Разгром Ибрагим-хана в Джарском ущелье

Опыт исторической реконструкции событий 1738 г.

06.11.2013 в 18:55, просмотров: 4820

Известно, что в 1730-х годах кызылбаши совершили три крупных похода на джарские земли. Первый из них состоялся в конце 1734 г. – начале 1735 г., а второй – в ноябре 1735 г. Третий поход состоялся, под командованием брата Надир-шаха – Ибрагим-хана, занимавшего на тот момент пост закавказского наместника. 

Разгром Ибрагим-хана в Джарском ущелье

Ибрагим-хан, согласно местной памятной записи, «пришел на селение Чар и Закатала вместе с многочисленными войсками в 1151 (1738) году. Он был, однако, убит на горе Чара, а войско его понесло поражение и бежало». Этот поход Ибрагим-хана представляет особый интерес, поскольку именно оно вызывает внимание некоторых представителей научной и околонаучной среды, которые искажают реальную историческую картину.

В середине октября 1738 г. во главе 32-тысячного войска Ибрагим-хан прибыл во владения Елисуйского султана, в Кахи. Войско его возглавляли следующие военачальники – ханы: Хан-Джан – правитель Грузии, Угурглу-хан – «хаким» Гянджи, его брат Хусан-Али-хан – «хаким» округа Барда, Мухаммад-Кули-хан Афшар – «хаким» Урмии, Мухаммад-Реза-хан Курд – «хаким» Мараги, Имам-кули-хан – «хаким» Ардебиля, Муртаза-кули-хан – «хаким» племени думбули, Али-Наки-хан Мокри – «хаким» Сук-Булака и т.д. Судя по списку военачальников Ибрагим-хана, войско им было набрано из иранского Азербайджана и современного государства Азербайджан. На военном совете постановили построить на равнинной части джарских земель несколько укрепленных лагерей (сангар), в которых размещался обоз, тяжелое снаряжение и часть войска. Построив в течение 4 дней укрепление в Кахи и не встретив особого сопротивления, Ибрагим-хан двинулся в собственно джарские земли. Здесь, согласно историку Мухаммад-Казиму, который принимал участие в походе Ибрагим-хана, «после прибытия в местность Ак-бурдж у подножия селения на горе, которая примыкает к землям джарского племени, Ибрагим-хан построил новую крепость. Артиллерию, арсенал и прочее тяжелое снаряжение он оставил в той крепости. Спешив половину победоносного войска, он в полной готовности двинулся в непроходимые горы». Согласно местному источнику, Ибрагим-хан создал в качестве опорных пунктов в нескольких местах укрепления, где разместил обозы и вооружение, а также раненных. Расположены они были в местностях Чапар-Чапураб (хутор села Эхеди Тала), «Шупанкул» (с. Чобанколь), «Хунукрух» (с. Гугам, квартал Гандах ?), дальний Чапур (хутор села Эхеди Тала) и «М.м.лур» (с. Мамрух ?). Джарские аварцы поспешили отправить свои семьи в укрепленные, глухие горные места.

Одновременно они направили письма в горный Дагестан с просьбой о помощи. Летописец Мухаммад-Казим, сопровождавший Ибрагим-хана, пишет, что «примерно двадцать тысяч человек из племен, живущих в Табарсаране, Ханалике, Ахты-пара, Курели и других местах, прибыли во главе с Большим уцмием. Трое суток они брали пропитание и фураж у джарского племени. Лезгинские дозорные сообщили боеспособности и снаряжении кызылбашского войска. Среди джарцев были два знаменитых предводителя, которые в смелости походили на Рустам-Дастана, а в щедрости – на Хатам Таи. Один из них был прозван Ибрахим-дивана (Адалав Ибрагим – прим. Ш.Х.), а другой – Халилом. Узнав об отступлении лезгин, они не пали духом. Первым делом они поручили примерно двум тысячам прославленных своих стрелков захватить все заставы, проходы и дороги, по которым должны были пройти победоносные войска. Сами же они занялись сбором войска». Таким образом, Мухаммад-Казим пишет, что прибывшие на помощь войска, из указанных областей Дагестана, пробыв три дня у джарцев и узнав, что им противостоят слишком большие силы противника, вернулись обратно. Закавказские аварцы в предстоящем сражении с вторгнувшимся в их земли противником, могли рассчитывать только на свои силы, если не считать небольшого отряда дагестанских аварцев во главе с Малачилавом Унцукульским.

