О том, как пантюркисты проводили перепись 1926 г.

При принятии решения о введении в Дагестане тюркского как главного языка обучения в 1923 г. игнорировалось «нежелание аварцев, даргинцев, лаков и других народностей изучать чужой им тюркский язык»

10.02.2015 в 18:08, просмотров: 8832
О том, как пантюркисты проводили перепись 1926 г.

В ответ в аварских и лакских районах началось обратно движение, участились «факты демонстрированного исключения этого языка из школ» [О пересмотре решений ДК ВКП/б/ по вопросу о языке (2-й пленум 1930 г.) // Рукописный фонд ИЯЛИ ДНЦ РАН. Ф. 3. Оп. 4. Д. 74/128. Л. 4, 4б, 5.]. Именно в аварских районах политика тюркизации начала сдавать явный сбой, поскольку все население получало и хотело получать образование на аварском языке, а тюркского языка в горах не знали и не хотели знать.

Об этом же пишет в своих воспоминаниях А.Д. Даниялов: «В техникуме учебный процесс был организован на русском языке, и ученики, кто хорошо, кто плохо, между собой разговаривали на нем. И вдруг учебный 1926 год начался с перевода преподавания на турецкий язык… Тогда в техникуме была довольно внушительная протурецкя группа в лице бывших муталимов, возглавляемых М.К. Дибировым (аварец из сел. Гочоб Чародинского района – прим. автора), М. Темирхановым, Асланбековым и другими преподавателями. Перевод учебного процесса им был на руку. В качестве учителей были приглашены несколько человек из Турции и Азербайджана, получивших образование в Турции: М. Салманов, М. Темирханов, Эдхем Фейзи, Шамчи, Максуд и др., имена которых я забыл. Большинство учащихся горце протестовало против перевода преподавания с русского языка на турецкий язык, но безуспешно… Тогда мы еще не знали политической подоплеки перевода преподавания с русского на турецкий, но значительная часть учащихся горцев (аварцы, даргинцы) внутренне не принимали новый язык, недружелюбно относились к приглашенным преподавателям, подсознательно отдавая предпочтение русскому блоку» [Абдурахман Даниялов – ученый, государственный и общественный деятель Дагестана. (Документы, фотографии, воспоминания о нем). Махачкала, 2000. С. 276.].

Именно в ответ на это неприятие аварцами (а также даргинцами и лакцами) политики тюркизации, проявившееся с самого начала ее осуществления, в 1925 г. в выпущенных Н. Самурским книгах «Дагестан» и «Гражданская война в Дагестане» проводятся антиаварские тезисы. Их легко найти в сборнике трудов Н. Самурского, изданном в 2003 г. К. Ханбабаевым [Нажмутдин Самурский (Эфендиев). Книги, статьи, документы, исследования / сост. К.М. Ханбабаев. Махачкала, 2003.]: «в горной глуши Аварии мулла может еще держать население в своих руках» (С. 73), «фанатически настроенные аварские массы» (С. 102), в Аварском округе, «на родине Шамиля» по мысли Самурского «население наиболее темное, религиозное и фанатичное» (С. 151), «главный состав повстанцев составляли горцы аварского племени, воспитанные в глубокой фанатической вере в имамство и шариат и чрезвычайно отсталые» (С. 191), «профессией некоторой части ахвахского племени являлось нищенство» (С. 192) и т.д.

Однако важнее другое. В написанном по заказу ЦК РКП (б) книге «Дагестан» Н. Самурский накануне переписи 1926 г. готовит почву для раздробления единого аварского народа на множество «племен». Ведь в таких условиях легче навязать тюркизацию и обосновать ее необходимость перед центром. Н. Самурский в 1925 г. пишет: «Население Дагестана по племенному своему составу чрезвычайно разнообразно, со множеством различных языков и наречий… Всех горных племен, живущих в большой главной котловине Дагестана, составляющей бассейн «4-х Койсу», насчитывается пятнадцать: аварские племена, андийцы, каратинцы, ахвахи, багулавы, годоберинцы, чамалалы, хваршины, дидойцы, капучины, гунзибцы, ботлихцы, чеченцы, лакцы и арчинцы. Самым многочисленным из этих племен является аварское. Оно представляет множество подразделений, так как жители каждого общества аварцев считают себя отдельным племенем. Аварский язык имеет множество наречий, все местные оттенки этих наречий могут быть сведены к двум главным: хунзахскому и анцухскому. Наречия эти настолько отличны одно от другого, что говорящие на них друг друга не понимают» [Там же. С. 56.].

