Жизнь воина и дипломата, павшего жертвой коварства

Биография аварского правителя Мухамад-нуцала (1730–1772 гг.)

07.08.2015 в 17:14, просмотров: 6288
Жизнь воина и дипломата, павшего жертвой коварства
Аварский правитель Мухамад-нуцал

В середине ХVIII в. Аварское нуцальство вступило в золотую эпоху своего существования, когда «Авария была некогда самым сильнейшим в горах Лезгистана обществом – ханством. Она не только владела многими, теперь уже от нее независимыми обществами, но была почти единственною повелительницею в этой части гор, и от ханов ее трепетали все соседи» . По данным русского генштаба, опубликованным в 1848 г., еще при жизни Шаха-Надира, из-за нанесенных ему поражений, вся Азия считала аварцев непобедимыми, а после его смерти и вовсе «не было силы, могшей их обуздать» . Между тем мы мало что знаем о том, чьими руками было воссоздано величие доисламского Сарира в новых реалиях.

Семья Мухамад-нуцала

Согласно дагестанским историческим материалам, в 1730–31 г. у Ума-нуцала родился сын Мухамад-нуцал, а в 1732 г. – дочь Бахуч-Меседу (ее потом выдали замуж за кайтагского уцмия Амирхамзу), а уже в 1735–36 г. погиб их отец – Ума-нуцал . То есть к моменту смерти отца Мухамад-нуцалу было всего лишь 5 лет.

После смерти Ума-нуцала «ханская власть (ханлъи) находилась в общем распоряжении Мухаммад-нуцала и Мухаммадмирзы – детей Умма-нуцала. Оба они, будучи родными братьями, пребывали в мире и согласии, делились друг с другом думами и действовали, словно бы один человек. Внешне, однако, ханская власть принадлежала лишь Мухаммад-нуцалу» .

Во время прихода в Аварию Надир-шаха братья оказали посильное участие в его отражении и приютили членов правящих фамилий Газикумуха и Кайтага. «Во время правления Мухаммад-нуцала и Мухаммадмирзы, в 1153/1740–41 году по хиджре, Надиршах с многочисленными войсками прибыл в Казикумух. Чулак Сурхай и его жена, не сумев противостоять Надиршаху, сдались ему. Дети же Чулак Сурхая, Мухаммад и Муртузали, которым их честь и достоинство не позволили согласиться с капитуляцией, убежали тогда в Хунзах к Мухаммад-нуцалу и Мухаммадмирзе – хунзахским ханам – просить у них помощи» . В 1742–43 годах в Хунзахе укрывались и члены фамилии кайтагских уцмиев, что, видимо, предопределило возникновение в дальнейшем династийных браков между аварским и кайтагским правящими домами. Они пробыли целый год в Хунзахе, и между ними и нуцалами возникли теплые отношения, результатом которых стал брак между Мухамад-нуцалом и Баху – дочерью уже покойного к тому времени Хан-Мухаммада. Ее замуж выдавал дед – кайтагский уцмий Ахмад-хан, после чего вернулся в Кайтаг, уже оставленный к тому времени Надир-шахом . Итак, в 1743–44 г. Мухамад-нуцал женился на Баху, а свою сестру Бахуч-Меседу, как уже было указано, выдал замуж за уцмия Амирхамзу – брата своей жены .

Согласно Геничутлинскому, «Мухаммадмирза был женат на Патимат, родственнице Хасаймусы Аксайского. От нее у Мухаммадмирзы было двое детей – дочь Китлиляй (которая стала женой Ума-нуцала – прим. автора) и сын Булач, которого называли Младшим Булачом. Других детей у Мухаммадмирзы, кажется, не было» . В противоречие с информацией Геничутлинского входит и сообщение второй половины ХIХ в., согласно которому «Умма-хан – сын Нуцала, а Мухамад-Мирза-хан и Булач – его братья» . Как видно, женой Мухамадмирзы была Патимат, племянница князя Хасаймусы Аксайского. В 1772 году Мухамадмирза и его сын Булач погибли в Ширване, а дочь Китлиляй была выдана замуж за Умахана Великого, своего двоюродного брата.

Более полные данные о семье Мухамад-нуцала встречаются у А. Берже, автора труда, посвященного Нагорному Дагестану и изданного в Тифлисе в 1859 г. В этом исследовании приведена таблица: «Родословная последних колен ханской фамилии Аварии» . Согласно этой таблице Мухамад-нуцал назван Нуцал-ханом и показано, что у него имелось четыре жены:

1. Даргинка Баху, которая умерла в 1181 (1767–68) г.

