Аварский язык и литература

Аварские ученые-алимы, получившие образование на арабском языке, совершенно не обращали внимания на свои родные языки

28.07.2016 в 12:39, просмотров: 8278

Я считаю, что среди дагестанских языков аварский язык занимает первое место по богатству, ясности и красноречию. Даже не только среди дагестанских языков, но и среди всех тюркско-татарских наречий богатство аварского языка занимает первую позицию.

Аварский язык и литература
Мухаммад-Кади Дибиров

В аварском языке очень много слов, которые не имеют эквивалентов в тюркском языке. [Тогда же как] в противоположность этому отсутствие эквивалентов тюркских слов в аварском языке – явление очень редкое. Богатство и красноречие аварского языка ясно указывает нам на то, что некогда этот язык был языком великого, сильного и культурного (в свое время, конечно) народа. Отсюда следует такой вывод, что дагестанские аварцы есть потомки сильного и культурного, в свое время, разумеется, народа. Из числа дагестанских языков аварский язык наиболее близок к лакскому и даргинскому языкам. В них, наряду с одинаковыми звуками и аналогичным построением предложений, имеется также большое количество общих слов. Это тоже показывает нам, что эти народы в свое время были одним народом и впоследствии в течение длительного времени жили обособленно.

Литература аварского народа в большинстве своем делится на две части: 1) касающаяся войны; 2) касающаяся любви. (Относительно же литературы духовных лиц после принятия ислама, то она, естественно, касается религии и дел потусторонних.) Если ты скажешь аварцу: «Расскажи какое-нибудь поэтическое произведение (шигIру) или какой-либо рассказ», он сразу задаст тебе такой вопрос: «Рокьулищ, кьалулищ?», что значит: «О чем? О войне или о любви?».

На аварском языке имеется большое количество рассказов, в которых обыгрываются обе эти темы (война и любовь). Описание этих рассказов, мечты и фантазии столь прекрасны, что человек, услышавший их, будет поражен. Человек, наблюдающий современную жизнь аварцев, бедноту и вообще их окружение, несомненно, скажет, откуда у народа, живущего среди этих скал и камней во враждебном окружении и совершенно лишенного [условий] жизни, имеются описания и мечты, подобные этим.

Та же самая картина наблюдается в стихотворениях и поэмах на аварском языке, в которых приводятся описания одни удивительнее других. Например, один влюбленный описывает свою возлюбленную такими эпитетами, фантазиями, подобных которым нет у другого народа. И даже переведя их на другие языки, объяснить их будет очень трудно, если даже это вообще возможно. Однако, тем не менее, аварская литература находится в состоянии забвения. Первой причиной этого является то, что люди, которые должны были бы оказывать влияние: ученые, учителя и все просвещенные, находясь под воздействием и влиянием других языков, не придают должного значения родному языку.

Аварские ученые-алимы, получившие образование на арабском языке, совершенно не обращали внимания на свои родные языки. Дело дошло до того, что написать что-либо не на арабском, а на другом языке считалось большим грехом. Они всегда говорили следующие слова: «Араб – фасих, фариси – малих, бакъи – наджис» (арабский – красноречивый, персидский – прекрасный, остальные – нечистые). Естественно, никто не хотел протягивать руки к нечистому. И в последующем, после завоевания царской Россией, люди, получившие образование на русском языке, подобным же образом питали отвращение к своим языкам. [Так] и сейчас товарищи-учителя, находящиеся под влиянием турецкого или русского языков, не хотят придавать [ему] значение. Они говорят: «Для чего [нам] нужна литература языка, не играющего особой роли в современной жизни?» По моему мнению, это утверждение товарищей учителей неверно. Поскольку играет [она эту] роль или не играет – это одно дело, а быть знакомым со старинной народной литературой, собирать ее – совершенно другое дело. Старинная народная литература играет великую роль в науке, особенно со всеми ее разделами в истории. По этой причине ученые всего мира уделяют ей большое внимание.

[Я надеюсь] аварские товарищи-учителя придадут [должное] значение этой чрезвычайно важной проблеме. И если они будут работать над сбором старинной аварской литературы, то будут людьми, которые оказали великую услугу науке и родине.

Я всегда питаю надежду, что сельские учителя, живущие среди народа, обратят свое внимание на эту проблему... Сказать по правде, мы очень многое потеряли, вместе с нашими предками оказалась захоронена и наша литература. В свое время не нашлось никого, кто понял ее необходимость. Произведения, которые необходимо собирать: рассказы, сказки (по-аварски маргьаби), верования, пословицы-поговорки, стихи, поэмы.

 

Примечание «МК в Дагестане»: Мухаммад-Кади Дибиров (1875–1929) родился в селении Гочоб (ныне Чародинского района), жил и творил в переломный в истории Дагестана период, представлявший собой пестрый политический калейдоскоп. Центром общественно-политических страстей, своеобразной сценой, где происходили бурные события, являлась Темир-Хан-Шура, где проживал Дибиров. Он был свидетелем многих важных политических событий в первой трети XX века и принимал активное участие в них. Прекрасно владел родным аварским, а также арабским, русским, турецким и кумыкским языками, используя их в написании статей, очерков, учебных пособий и трактатов, он уделял основное внимание преподаванию. За время своей научной деятельности Дибиров подготовил 12 учебников и научных изданий, в том числе Кумыкский букварь (1913), «Науку о нравственности» – трактат по этике (1915), «Хрестоматию для 2-го года обучения» (на аварском языке), «Букварь для взрослых» (1924), «Учебное пособие для учителей по педагогике и педологии» (1924) и др. Состоявший в религиозной организации «Дини-комитет», Дибиров в 1929 году был арестован и расстрелян.

Здесь мы представляем читателям его статью, опубликованную в журнале «Маариф ёлу» (1928 г., №1. С. 30–32) и переведенную на русский язык н. с. Института истории, археологии и этнографии ДНЦ РАН Исмаилом Ханмурзаевым для публикации в книге Хаджи Мурада Доного и Дахдугаджи Дахдуева «Мухаммад-Кади Дибиров (Карахский). На изломе веков», вышедшей в свет в 2015 году.