В этой же работе Самурский выдает свои замыслы в отношении предстоящей переписи 1926 г., сознательно вводя в заблуждение ЦК ВКП(б) и вообще игнорируя результаты переписи 1897 г., которые как раз являются наиболее точными и достоверными, особенно по отношению к переписи 1926 г. (об этом ниже): «Единственная и последняя перепись в Дагестане имела место в 1897 году, но результаты этой переписи не могут считаться бесспорными: дагестанцы – народ, вечно боровшийся за свою свободу и враждебный к угнетавшему его строю, при переписи 1897 года, как бы в знак протеста против тирании самодержавия, не сообщили о себе точных сведений» [Там же. С. 58.]. По переписи 1897 г. аварцы как раз показаны как единый народ, который в 1926 г. административно расчленит Н. Самурский и его команда пантюркистски настроенных «товарищей». Последовательным сторонником такой же позиции был другой пантюркист А. Тахо-Годи, озвучивший эти же идеи в 1927 г. [Магомедов А.М. Алибек Тахо-Годи. Жизнь, мировозрение, творческое наследие. Махачкала, 1993. С. 436.].

Во время первой всероссийской и единственной (!) дореволюционной переписи 1897 года, властями Российской империи зафиксировано наличие единого аварского народа, а не 14 или 15 отдельных этноязыковых групп, как того хотели бы некоторые пантюркисты. Все кавказские языки были объединены тогда в одну группу - «Наречия кавказских горцев», которые состояли из следующих подгрупп: «Черкесские наречия» («Кабардинское наречие» - 98561 человек, «Черкесское» - 46286, «Абхазское» - 72103), «Чеченские наречия» («Чеченское» - 226496, «Ингушское» - 47409 и «Кистинское» - 413) и наконец «Лезгинские наречия». Под «лезгинскими» понимаются языки коренных дагестанских народов. Они были разделены на следующие «наречия», т.е. языки: «Аварско-Андийское» - 212692 человек, «Даргинское» - 130209, «Кюринское» - 159213, «Удинское» - 7100, «Кази-Кумукское и остальные лезгинские наречия» - 90880, а также «Лезгинские без распределения» - 420 [http://demoscope.ru/weekly/ssp/rus_lan_97.php]. Таким образом, современный лезгинский язык обозначен официально в переписи кюринским, как его и сейчас называют на дагестанских языках (курал). Общее название дагестанских народов «лезги» оказалось присвоено кюринцами намного позже - уже в 1930-е годы. Ведь еще Н. Самурский в своих первых трудах называл родной народ «кюринцами».

Мы видим из материалов этой переписи, что аварцы («аваро-андийцы», а не придуманный аварофобами термин «андо-цезы») и даргинцы показаны едиными народами, без деления на всякие этнографические группы. В то же время рутульцы, агулы, табасаранцы – коренные народы Южного Дагестана, присоединены были к лакцам – в группу «Кази-Кумукское и остальные лезгинские наречия». Они не были добавлены в графу «кюринское наречие».

Аварцы только в 1926 г., в то время, когда руководство Дагестанской АССР находилось в руках Нажмудина Самурского, оказались разделены на 14 различных «народов». Это: «Авары» (158769 человек), «Андии» (7840), «Ботлихцы» (3354), «Годоберинцы» (1425), «Каратаи» (5305), «Ахвахцы» (3683), «Багулалы» (3054), «Чамалалы» (3438), «Тиндии» (3812), «Дидои» (3276), «Хваршины» (1019), «Капучины» (1448), «Хунзалы» (106), «Арчинцы» (863). Вследствие этого произошло некоторое снижение численности аварцев (197 392 человек), что было достигнуто административными методами, поскольку численность близкого им народа - чеченцев увеличилась к тому времени на треть (до 319 тысяч человек) [http://demoscope.ru/weekly/ssp/ussr_nac_26.php], по сравнению с дореволюционным временем.