2. Грузинка Тинатина.

3. Грузинка Мариам.

4. Аварка Бита из села Тлаилух Хунзахского района.

От четырех жен у Мухамад-нуцала имелось 9 детей – 3 сына и 6 дочерей.

1. Ума-нуцал был рожден от Баху – дочери кайтагского уцмия.

2. Хистаман – дочь Баху, вышла замуж за сына мехтулинского хана.

3. Бахтика – дочь Баху, была замужем за карабахским Ибрагим-ханом.

4. Меседу – также дочь Баху – была замужем за кайтагским уцмием.

5. Аймиси – дочь Баху, умерла в 1804–05 г.

6. Гебек – сын Мариам, убитый в январе 1802 г.

7. Сурхай – сын Мариам, умерший в 1786 г. .

8. Султанзада – дочь Тинатин – сначала в начале 1770-х гг. была засватана за Вахтанга – сына грузинского царя Ираклия II, но из-за противодействия алимов, не желавших брака с «неверным», была отдана замуж за одного из членов фамилии табасаранских кадиев. Т. М. Айтберов обнаружил ее могилу в селе Зиль Табасаранского района .

9. Шамай – дочь Биты – по А. Берже была «замужем в Мехтулинском ханстве.

Помимо отражения нападения Надир-шаха, Мухамад-нуцал провел большую работу по укреплению внутреннего единства различных регионов Аварии, по внутренней спайке сложного конгломерата общин и джамаатов, составлявших страну, известную им самим как Маарух. К примеру, вo время правления Мухамад-нуцала Хунзах заключил с Гидатлем соглашение о союзе, они «согласились делить удачу и беду, объединившись и став как бы одним обществом». Заодно были обозначены условия выдачи преступников, разграничения сферы судебной юрисдикции на преступления, совершенные на их территориях и т. д. Подобные отношения были налажены с обществом Анцух и Хванал, которые активно участвовали в его походах в грузинском направлении и служили ему посредниками в налаживании отношений с грузинскими царями. Лидеры приграничных обществ часто выступали в роли послов Аварского нуцальства к грузинским царям. К примеру, Ахалав из региона Хванал (вероятно, из села Гарбутль) находился в «близких отношениях» с Ираклием II, являясь видным военачальником аварского нуцальства и выполняя функции дипломата в отношениях с Грузией . Это был период расцвета Аварского нуцальства, когда, по русским данным, в его «главном городе» Хунзахе – насчитывалось «до 2 тысяч дворов» , а его границы простирались до реки Алазани, Тушети , Ауха, Сулака и до реки Аргун в Чечне.

Отношения между нуцалом и грузинским царем Ираклием II

Из источников видно, что большую часть времени Ираклия и Мухаммад-нуцала связывали добрососедские отношения, которые даже можно назвать союзническими. К примеру, Ираклий II в письме к графу Н. И. Панину от 4 июня 1770 г. пишет, что «все лезгинцы, кроме Кунзухского владельца, будучи подкуплены с турецкой стороны великими подарками, сильные на нашу землю воровским образом чинят нападения и разоряют» . «Кунзухский», т. е. хунзахский «владелец» – это, конечно, Мухаммад-нуцал, с которым у Ираклия II сохраняются добрососедские союзнические отношения, а «лезгины» – это дагестанцы в целом. В том же письме Ираклий II пишет, что до того времени джарские аварцы («чарские жители, лезгинцы») находились с Картли-Кахетинским царством «в дружбе и согласии» .

Такая же информация содержится и в письме Мухаммад-нуцала к Ираклию II, написанному, судя по всему, в мае 1770 г. В нем аварский нуцал ставит в известность восточно-грузинского царя о том, что Османская империя предлагала ему прибыть с войском в Ахалцихе, о том же просил его и Мухаммад-хан Газикумухский. Видимо, эти мероприятия имели антигрузинский характер, поскольку Ираклий II не хотел, чтобы Мухаммад-нуцал двинулся с войском в Ахалцихе, и убедил его этого не делать. Нуцал повторно извещает Ираклия II, что, несмотря на уговоры турок и газикумухского хана, он отказался от похода, поскольку «между нами и между ханом Ираклием утверждена братская верная дружба и мы не можем ее нарушить до скончания века» .

