав.

 

 Садясь на коня, сказал: «Во имя Бога»,

 Гурии же держали ему стремя»

 

 Лак.: Салаватгудуртун, бурттиикIайни,

ЧчармузивдургьунахIурулэнтурал

 

2. Авар.: Алазанги къотIун, Къарбиги бахун…

 

Переправившись через Алазан, перейдя Карби (Иори)…

 

 Лак.: Аьлазангулавхъун, Кьавругубивтун….

 

3. Авар.: Гьаб гьитIинаб къокъа киса-шибабун,

Къокъадул ццевехъан шиб росолъаян?

Гьаб гьитIинаб къокъа белехь гинансал,

Къокъадул ццевехъан Рекъав Ражбадин.

 

 Этот маленький отряд откуда будет,

 Отряда предводитель из какого аула?

 Этот маленький отряд балаханцев с унцукульцами,

 Предводитель отряда Хромой Ражбадин.

 

 Лак.: МучIириссакьюкьачасса дури тIий,

МукьюкьлулцIивикъанчассауритIий?

ВачIириссакьюкьаИгьаллалвирттал,

КьюкьлулцIивикъангу Илдар Нажмуттин  (// МаллачилЭса).

 

4. Авар.: ТуманкIул харица михъалги чIурхIун

 

 Ружейным порохом усы опалив…

 

 Лак.: А(гъ)зиятралцIаралссирссилттуччучлай…

 

5. Авар.: Цо гьари гьабуна Ражбадиница…

 

 Одну просьбу (молитву) сделал Ражбадин…

 

 Лак.: Заннайнгьарибувна та Нажмуттиннул

 

6. Авар.: ВачIа, ле Ражбадин рекъел гьабизин…

 

 Ступай сюда, Ражбадин, заключим мир…

 

 Лак.: Нану, дакьаву да, Илдар Нажмуттин

 

Следует также отметить, что в аварских и лакских эпических песнях этого цикла нередки одинаковые устойчивые образные выражения, эпитеты, своеобразные «штампы» и т. п., ср.: гьитIинаб къокъа – чIарасса кьюкьа («маленький отряд»), къокъадул ццевехъан – кьюкьлул цIивихъан («предводитель отряда»), хIаму лгуржиял – ттукку гуржи («ненавистные, букв. «ослиные», грузины») и др.

 4. В организации художественного текста в общих народно-поэтических произведениях важную роль играет ономастическая лексика – имена персонажей и топонимы. При их передаче («переводе») выявляются определенные закономерности, обусловленные языковыми особенностями. В связи с этим нуждается в «расшифровке» ряд собственных имен, представленных в лакских вариантах произведений.

 5. Имя известного фольклорного героя «Песни о Хочбаре» Ххучилав (Ххучулав) является вариантом авар. Ххучубар (Ххучбар), которое было адаптировано в лакском языке в виде полукальки с заменой элемента -бар патронимическим элементом -лав (заимст. из авар.) со значением «сын», т. е. «сын Хучи». Ср.: авар. Хундерил ханасул хабар бачIана / Гьидерил Хучубар Хунзахъе щвеян «От Хунзахского хана весть пришла, чтобы Гидатлинский Хочбар приехал в Хунзах»; лак. Ярттал Оьмахан налхаваргьанбуври / БатирХхучилавлухьцачIаннанутIий «Яртахский (Хунзахский) Умахан послал весть, предлагая герою Хучилаву приехать к себе».

6. В песнях о набегах фигурируют имена (Рекъав) Ражбадин «(Хромой) Ражбадин» и Хъараш МухIама «Хараш Магома» у аварцев, Маллачил Эса (Маллачилав) «Иса сын Маллачи» у лакцев. В материалах А. Каяева по лакскому языку и истории (изд. в 2010 г.) представлена песня из цикла о набегах «Илдар Нажмуттин», которая является вариантом аварских песен о Хромом Ражбадине и Хараш Магоме и лакской о Маллачил Иса.

В лакском варианте песни имя Ражбадин замещено соответствующей формой Нажмуттин, т. е. они представляют собою имя одного и того же персонажа песни о набегах. Что же касается первого компонента Илдар в двусоставном (на первый взгляд) имени Илдар Нажмуттин, то он в данном случае выступает не как собственное имя (как первый компонент сложного имени), а как определение к имени Нажмуттин, ср. авар. рекъав, «хромой» в (Рекъав) Ражбадин.

