Вопросы датировки «Тарих Дагестан»

К какому выводу привело изучение известного исторического сочинения?

06.02.2014 в 17:38, просмотров: 5429
Вопросы датировки «Тарих Дагестан»

«Тарих Дагестан» – утвердившееся в науке наименование дагестан¬ского исторического сочинения, озаглавленного как «История исламизации Дагестана, а также разъяснение о генеалогиях султанов Дагестана и корнях дагестанцев» . В кавказоведении принято счи¬тать, что «Тарих Дагестан» является ценным историческим источником, составленным в пределах XIV–ХVI вв. Так, например, в «Истории народов Северного Кавказа» (М., 1988) гово¬рится, что «“Тарих Дагестан” написан с привлечением исторических хроник, по всей вероятности, XIII–XV вв., но само его создание неким Мухаммадрафии датируется ХIV – первой половиной ХVI в.» (с. 214). Нам, однако, кажется, что наз¬ванные представления нуждаются в коррективах.

О времени написания «Тарих Дагестан». Прежде всего необходимо учесть, что во всех его списках упоминается с. Костек, которое возникло в начале ХУШ в. Уже это обстоятельство, а также упоминание в тексте ружей, изготовляемых кубачинцами, дает основание считать, что «Тарих Дагестан» создан не ранее ХVIII в.; старейший список принадлежит руке кадия Нурмухаммада (убит в 1834 г.) и хранится в селе Хунзах.

Попытаемся установить источники, использованные при создании «Тарих Дагестан» . Для начала сравним часть его текста с памятными записями по истории Кумуха XIII–ХIV вв. .

Памятные записи

«Разрушение Кумуха руками тюрок в понедельник, в начале рамадана, в эпоху Наджмаддина…; в шестьсот тридцать седьмом (1240) году.

Тарих Дагестан

Кавтар-шах прибыл к Кумуху вместе с тюрками … в понедельник, в начале рамадана, в эпоху Наджмаддина…

Памятные записи

Эту крепость, …которая была над мечетью Кикула, построил Кавтар... В ней находились семьдесят юношей, которые пожертвовали имуществом, душой и телом и дали клятву сра¬жаться…

Тарих Дагестан

В крепости, которая была над мечетью Кикула, нахо¬дились семьдесят юно¬шей, которые пожертвовали иму¬ществом, душой и телом и дали клятву сражаться…

Памятные записи

Он закончил эту крепость (букв. можно иначе: «вышел из этой крепос¬ти») в месяце сафар семьсот пятнадцатого (1315) года.

Тарих Дагестан

Юноши вышли из этой кре¬пости в месяце сафар… разрушили Кумух... семьсот восемнадцатый (1318) год. (С. 675)

Совпадение приведенных отрывков налицо. При этом вряд ли есть основания сомневаться, что текст «Тарих Дагестан» составлен на основании памятных записей.

Сравнение генеалогий правителей

Далее, в Дагестане одним из популярных памятников письменности являлась «Родословная Рустамхана, уцмия Кайтага» (правил до 1645 г.) Сравним ее текст с перечнем имен, который обозначен в «Тарих Дагестан» как «Родословная Шамхала»; этот Шамхал был якобы первым мусульманским правителем Кумуха, а жил он в пределах XI – начала XII в.

Родословная Рустамхана

«...Ханмухаммада-уцмия, сына Султанахмада-уцмия, сына эмира Шамхала, сына Улубийа, сына эмира Султанмухаммада, сына эмира Чула¬на, сына эмира Мухаммада, сына эмира Сураки, сына эмира Чупана, сына Гази Победоносного, сына султа¬на Алибека, сына Султан-мухаммада, сына Абдалазиза, сына Аглаба, сына Муслима, сына Салабы, сына Абу Салима, сына Абдалмалика, сына шейха Абу Исхака Ибрахима, сына Абдаллаха, сына Шаби, сына Сулаймана, сына Гийаса, сына Мансура, сына Джафара, сына Касима, сына Уммара, сына Хамзы!»