Известно также, что 20 апреля 1770 г. в битве при Аспиндза в регионе Месхети (юго-запад Грузии) Ираклий II разбил объединенное войско турок и аварцев, которыми командовал известный предводитель (белади) Малачилав из с. Унцукуль. В грузинских источниках он также известен под прозвищем КIохтIа, т. е. «элегантный». Согласно рапорту кн. А. Моуравова графу Тотлебену (командующий русским экспедиционным корпусом в Грузии), «Ираклий сам убил вышеописанного славного предводителя Малачила и одного еще турка». Также сообщается, что после сражения были обнаружены трупы нескольких руководителей отряда турок и аварцев, среди которых «главной… предводитель лезгинский» “Малачил, которого голову послал Ираклий лезгинскому Кунцахскому владельцу, ибо оной Малачил часто нападение делал на оного владельца Кунцахскаго”, т. е. аварского правителя Мухаммад-нуцала . Здесь можно также добавить, что в дагестанских памятных записях неоднократно встречается упоминание о смерти «известного храбреца Малачилава» в 1184 году хиджры (1770–71 г.) .

Вместе с тем известно и о кратковременном периоде охлаждения отношений между Мухаммад-нуцалом и Ираклием II в 1752–55-х гг. и о двух походах, совершенных аварским нуцалом в Грузию в возрасте около 25 лет. Скорее всего, отношения между Мухаммад-нуцалом и Ираклием II испортились после похода в июне 1752 года грузинского войска на территорию Джарской «республики» – государственного образования аварцев, живущих в Алазанской долине . Поскольку Джар был связан с Аварским нуцальством союзническими отношениями и признавал Мухаммад-нуцала как сюзерена, то вероятно, последний посчитал этот поход недружественным шагом.

В памятных записях, собранных Казанби Арадерихским, содержится интересная запись по интересующему нас периоду: «1168 (1754–55) г. – дата вступления Мухаммад-нуцала со своим войском в Мухираниб. В конце того же года он вступил в Къурилиб» . Что же скрывается за двумя скупыми предложениями хронографа?

Согласно источнику XVIII в. – «ЦIоралъул аваразул рагъазул тарих» – в 1754 г. Мухаммад-нуцал, собрав отряд из Хванал (Бежтинский участок), «являвшегося его вилаятом», отправился в Грузию. Его войско около местечка Кунбур имело сражение с грузинским войском и потерпело поражение («было рассеяно») . Согласно грузинским источникам, «хундзахский (аварский) владетель Нурсал-бек», т. е. Мухаммад-нуцал со значительными силами вторгся в 1754 г. в Грузию. По приказанию Ираклия все кахетинское население укрылось в крепостях, а грузинское войско было приведено в боевую готовность. Отряды Ираклия II и Мухаммад-нуцала столкнулись возле крепости Мчадисджвари, к юго-западу от города Душети. Первоначально аварская пехота начала теснить грузинское войско. Тогда Ираклий II приказал всему дворянскому отряду спешиться и приготовить ружья и пушки. Благодаря усиленному обстрелу аварской пехоты грузинам удалось переломить ход сражения и заставить аварцев отступить от крепости . Поняв, что дальнейшее продолжение военной кампании бесполезно, Мухаммад-нуцал повернул свое войско в сторону Джарской республики, надеясь получить новое войско и продолжить поход на Ираклия II. Мухаммад-нуцал с войском вынужден был отойти в Билкан, где запросил войска у аварцев, однако те, сославшись на имеющийся мирный договор с грузинами, уклонились от военной помощи нуцалу. Тот вернулся в Хунзах, заручившись обещанием джарцев выступить с ним в поход в конце лета следующего года (август-сентябрь 1755 г.) .

В августе 1755 г. Мухаммад-нуцал, пройдя через Хванал в Кварели, занял это крупное селение и осадил находившуюся там крепость. К Мухаммад-нуцалу на помощь прибыли джарские аварцы, елисуйский султан Мухаммад-бег и шекинский хан Агакиши . Согласно донесениям русских резидентов, союзные войска прибыли в Кварели 30 августа 1755 г., а их общее количество достигало 18 тысяч человек. Все они 20 дней осаждали Кварельскую крепость, где засело население самого Кварели и близлежащего Гавази и, возможно, других населенных пунктов. Однако из-за отсутствия пушек и других осадных орудий (у осажденных имелась артиллерия) союзным войскам не удалось взять Кварельскую крепость .