В словосочетании Илдар Нажмуттин слово илдар означает «предводитель», что является точным переводом на тюркский (кумык., «чагат.» – ?) язык авар. слова ццевехъан «предводитель», т. е. Илдар Нажмуттин (в переводе с авар. песни о «(Хромом) Ражбадине» означало «Предводитель Нажмуттин». Ср. авар. Къокъадул ццевехъан рекъав Ражбадин «отряда предводитель – хромой Ражбадин»; ВачIа, ле Ражбадин, рекъел гьабизин «Ступай сюда, Ражбадин, заключим мир!» – Лак. Нану, дакьаву да, Илдар Нажмуттин «Давай (приди), Илдар Нажмуттин, заключим мир!». В лак. Илдар Нажмуттин имеем точную передачу авар. Ццевехъан Ражбадин.

7. Известное у аварцев «Гергил кечI» («Песня Герги») у лакцев известно как «Ккурккихассабалай» («Песня о Курки»). Эта песня возникла у аварцев, точнее у чохцев, у которых издавна бытовало предание о живших в соседстве Герги и Панусе. О содержании песни и предания писал еще в 80-х гг. ХIХ в. О. Каранаилов в статье «Аул Чох» (см.: СМОМПК. Вып. ХIV). Лакский вариант этой песни, записанный в 1974 г. в с. Ури (в соседстве с андалальцами), представляет собою переизложение, но весьма близкое к оригиналу, авар. «Песни Герги» на лакский язык. Но при этом, в отличие от многих «общих» аварско-лакских эпических песен, в этих вариантах использованы разные размеры стиха: в аварском – четырнадцатисложный, а в лакском переводе – одиннадцатисложный. Ср.:

Вонугила, вадир вас, …дуе гъоркь чIейбатила – Магьара, ххираарс, луркIанлякъайча «Не ходи, мой сын (родимый), то засаду найдешь»;

Пиридил пархи буго сухмахазул ракьанда, / Зобалъул гъугъай буго дал гургинал гухIазда «Блеск молний, вижу я, у начала горных троп. Гром гремит, слышу я, на круглых на тех холмах» – ЦIупартIундиркIуназунтталбакIурдай / Къув-аьстIунбивкIунабакIурдалчулух«Молния стала сверкать на горных вершинах, / Гром стал греметь со стороны вершин».

Хотя лакский вариант является переложением аварского и при этом использован другой стихотворный размер, содержание передано точно, и довольно часты текстовые совпадения. Отметим ряд таких фрагментов.

 

Авар.: Киндай-щибдай инабун / Данде яхун йикIарай:

Кидалго накал ссукIчIев / Эбел хваяв багьадур,

Вай, велъенев вихьула, / Росдал рехьед цебегъун,

Илае тупанкI гIунтIун, / ГIонсое хвалчен гIунтIун.

 

Узнать о случившемся / Ему навстречу пошла:

Никогда не гнул колен / Молодец, да умрет мать! –

Идет – ружье вместо палки, / Вместо посоха – клинок.

 

Лак.:ХьумуркIулбувантIийхьхьичIунлирчусса –

Ликри, кьянкьассия, бавадирчIивул,

Аьрклийнайххалхьуриаьзизссаттуларс,

ТтуршалкIанай – мажар, аьсав – мисри тур.

 

Авар.: Нежер гьеб ругънадаса / Дур вас вахумоккани,

Ясги кьун, дурц лъунхьихьла / ЧIухIараб нежер кьолбад.

 

Если вдруг от раны нашей / Излечится твой сын,

Будет зятем – отдам дочь / И примем в наш славный род

 

Лак.: Агарщавурдая вил арсхъинхьурчан,

Булуннужула душ, хъункъатрал анну.

 

Обращают на себя внимание оба варианта имени героя – авар. Герги и лак. Ккуркки – и их взаимоотношение. Несомненно, они варианты одного и того же имени. Исходным является авар. Герги, которое давно бытует у аварцев, а по происхождению восходит к груз. Гиорги. Оно могло выступать и как обозначение грузина. Лакский вариант Ккуркки является закономерной передачей авар. Герги, хотя в лакском языке оно (Ккуркки) фонетически совпадает с прилагательным ккуркки-(сса) «круглый» (для соотношения авар. ги лак. кк ср. авар. горде – лак. ккуртту, «рубаха; бешмет», а для е (и) – у ср. авар. цIеххизе – лак. цIуххин «спросить»). Вероятно, и встречающееся у лакцев мужское имя Ккуркки можно рассматривать как грузинское, но проникшее через аварский язык.

Процессы взаимовлияния и взаимодействия культур народов Дагестана и прослеживаемые при этом тенденции интеграционного характера в выработке общедагестанских черт заслуживают самого пристального внимания ученых-дагестановедов, так как подобные явления в истории наших народов свидетельствуют о единстве и общности их исторических судеб, а такие научные изыскания будут способствовать сохранению и развитию общедагестанских духовных ценностей.

Отношения России и Турции. Хроника событий