Родословная Шамхала

«Он – сын… сына Султанахмада, сына Ханмухам-мада, сына Улубийа, сына Хала, сына Фаридуна, сына эмира султана Алибека, сына Абдал¬азиза, сына Аглаба, сына эмира Чупана, сына эмира Му¬хаммада, сына Гази Победо¬носного, сына Муслима, сына Абдалмалика, сына Ибрахима, сына Исхака, сына Мансура, сына Касима, сына Йакуба, сына Умара, сына Насиба, сына Сулаймана...»

Совпадение между текстами обоих родословных видно без труда. Поэтому предположение, что одна из этих родословных составлена на основании текста другой – особенно после ознакомления с «Историей села Маза» – выглядит досто¬верным. Принадлежность ряда лиц, упомянутых в «Родословной Рустамхана», к числу действительных предков уцмия Рустамхана подтверждается эпиграфическим материалом и независимыми нарративными источниками6. Касаясь же Шамхала, который, согласно «Тарих Дагестан», жил в пределах ХI–ХII вв., нужно отметить, что имена некоторых его предполагаемых предков являются характерными для ХIV–ХV вв. и более позднего времени; в домонгольскую эпоху имена типа Алибек, Уллубий, Чупан среди арабов и дагестанцев не употреблялись. Поэтому нет оснований отказываться от мысли, что часть текста «Тарих Дагестан», обозначенная здесь как «Родословная Шамхала», была создана на основании «Родословной Рустамхана» с привлечением, однако, и «Истории с. Маза».

Среди исследователей пользуется популярностью текст, входя¬щий в состав всех многочисленных списков «Тарих Дагестан», который можно охарактеризовать как «Перечень повинностей, которые получали шамхал и крым-шамхал»; большинство кавказоведов датировало его ХIII–ХVI вв. . Мы же считаем, что данный «Перечень» (по причине упоминания в нем с. Костек и кубачинских ружей) относится к ХVIII в. Ныне опубликован встречаемый всегда вне «Тарих Дагестан» доку¬мент, который также обозначен как «Перечень повинностей, которые получали шамхал и крым-шамхал» . Этот «Перечень» предлагается датировать ХV – первой половиной XVI в. Во-первых, потому, что о с. Кулецма здесь говорится как о существующем уже давно и стабильно; во-вторых, по причине того, что в данном документе не названы крупные населенные пункты Прикаспийской равнины, тесно связанные во второй половине ХVI–ХVII вв. с шамхальским домом, – Буйнакск, Тарки, Турхали, Эндирей. Проведем теперь сравнение текстов двух названных источников.

Сравнение списков повинностей

Перечень повинностей, которые получали шамхал и крым-шамхал (отдельно встречаемый документ)

«Это разъяснение о том, что обязаны ежегодно выполнять раяты в пользу шамхала, и о том, что поступает с гор за пастьбу на них.

В общине Караха было пятьсот овец в пользу шамхала… На об¬щине Тленсеруха – триста овец в пользу его и четыреста овец в поль¬зу крым-/шамхала/… На Тлебелал – с каждого дома по одной овце каждый четвертый год. На Чамалал – пятьсот овец. В Тинди – двадцать быков. В Арчо – сто тридцать овец для него…

На хунзахцев – семьсот баранов, семьсот мачаров зерна, шестьдесят ослов. На жителей селения Анди – один бык… На жителей селений: Кадар, Аркас… – по половине того, что на общине хунзахцев… на жителей Тумана в его пользу – по одной лисице на обитателей каждого дома. Весь Мичихич – его владение; на обитателей каж¬дого дома – по одной овце. Аух – также его владение… На жителей Бартху – тысяча двести овец; из них шестьсот – на жителей Усиша, а остальные на другие его селе¬ния… Кулецма и Губден – его владения. На жителей Цудахара – один бык ежегодно… В Унчукатле и Шахува – /по/ восемь баранов… В Сунбатле – пятьдесят овец за /использование/ горы. Ему принадлежит гора, которую называют Цантаб, приносящая ежегодно по восемьдесят овец. В [Сирха], в Дуахаре – тридцать полотен; так же – в селениях Нахки, Наци, Гуладди, Урари, Цугни, Гулебки. Ему принадлежит гора… с которой поступает ежегодно пятьдесят овец…»

Перечень повинностей, которые получали шамхал и крым-шамхал (редакция, включенная в «Тарих Дагестан»)

«Его харадж, который обя¬заны ежегодно выполнять рая¬ты, и то, что поступает с гор за пастьбу на них.