Отсутствие успеха, тем более в свете приближающейся зимы, заставило снять осаду и уйти из-под крепости джарских аварцев, шекинского хана и елисуйского султана. В Кварели остался только Мухаммад-нуцал с 2–3 тысячами войска, которые он расположил в лесистом предгорье севернее крепости. Грузинское войско, несмотря на неоднократные попытки, не смогло его оттуда выбить и вынуждено было снова укрыться в крепости. Однако дальнейшая осада крепости уже была бесперспективной, и Мухаммад-нуцалу пришлось ее снять. Он с войском перешел через реку Алазани, далее через Ширакскую степь, переправу на реке Куре и другой удел картли-кахетинских царей – местность Казах, которую подверг разорению, и далее ушел в Гянджу. Отсюда он двинулся в Шеки, куда к началу зимы 1755 г. прибыл газикумухский Мухаммад-хан с небольшим войском в одну тысячу человек. Проведя здесь около 20 дней, нуцал и хан вернулись к себе в столицы: Мухаммад-хан через перевал Динди, а Мухаммад-нуцал – через шемахинскую дорогу .

Политика в Чечне

Вторая половина 1750-х гг. в политике Мухамад-нуцала была во многом посвящена укреплению позиций Аварского нуцальства в Чечне, которые оказались подорваны после смерти его отца Ума-нуцала в 1735/36 г. Видимо, этим временным ослаблением была вызвана потеря части земель в Чечне (ныне Грозненский, Урусмартанский районы ЧР) аварскими нуцалами. Согласно русским архивным данным 1812–1813 гг., «весь участок между правым берегом Сунжи и подошвою Черных гор (нынешняя большая Чечня) принадлежал прежде аварского происхождения князьям Турловым, но лет около 80, как жившие до того в горах чеченцы размножившись, по недостатку земель и междоусобиям, вышли из гор на понизовья Аргуна и Сунжи, вытеснив с сих мест упомянутых князей Турловых, с обещанием, однако ж, некоторой за земли сии им платы, – но вскоре настолько усилились, что и сию повинность с себя сложили» . То есть где-то в 1740 г., после убийства Ума-нуцала и до совершеннолетия Мухамад-нуцала, власть аварских нуцалов в Чечне ослабла, что вызвало потерю части земель.

Однако в 1750-х годах уже повзрослевший Мухамад-нуцал, укрепив свою власть в центре Аварского нуцальства, а также централизовав его управление, оказался в состоянии восстановить в Чечне статус-кво. Его активность привела к тому, что большая часть Чечни снова оказалась под властью аварского нуцала, который часто выступал защитником перед внешними силами.

В 1757 г. царские власти построили на Тереке (восточнее г. Грозный) редут для контроля над проходящим вдоль реки маршрутом торговых караванов. 28 сентября того же года 200 чеченцами на него было совершено нападение, воспользовавшись которым, кизлярскому коменданту было приказано совершить карательный поход в отношении чеченцев. Весной 1758 г. войско выступило из Кизляра и направилось к реке Сунже. На помощь чеченцам направились 2–3 тысячи аварцев во главе с аварским нуцалом .

В дальнейшем нуцал постарался путем переговоров сгладить противоречия между русскими властями и чеченцами. В письме кизлярскому коменданту Фрауендорфу, полученному 21 мая 1758 года, Мухамад-нуцал («аварский хан Магомет Мусал») мотивировал свое отрицательное отношение к предполагавшимся репрессиям царских властей против чеченцев: «а что же касается до разорения чеченцев, оного не желаю, ибо оне мои издревле подданные и мы с них подати берем, а ежели в разорение тех чеченцев приведете, то и наши подати пропадут, а для древне учрежденной нашей с вами дружбы и родства к примирению тех чеченцев я приведу» .

Сведения о том, что чеченцы являлись «подданными» аварского нуцала, содержатся и в рапорте самого Фрауендорфа, адресованном астраханскому губернатору Жилину от 3 июля 1755 года. За три года до письма Мухамад-нуцала кизлярский комендант пишет, что «шабурлинские и чубарлинские (из этого же документа становится ясно, что это чеченские общества Шабут, т. е. Шатой и Чарбил, т. е. Чеберлой – прим. автора) с давних лет дают каждый год аварскому владельцу Мучалу (т. е. Мухамад-нуцалу – прим. автора) скотом и прочим учрежденную подать» .