Ибрагим-хан с войском 26 октября 1738 г. прошел вдоль русла реки Тала-ор и остановился на территории соответствующей центральной части современного города Закатала. Здесь он задумал соорудить другую крепость в «местности Ак-бурдж у подножия селения на горе», в качестве опорного пункта для дальнейших походов на Джар и Тала. Джарский кади Муртузаали в своем письме сыну Мухаммаду (учившемуся на тот момент в горном Аваристане), пишет, что кызылбаши, придя в Цор, построили в местности между Джаром и Талой укрепление. Вероятно, речь идет об этом укреплении. При попытке взобраться на цилбанское плато Ибрагим-хан столкнулся с ожесточенным сопротивлением. Первое сражение состоялось 26 октября у села Цилбан, на подъеме с территории современного города в селение. В том бою, по данным очевидца (письмо Муртазали-хаджи) погибло 40 кызылбашей и два джарца. Это событие у Мухаммад-Казима упоминается как продвижение ширванских (во главе с Мухаммад-Кули-ханом Афшаром) и грузинских отрядов (во главе с Хан-Джаном) в «горные проходы». Во время их попыток взять цилбанское плато, они «начали смертоносную стрельбу. Каждым выстрелом они поражали одного храбреца». Тогда часть грузинского отряда, обойдя, вероятно, с востока позиции джарцев и заняв высоту над расположением их отряда, открыли по ним огонь. Учитывая превосходство сил и невыгодность занятой позиции, джарцы отступают и покидают селение Цилбан, которое взяли ширванские и грузинские отряды войска Ибрагим-хана.

На следующий день, 27 октября, сражение развернулось уже на территории селения Джар. Здесь со стороны иранского войска, инициатива принадлежала «хорасанским стрелкам» во главе с тысячниками Алихан-беком и Али-Наки-беком. Численность хорасанского отряда, по всей видимости, достигала двух тысяч стрелков, поскольку ими командовали два тысячника. Как пишет Мухаммад-Казим хорасанские стрелки, а вслед за ними и остальные отряды кызылбашей с места своего базирования – нижней части города Закатала, смогли прорваться в джарское ущелье, прорвав укрепленную линию обороны на крутом подъеме у закатальской крепости ХIХ века: «Затем на горы взошел Ибрагим-хан с победоносным войском». Таким образом, кызылбаши поднялись на место, где в настоящее время стоят памятник имаму Шамилю и Джарская соборная мечеть.

На следующий день, 10-тысячный отряд кызылбашского войска двинулся вверх по джарскому ущелью. 28 октября 1738 г., как передает Мухаммад-Казим, «последовал приказ Ибрахим-хана десяти тысячам азербайджанских молодцов двинуться к жилищам джарцев и, если они там собрались и укрепились, разграбить и перебить их. Эти газии пошли к месту их пребывания. Малая часть того племени, которая оставалась на своих местах, после схватки и стычки была убита или взята в плен победоносным войском. В четырех фарсахах (24 км – Ш.Х.) от того места увидели сильно укрепленную башню, которая поднималась ввысь до неба». Согласно письму джарского кади Муртазали, в Голоде в «крепости» и в двух домах засели около 100 джарцев. По информации, полученной кызылбашами от пленных джарцев, «Ибрахим-дивана и Халил – охотник на львов с малым числом [войска] укрепились в том месте», т.е. в Голоде. Тогда, «кызылбашские предводители назначили для их истребления две тысячи человек. Во время прибытия победоносного войска, когда оно вступило на вершину горы, Ибрахим-диване с малым числом людей за половину звездного часа разбил это двухтысячное войско, люди этого войска, раненные и несчастные, обратились в бегство и вернулись с сердаром». Потери сторон нашли частичное отражение в письме кади Муртазали, который пишет, что во время сражения у Голоды были убиты его мать, жена хаджи Шахбана, Нурмухаммад, сын его брата и шестеро других мужчин.

Ибрагим-хан, раздосадованный поражением 2-хтысячного отряда, решил отправить на взятие Голоды более крупные силы по старому пути – т.е. по хребту Кациб щоб, по дороге Хамузул нух. Однако руководитель грузинского отряда Хан-Джан отговорил его, убедив в том, что новое войско, если отправится тем же путем, «даже если их будет сто тысяч - ничего не сделав и не достигнув цели, вернутся обратно». Он предложил пойти по другому маршруту – по хребту Эрасул гвел: «отдельной дорогой, которую нашли грузины, и, пока узнают об этом лезгины, поднимусь на ту гору, захвачу то безмятежное племя и легко смогу разбить его и рассеять». Его предложение было одобрено Ибрагим-ханом.