На общине Караха было пятьсот овец. На общине Тленсеруха – триста овец и четы¬реста овец в пользу крым /шамхала/. На Тлебелал – с каждого дома по одной овце каждый четвертый год. На Чамалал – пятьсот овец. В Тинди – двадцать быков. В Арчо – сто тридцать овец для него…

На хунзахцах – семь¬сот кайлов пшеницы и шесть¬десят кайлов меда. На жите¬лей селения Анди – один бык… На го¬род Кадар и на Аркас – по половине того, что на вилаяте хунзахцев. На жителей Тумала в его пользу – на обитателей каждого дома по одному бара¬ну и по одному кайлу пшеницы. Весь Мичихич – его владение. На город Костек – по одной рыбе с каждого дома… На жителей селения Губден – сто баранов… На жителей селений Усиша и Акуша – сто быков. На жителей Сирха – по одному дирхаму с каж¬дого дома. На жителей селения Цудахар – пятьдесят быков. На жителей селения Унчукатль и Шахува – /по/ шесть ослов, везущих жир. На жителей города Зирихгеран – тридцать ружей. В Сунбатле имеется гора, /приносящая/ пятьдесят баранов... Ему принадлежит гора, которую именуют Цантаб, приносящая ежегодно по восемьдесят овец… Цахур и Голода – его владения; им принадлежит гора, приносящая ежегодно пятьдесят овец… (С. 670–672).

Сравнение показывает, что часть текста «Тарих Дагестан» восхо¬дит к документу ХV – первой половины ХVI в., кото¬рый, однако, был откорректирован в ХVIII в. с целью отражения современных автору реалий.

Вставки из «Истории села Маза»

Одним из ценных источников информации о средневековом Дагеста¬не является «История села Маза» в сво¬ей пространной редакции . Между текстом этого сочинения, созданного Мухаммадрафи аш-Ширвани, и «Тарих Дагестан» имеется много, отчасти даже дословных, схождений.

История с. Маза

«После своего ухода и своего исхода они вместе со своей груп¬пой, сделав ряд остановок и пе¬реходов, достигли прекрасной местности – я имею в виду благо¬родный Шам – и пробыли там нес¬колько лет. Оттуда уже с пятью тысячами мужей, отличных воинов, они отправились в Миср, где про¬были недолго, а затем оттуда они постепенно дошли до Ширвана».

Тарих Дагестан

«После своего ухода и нача¬ла исхода они вместе со своей группой, сделав ряд остановок и переходов, достигли прекрасной местности – я имею в виду Кустантинию – и пробыли там несколь¬ко лет. Оттуда уже с пятью ты¬сячами мужей, отличных воинов, они отправились в Хиндустан, где про¬были недолго, а затем, пройдя от¬туда, они… не дошли до Ширвана». (С. 653)

История с. Маза

«Их власть» в дагестанском селении Маза, «а также в селениях, которые расположены в его ущелье и по его окраинам, приобретена: где-то через пленение, убийство и разрушение, а где – через исламизацию и доставление приятного».

Тарих Дагестан

«Они рассеялись во всех об¬ластях жителей гор – я имею в виду Дагестан – [подчинив их] где-то через приказ, убийство и раз¬рушение, а где-то – через исламиза¬цию и доставление приятного». (С. 669)

История с. Маза

Эмир селения Маза «взял харадж с земель, джизью с зиммиев, ушры и закят – с мусульман. Ему волей-неволей выказали повиновение низшие и высшие».