Как указывает известный исследователь истории Чечни В. Ф. Тотоев, в ХVIII «в части Чечни сохраняется власть аварского хана». Конечно, «отношения зависимости связывали чеченцев» с его сыном , однако и при его отце Чечня во многом была подвластна нуцалу. Мухамад-нуцал, как и его предки, правил над Ичкерией и Аухом . По данным чеченца, офицера русской армии У. Лаудаева , «земельный голод, межтайповые столкновения и развивающиеся внутритайповые противоречия вели к расселению родственных групп и составляющих их семей. Так, половина Аккинской тайпы переселилась под покровительство аварского хана в Аух, где бывшие акинцы стали именоваться ауховцами» . В описи имущества аварских нуцалов конца ХVIII в. значатся гора Цанта, а также ауховские горы, как принадлежащие нуцалам. К примеру, только за выпас скота на горе Цанта ауховцы платили каждый год 80 овец . За счет сдачи в аренду горных пастбищ безземельным или малоземельным чеченским общинам Ичкерии и Ауха Аварское нуцальство получало значительную прибыль . Более значительные доходы получали представители боковой линии аварских нуцалов из фамилии Турловых за счет эксплуатации нефтяных месторождений в районе Терека. Добытая здесь нефть продавалась на всем Восточном Кавказе, к примеру, только русским поселениям на приграничной линии ежегодно сбывалось до 500 бочек (каждая «по 16 рублей медными деньгами») нефти .

В основном же «зависимое крестьянское население Чечни уплачивало аварским ханам продуктовую ренту» . В 1812–1813 годах Буцковский перечисляет следующие тайпы по Аргуну и его притокам, зависимые от аварского нуцала, чеченские общества, которые «живут на землях, полагаемых собственностью аварского хана, платят оному дань баранами, со ста одного» . Эти общества расположены по реке Аргун и восточнее, в том числе в Ичкерии, т. е. в современных Веденском и Ножаюртовском районах.

Отношения с Фатали-ханом Кубинским

Несмотря на распространенную версию, встречающуюся в большинстве исследований, необходимо отметить, что основным соперником аварских нуцалов на Восточном Кавказе во второй половине XVIII в. был отнюдь не Ираклий II, а кубинский хан Фатали. Последний являлся шиитом , но было известно, что «род его происходит» от кайтагского уцмия , т. е. брата кайтагского правителя Гусейн-хана. Фатали-хан слыл мастером политических интриг, жертвой которых становился нередко он сам – «покушения, договоры, клятвы и вероломство были единственным упражнением Фет-Али-хана» .

Первым политическим действием Фатали-хана было взятие Дербента путем подкупа его жителей, предавших правителя – Магомедгасан-хана. Магомедгасан-хан сдался в плен, надеясь на снисхождение, однако Фатали-хан велел убить всю его семью. Предположительно в 1765 г. уцмий Амирхамза решил породниться с Фатали-ханом через династические браки – отдать за него свою сестру Тути-бике, а взамен взять второй женой сестру Фатали-хана – Хадижат. Фатали-хан согласился на первое, а свою сестру замуж за уцмия не отдал, чем, собственно, его оскорбил. Фатали-хан выдал свою сестру за сына бакинского хана Мира-Мухаммад-хана, после чего уцмий уже решил отомстить Фатали-хану за нанесенное оскорбление. Амирхамза «склонил тайно на свою сторону дербентского чиновника Ильяс-бека, с его пособием ввел в Дербент до 2000 своих войск и в Нарынкале укрепился» . Фатали-хан в ответ стянул войска к Дербенту с намерением взять обратно Дербент. Узнав об этом, в Дербент прибыл и Мухаммад-нуцал, который, желая прекратить столкновения, убедил Амирхамзу, с которым они породнились в свое время, женившись каждый на сестре другого, в невозможности удерживать крепость Дербент. Благодаря Мухамад-нуцалу Амирхамза сдал крепость, взамен Фатали-хан уступил ему некоторые земли, а аварский нуцал поставил условие: не убивать «дербентского чиновника» Ильяс-бека, благодаря которому Амирхамза захватил Дербент. Фатали-хан через некоторое время нарушил свое слово и убил этого Ильяса . Русские источники показывают, что в ответ на миротворческие усилия Мухамад-нуцала Фатали-хан поступил подло, нарушив договоренности и убив человека, которого он обязался оставить в живых. С того и началось противостояние Мухамад-нуцала и его сына Ума-хана с Фатали-ханом.