Однако итоги этой переписи в плане национального состава были подогнаны сверху, устроителями этой переписи. Ее организацией руководил «кадр» Нажмудина Самурского – А.И. Алкадарский (уроженец с. Касумкент, 1897 г.р., репрессирован в 1939 г.) [Материалы всесоюзной переписи населения 1926 года по Дагестанской АССР. Выпуск I-й. Список населенных мест Дагестанской АССР. Махач-Кала, 1927. С. VII.], который по указке своего шефа искусственно разделил аварский народ на 15 частей. Делалось это руками прикомандированных из Махачкалы работников Дагестанского статуправления, которые в количестве 70 человек были переброшены только в Андийский, Гунибский и Даргинский округа, а также в Тляратинский и Эчединский районы [Там же.]. Это делалось для получения нужного Самурскому и Алкадарскому результатов. Поскольку ни в Аварский округ, где не было необходимости выделять «новые народности» в составе аварцев, ни в Южный Дагестан или другие регионы работников статуправления не перебрасывалось, из этого можно сделать логичный вывод о целях такой акции. Для надежности руководить процессом переписи в Андийском округе был направлен кумык Г.В. Баташев [Там же.], в то время как в других регионах Дагестана, как правило, этим занимались представители местных народов (в Кюринском округе руководил сам Алкадарский, в Самурском – Казибеков и т.д.). В итоге усилиями группировки Самурского, стоявшего за тюркизацию Дагестана, главное препятствие на пути реализации их идеи – самый многочисленный народ Дагестана был разделен на 15 частей.

Искусственность, подтасовка итогов переписи 1926 г. в плане национального состава населения в Андийском округе видна из явно недостоверных результатов по отдельным селениям, которые не были бы возможны при честном опросе населения. К примеру, авароязычное сел. Беледи записали ботлихцами [Материалы всесоюзной переписи населения 1926 года по Дагестанской АССР. Выпуск I-й. Список населенных мест Дагестанской АССР. Махач-Кала, 1927. С. 16.], села Верхнее и Нижнее Инхело, чей говор близок к каратинскому записали андийцами [Там же. С. 17.], жителей сел. Тлисси записали тиндинцами [Там же. С. 20.], хотя по этой логике они должны были быть багулалами; авароязычных жителей сел. Цилитль (ныне Гумбетовского района) записали ахвахцами [Там же. С. 22.]; также авароязычных жителей сел. Цолода (ныне Ахвахского района) записали ахвахцами [Там же. С. 22.]; жителей авароязычного сел. Шодрода записали ботлихцами [Там же. С. 22.]; жителей авароязычного сел. Читаб (ныне Чародинского района) записали арчибцами [Там же. С. 37.]; жителей авароязычного сел. Ахвах (Ратлуб-Ахвах ныне Шамильского района; Это село тогда же пантюркистами из руководства Дагестана было переименовано в Дагбаш, что в переводе с тюркского означает «горная вершина») записали ахвахцами [Там же. С. 41.]; жителей авароязычного сел. Хамар Тляратинского района записали капучинцами [Там же. С. 142.]; жителей сел Гарбутль и Нахада также записали капучинцами, хотя близлежащие сел. Дарбал, Родол и Хелада были записаны как хунзалские (гунзибские) [Там же. С. 143-144.]; авароязычных жителей сел Верхнее и Нижнее Хваршини записали хваршинцами [Там же. С. 164.]; авароязычных жителей сел. Цихалах (ошибочно записано как Унхалак) записали дидойцами [Там же. С. 164.] и т.д.