Тарих Дагестан

Шамхал «взял харадж с земель, джизью с зиммиев, ушры с путни¬ков и закят – с мусульман. Ему волей-неволей выказали повиновение… и нисшие, и высшие». (С. 670)

История с. Маза

Эмир Мазинский «послал затем несколько великих мужей и делегировал нескольких мудрецов к сидевшему на троне власти в городе Шемахе султану Фаридуну, вали вилаята Ширван, так как жители вилаята Ширван предпочли покорность Аллаху и веру еще в правление повелителя верующих, халифа Омара ал-Фарука».

Тарих Дагестан

Аварский «владыка послал затем посланцев и послания от великих мужей, и он же делегировал несколько мудрецов к султану Кавтар-шаху в вилаят Тюрк, так как жители его приняли ислам еще во время Омара ибн ал-Хаттаба». (С. 674)

При желании можно привести еще ряд подобных примеров.

Для разбираемого здесь вопроса важным является то, что содержание последнего отрывка из «Истории с. Маза» нахо¬дит себе подтверждение в независимых письменных источниках10. Что же касается соответствующего отрывка из «Тарих Дагестан», то он уже давно озадачивает историков-кавказоведов. Дело в том, что ни в одном из независимых источников не зафикси¬рован правитель тюрков, обитавших рядом с Дагестаном в начале ХIV в., который бы носил имя Кавтар-шах (вар.: Кавсар-шах). Следо¬вательно, есть основания думать, что отрывки из «Истории с. Маза» были в ХVIII в. использованы при созда¬нии «Тарих Дагестан». Таким образом, еще один источник «Тарих Дагестан» – «История с. Маза».

Кавказоведам-медиевистам через труд А. Бакиханова уже давно известно безымянное дагестанское историческое сочинение, которое в настоящее время, после выявления «Истории с. Маза» (простран¬ная редакция), лучше всего называть «Краткой редакцией “Истории с. Маза”». Сравнение текста последней, который ныне доступен в семи списках, с «Тарих Дагестан» позволило выявить два почти дос¬ловных совпадения между ними. Приведем их ниже:

Краткая редакция истории с. Маза

Характеризуя мусульманского правителя Маза, сказано: «Тот эмир берет доходы владык и вилаятов».

Тарих Дагестан

Характеризуя доисламского пра¬вителя Аварии, говорится: «Тот владыка берет доходы вилаятов». (С. 660)

Краткая редакция истории с. Маза

Собрав повинности, правитель Маза действует так: «Одну пятую часть он отделяет для себя, а остающиеся – после извлечения этой пятины – четыре пятых он делит между ними».

Тарих Дагестан

Кумухский Шамхал: «Одну пятую часть своего хараджа он отделяет для себя, а остающиеся – после извлечения этой пятины – четыре пятых он делит между ними». (С. 670)

Отмеченное не дает оснований полагать, что при написании «Тарих Дагестан» в дополнение к уже названным источ¬никам привлекалась еще и краткая редакция «Истории с. Маза». Скорее всего, при создании «Тарих Дагестан» был использован список пространной редакции «Истории с. Маза», текстуально близкий к списку данного сочинения, с которого было сделано сокраще¬ние, образовавшее краткую редакцию «Истории с. Маза».

Выводы

Составной частью всех списков «Тарих Дагестан» является пере¬чень имен, представленный в качестве родословной прави¬теля доисламской Аварии Сураката (конец XI в.), который назван сыном «Сиртана, сына Урус-хана, сына Умма-хана, сына Фируз-шаха, сына Бакира, сына Нимруда, сына Байара, сына Фарда, сына Тахмаза, сына Саййида, сына Амира, сына Фиравна, сына Ходжэ, сына Сафи-шаха, сына Аббаса, сына Тарраза, сына Хидр-шаха, сына Арас-кана» (с. 660). Еще в 20-е годы нашего столетия высказывалась, однако, мысль, что «Перечень» не может являться родословием дагестанца, жившего в домонгольскую эпоху .