Фатали-хан в 1769 г. начал планировать захват шекинского ханства, правитель которого, поняв замыслы кубинского хана, снова объединился с шемахинским правителем Мухамадсеидом и его братом Агаси, который был ослеплен ранее Фатали-ханом. Также шекинский хан обратился за помощью к Мухаммад-нуцалу, который выслал ему на помощь войско . Аварский нуцал не случайно оказал помощь альянсу шекинского и шемахинского ханов. Помимо истории с убийством Ильяс-бека, кубинский хан имел союз с Шамхалом Тарковским, который, в свою очередь, являлся противником альянса аварского нуцала с эндиреевскими князьями, казанищенским беком Бамматом и кайтагским уцмием.

Отряды шемахинского и шекинского ханов вместе с аварским отрядом в одну тысячу воинов пытались организовать оборону Шемахи. Однако при первых решительных ударах Фатали-хана оба азербайджанских хана обратились в бегство: Хусейн-хан – в Шеки, а Агаси-хан – на берега Куры в местность около Агдаша . И в этом случае Фатали-хан поступил подло: зная, что в открытом бою он вряд ли сможет одолеть аварское войско, он сначала, разыграв спектакль, заявил о своем намерении помириться, но потом подло убил их .

Эти события нашли отражение и в русских источниках. По данным разведывательного характера, сообщенным кизлярскому коменданту послом Хасбулатом Шамуризным, побывавшим в ноябре 1771 г. в Хунзахе, Мухаммад-нуцала он застал больным , из-за чего он сам не смог пойти в поход. Он доброжелательно принял посла, заявив, однако, что представители царской администрации на местах, поддавшись интригам Тарковского Шамхала, уже пятый год не отвечают резолюцией на его обращения. В то же время Мухамад-нуцал сдерживает набеги и прочие недоброжелательные акции по отношению к русским войскам и чиновникам на Восточном Кавказе, а не Тарковский Шамхал, который заявляет, что не допускает нападений на русские войска. Мухамад-нуцал язвительно задается вопросом о способности шамхала влиять не только на ситуацию в горном Дагестане, но и управлять в собственном владении .

Дальнейшее развитие событий отражено в письме Шамхала Тарковского Муртазали астраханскому губернатору Н. А. Бекетову от 6 февраля 1772 г.: «недавно аварского владельца брат и родной ево сын с нескольким своим войском для поможения приехали к токийскому Усейн-хану, которой имел войну с кубинским Фетхали-ханом... Как между ими зачалось сражение, вышеписанные аварские владельцы оба убиты до смерти... А ныне аварской владелец и женгутейской Али Солтан и Тишсиз Бамат намерение де имеют чинить нападение на вышеписанного... кубинского хана» . Далее уже 3 марта 1772 г. Фатали-хан просит кизлярского коменданта Ф. И. Паркера запретить эндирейцам, аксайцам и саламеэрцам идти на помощь аварскому Мухамад-нуцалу, который хотел отомстить кубинскому хану .

Смерть нуцала

Естественно, Мухаммад-нуцал должен был отомстить за коварное убийство своего брата и племянника Фатали-хану. Осенью того же 1772 года Мухамад-нуцал, собрав войско, выступил в Закавказье. В октябре он прибыл в Джарскую республику. Однако из-за сложностей с провиантом и по причине «бывшей тогда весьма ненастной погоды» всего своего войска далее при себе удержать не мог и остался только с тремя тысячами аварцев . Согласно русским данным от 10 декабря 1772 г., Ираклий II хотел было помочь аварскому нуцалу, однако русский резидент отговорил его, объяснив, что Москва имеет свои виды на кубинского хана, которого русские хотели задействовать против Сурхай-хана II и кайтагского уцмия Амирхамзы. Их активность на Восточном Кавказе, в частности на прикаспийской равнине, входила в противоречие с планами Российской империи .