Таким образом, перепись 1926 г. в аварских районах была проведена членами группировки руководства республики в чьи планы входила полная языковая тюркизация Дагестана, которой мешали аварские, даргинские и лакские районы, отказывавшиеся от обучения в школах на тюркском языке. В трех стопроцентно аварских округах – Аварском, Гунибском и Андийском, сходы жителей и руководства округов отказывались от преподавания на тюркском языке, вводя вместо него аварский язык. Именно поэтому даргинцы были искусственно поделены на три «народа», а аварцы на полтора десятка. После подведения итогов переписи 1926 г. в руководстве Дагестана было заявлено, что из-за отсутствия единого языка в трех аварских округах необходимо ввести языком обучения тюркский, что и было частично реализовано с сохранением аварского языка в начальных классах.

Нам могут возразить, что это дело не Самурского, а кого-то другого, сидевшего в Москве. Однако, к 1939 году, когда в руководстве ДАССР уже не было Н. Самурского, и еще не было А. Даниялова, аварцы в переписи опять стали фиксироваться в качестве единого народа, численность которого достигла 252 818 человек (из них в Дагестане – 231,2 тыс.) [Ибрагимов М.-Р.А. Народы Дагестана в ХХ в. (этнодемографические проблемы) // Расы и народы. М., 1991. Вып. 21. С. 112; http://demoscope.ru/weekly/ssp/sng_nac_39.php]. Тогда же рутульцы, агульцы и цахуры, также как и ранее, не были включены в состав лезгин (кюринцев), а были объединены в графу «Прочие народности Дагестана» и вместе насчитывали 20,4 тыс. человек [Ибрагимов М.-Р.А. Указ. раб. С. 112.].

Фиксация аварцев в качестве единого народа имела место и в 1959 г., когда Даниялов действительно руководил республикой. Тогда численность аварцев достигла 270 394 человек (231,2 тыс. чел. в Дагестане), а рутульцы, агульцы и цахуры вместо обезличенной графы «Прочие народности Дагестана» стали фиксироваться как самостоятельные народы [Ибрагимов М.-Р.А. Указ. раб. С. 110; http://demoscope.ru/weekly/ssp/sng_nac_59.php]. То есть, ни в одной переписи населения рутульцы, агульцы и цахуры не были зафиксированы в составе лезгин (кюринцев), и утверждение о том, что их от лезгин отделил Даниялов, есть преднамеренная ложь, распространяемая с далеко идущими целями.

Фиксация аварцев в качестве единого народа имела место и в последующем, когда Даниялов уже не руководил республикой: в 1970 г. (396 297 человек) [http://demoscope.ru/weekly/ssp/sng_nac_70.php], в 1979 г. (482 844 человек) [http://demoscope.ru/weekly/ssp/sng_nac_79.php], в 1989 г. (600 989 человек) [http://demoscope.ru/weekly/ssp/sng_nac_89.php].

С развалом СССР снова начались интриги вокруг статуса аварцев как единого народа, организуемые отдельными националистическими силами, а также их приспешниками из числа некоторых представителей дагестанской интеллигенции, но это уже другая история.

То есть аварцы во всех официальных переписях Российской империи и СССР, кроме 1926 г., зафиксированы в качестве единого народа. В 1926 г. Дагестаном руководил пантюркист Нажмудин Самурский, выступавший за тюркизацию Дагестана и главным препятствием на его пути был аварский народ и его позиция по отношению к изучению родного языка. Для того, чтобы убедиться в этом достаточно изучить его биографию во время гражданской войны, а также почитать его брошюру «Дагестан», изданную в Москве и Ленинграде в 1925 году, в которой он неоднократно называет аварцев отсталой массой – опорой контрреволюционных сил и искусственно противопоставляет им ахвахских аварцев и соответствующее разделение аварцев на 14 народов итог проводимой им и его пантюркистским окружением национальной политики. Кстати именно авахских аварцев его же пантюркистская группировка руками К.Г. Мамедбекова (начальник Дагестанского областного отдела ГПУ в 1928-1931 гг.) в 1930 г. потопила в крови.