В связи с «Родословной Сураката» обратим внимание на то, что нередко в одном и том же сборнике материалов рядом друг с другом дагестанцы записывали следующие исторические источники: «Родословную Рустамхана, уцмия Кайтага», «Историю села Маза» в краткой редакции, «Перечень повинностей, которые получа¬ли шамхал и крым-шамхал», памятные записи по истории Кумуха ХIII–ХIV вв. и, наконец, «Родословную шаха Аббаса I» из династии Сефевидов. К примеру, это имеет место в сборнике ХVШ в., который хранится в Рукописном отделе ЛO ИВ АН РФ (шифр В-1009. Л. 34а).

Учитывая, что все перечисленные источники, кроме последнего, привлекались при создании «Тарих Дагестан», нам представилось небесполезным провести сравнение части текста его, обозначенной как «Родословная Сураката», с «Родословной шаха Аббаса I». Оно показало, что при составлении «Родословной Сураката» были использованы какие-то местные источники, но нес¬колько имен (Фируз-шах, Бакир, Тахмаз, Саййид, Ходжэ, Сафи-шах, Аббас) позаимствовано из «Родословной шаха Аббаса I». Последняя, таким образом, является также источником «Тарих Даге¬стан».

Значительная часть «Тарих Дагестан» посвящена описанию утвер¬ждения ислама на территории Аварии. При этом именно она не явля¬ется компиляцией из независимо существующих письменных источни¬ков, составленных для освещения положения в неаварских регионах Дагестана. Как показали анализ имен (они не древнее ХIV в.) и сопоставление его результатов с описываемыми событиями (конец XI – начало ХIV в.), текст об исламизации Аварии, включенный в «Тарих Дагестан», является относительно поздней записью старинных аварских преданий.

Итак, «Тарих Дагестан» был создан неизвестным лицом в ХVIII в. на территории Аварии на основании письменных и местных по проис¬хождению устных материалов. В настоящее время в тексте этого нарративного источника ценным для историка представляется лишь материал о прошлом Аварии, но за исключением «Родословной Сураката».

Примечания

1. Kazem-Beg A. Derbend – Nameh. St-Petersbourg 1851, p. 659–677; Шихсаидов A. P. Дагестанская историческая хроника «Тарих Дагестан» Мухаммада Рафи // ПВ. М, 1977, с. 92–94

2. Айтберов Т. М. О хронике «Тарих Дагестан»// Краткое содержание докладов среднеазиатско-кавказских чтений. Л.,1978. С. 14.

3. О них см.: Рук. отдел ЛО ИВ АН РФ. №В-1009, Л. 34а; Айтберов Т. Еще раз о монгольском нашествии на Дагестан // ПП ИПКНВ. Вып. 12, ч. 1. М., 1977, с. 99–103.

4. Перевод по публикации А. Казембека (Derbend – Nameh. Р. 659–677).

5. Об этом см.: Рук. отдел ЛО ИВ АН РФ. №В–1009, Л. 336; Берже А. Кайтахские рукописи // Акты, собранные Кавказской археографической комиссией. Тифлис, 1863., с. 1072; Айтберов Т. М. Аноним куслима из Урады. – ПП ПИКНВ. М., 1973 вып. 13. С. 64.

6. См.: Шихсаидов А. Р. Материалы по хронологии кайтагских уцмиев // Источниковедение средневекового Дагестана. Махачкала, 1986. С. 136–139.

7. Бакиханов А. Гюлистан – Ирам. Баку, 1926, с. 53; Очерки истории Дагестана. Т. 1. Махачкала, 1957, с. 65; Шихсаидов А. Р. Дагестанская историческая хроника… С. 98.

8. Айтберов Т. М. Сведения по экономической истории Дагестана в «Перечне повинностей, которые получали шамхал и крым-шамхал» // ПП ИПКНВ, М., 1979, вып. 14, ч. 1, с. 3–9.

9. Об этом см. Айтберов Т. К. Истории Ширвана и Кабалы (с. Маза в Х–XVII вв.) // ПП ПИКНВ. М., 1986, вып. 19. С. 60–63.

10. Ашурбейли С. Государство ширваншахов. Баку, 1983. С. 170

11. Бакиханов А. Гюлистан… С. 50, 51.

12. Маллачиханов Б. О прошлом Аварии. Махачкала, 1923, с. 3–5.