В результате поход Мухамад-нуцала на Фатали-хана ни в 1772-м, ни в следующем году не состоялся, поскольку в 1773 году Мухамад-нуцалу пришлось участвовать во внутридагестанских событиях. В том году умер шамхал Хасбулат-хан, назначив перед смертью своим наследником буйнакского владетеля Муртуз-Али, сына Мехти от своей сестры. Новоиспеченный шамхал, согласно А. Бакиханову, начал преследовать своих родственников, видя в них потенциальных соперников его власти .

Таким образом, организация похода на Фатали-хана стала возможной лишь в 1774 году . Искендер-бек Гаджинский пишет, что «Агаси Хан, пользуясь его отсутствием и прибытием Нуцал-Хана Аварского в Шушу, питавшего вражду к Кубинскому Хану за смерть двоих своих братьев, убитых против него в сражении, прибегнул под покровительство Аварского владетеля и в 1774-м году с его помощью овладел своим наследственным владением – Шемахою» . Здесь необходимо пояснить, что Фатали-хан ослепил Агаси-хана, поскольку он, в отличие от своего нерешительного брата Мухамадсеида, являлся главным военачальником и обладал личной храбростью. Через год после ослепления Агаси сбежал от Фатали-хана в одном из селений близ Куры и обратился за помощью в деле возвращения своего ханства к Хусейн-хану Шекинскому и «аварскому Мерселю», т. е. Мухамад-нуцалу. Объединенное войско, состоявшее из трех отрядов, прибыло к старой Шемахе (новая Шемаха была выстроена Надир-шахом на месте города Ахсу), в которой находился Фатали-хан. Нанеся ему поражение и вынудив бежать («разбив, его прогнали»), аварский, шекинский и ширванский отряды заняли город. Фатали-хан спешно собрав войска, через определенное время вернулся к Шемахе, откуда к тому времени ушел со своим войском шекинский хан, «не знав сего умысла Фет Али хана» . По другим данным, между двумя союзниками вспыхивает ссора: «Хусейн-хан шекинский, рассорившись с Агаси-ханом, со своим войском ушел. В это время Фатали-хан, набравший поспешно до 20 тысяч войск, вновь появился под Шемахой» .

Дальнейшее развитие событий получило наиболее полное освещение в труде Искендер-бека Гаджинского: «Получив это сведение и решаясь не дать неприятелю утвердиться, Фет-Али-Хан собрал войско из акушинцев, табасаранцев, дербентцев, кубинцев и, взяв с собою Бакинского владетеля, поспешил в Шемаху. Агаси-Хан, уже готовый к отражению неприятеля вместе с Нунцал-ханом, имевшим под своим начальством сильное вспомогательное войско аварцев, двинулся на встречу Кубинского Хана и вступил в сражение, в котором потерпел новое и совершенное поражение, бежал в пределы своего прежнего жительства». Мухамад-нуцал, в отличие от азербайджанских ханов, бежавших при первой опасности, «не решился бежать, а выбрав крепкую позицию, выше города Шемахи, вместе со своими верными подвластными заперся в ней, решившись умереть с оружием в руках, не оставляя ничего неприятелю, и для этого истребил все свое имущество, т. е. товары и лошадей, полученных им в подарок от Агаси-Хана. Фет-Али-Хан, видя такую решительность Аварцев – этих храбрых питомцев гор Кавказа, открыл с ним переговоры и, желая кончить это дело миролюбиво и потушить прежнюю вражду, питаемую к нему Нунцал-Ханом за смерть братьев, просил его в свой лагерь, и тот не замедлил явиться к нему в сопровождении почетнейших аварцев».

Искендер-бек Гаджинский, как и А. Бакиханов, делает основными виновниками последовавших событий акушинцев, в конечном итоге выгораживая азербайджанского хана . Необходимо отметить, что Фатали-хан уже являлся кровным врагом аварских нуцалов и потому говорить, что «столь благоразумный владетель» не мог по этой причине желать такого подлого убийства Мухамад-нуцала, совершенно неуместно.

Согласно сообщению немца Я. Рейнегса, бывавшего на Кавказе в 1779–83 гг., акушинцы, «через которых Фет-Али-хан умертвил Нуцал-хана, тотчас себе вообразили, сколь велика была их опасность со стороны соседа их Авар-хана, который, конечно, не упустит мстить кровь брата своего; но Фет-Али-хан разными обещаниями с немалым трудом отвратил их, наконец, от сего вредного для него раскаяния. Он сулил им разделить всю цену, которую» ему обещали за свободу шемахинского хана.