К тому времени Ибрагим-хану, разведчики донесли, что «позади есть башня высотою пять заров». Имеется в виду джарское укрепление Жунгузул гин, упомянутое в «Хронике войн Джара» как крепость Амир-Ахмада. Согласно письму кади Муртазали в укреплении засело 30 джарцев и 30 дагестанских аварцев под руководством Малачилава Унцукульского. Как передает Мухаммад-Казим: «Согласно приказу Ибрахим-хана, было поручено Мухаммад-Кули-хану, беглярбегу Ширвана, с его газиями напасть на ту крепость и захватить ее. Во исполнение приказа Ибрахим-хана крепость штурмовали до захода солнца. Двенадцать человек… оттуда [из башни] стреляли, и около четырехсот человек ширванских молодцов убили. Когда кончились пули…, они бросились с вершины башни и с мечами в руках атаковали [кызылбашей] и до тех пор сражались, пока не были зарублены мечами газиев». Согласно данным кади Муртазали, кызылбаши при помощи трех пушек разрушили стены Жунгузул гин и оборонявшимся пришлось покинуть укрепление. После разрушения «крепости», отряд Малачилава ушел в Билкан (Белоканы), а джарцев, как передает источник, «охватил тут гнев», вероятно из-за ухода отряда Малачилава с места сражения. Они сами разделились на три группы и тоже отступили в Голоду через Цоратлул нугур, Кабаб щоб и Тукил Кациб. В то же время к джарцам на помощь подоспели катехцы и мацехцы, укрывшие свои семьи в Пажил гвеле.

Со слов Мухаммад-Казима, руководители джарцев – Адалав Ибрагим и Халил пришли к заключению, что наступил решающий момент в их борьбе с кызылбашами. Они предложили смелый план, который и привел к гибели Ибрагим-хана и разгрому основных сил, они «узнали о продвижении Ибрахим-хана и так порешили со своими предводителями и вождями племен: «Если кызылбашское войско продвинется с тыла и захватит вершину горы, то поставит нас в тяжелое положение и изничтожит. Первым делом, уповая на бога, в полночь пойдем и засядем между укреплением и летней стоянкой. Во время продвижения победоносного войска уничтожим его смертоносным обстрелом с двух сторон. Все мы или будем убиты, или попадем в плен, и если пленят наших жен и детей, мы этого при жизни не увидим». Таким образом, джарцы решили устроить засаду в определенном месте на хребте Эрасул гвел, во время движения кызылбашей в Голоду.

Решающее сражение, согласно джарскому кади Муртазали, произошло в среду, т.е. 15 раджаба 1151 г.х. // 29 октября 1738 г.: «Затем в среду кызылбаши повернули назад и причем прямо вслед за ними шла тут группа, образовавшаяся из примерно трехсот мужчин из Малого Джара, из Верхнего Джара, из Катеха и Мацеха. Потом, однако, вблизи домов, что стоят в местности Кухна, началось сражение, и при помощи Аллаха, всеодаряющего Владыки, эти кызылбаши оказались раздавленными и обращенными в бегство».

Предания джарцев, записанные в одном из вариантов «Хроники войн Джара», передают, что до того, как войска Ибрагим-хана прибыли к подножью горы Эрасул меэр, то есть на первую террасу на подъеме к его вершине, там ожидала в засаде группа джарцев. Место, где они засели, в настоящее время известно как Назар-къалъаб и находится выше по склону от джарского хутора Тарих. Как только по узкой лесной тропе на эту террасу взобралась часть войска с самим Ибрагим-ханом, джарцы дали несколько ружейных залпов и бросились с кинжалами врукопашную на кызылбашей и обратили в бегство.

«Хроника войн Джара», изданная в 1931 г. и ее более полный вариант, переведенный С. Сулеймановой, довольно скупо рисуют картину происшедшего. К этому времени к джарцам подошли воины из Катеха и Мацеха, «и завязался бой перед горой Джаник. В этом бою кызылбаши были разбиты и обратились в бегство, потеряв убитыми главнокомандующего армией Ибрахим-хана, Угурлу-хана, Авшар-хана, Халхан-хана, Баргушат-хана, моурава Хизиха, векиля Казаха Керим-агу и других ханов, султанов и воинов. От них досталось много добычи, в том числе 1500 ружей, три пушки и другие вещи. Убежали также коменданты укреплений Каха, Шеки и Ширвана. После этого сражения джарцы и тальцы захватили округа Шеки и Ках». Для определения точного места сражения необходимо идентифицировать местность «Кухна», где, согласно источнику, также «стоят дома». Топоним этот, в переводе с персидского означает «старый». Вместе с тем, согласно аварскому варианту «Хроники войн Джара», мы знаем, что сражение произошло у хутора Тарих (авар. – «историческое», «старое»). Очевидно, что Тарих и Кухна – это разные названия одного и того же населенного пункта в верховьях джарского ущелья. Это обстоятельство позволяет нам с большей уверенностью локализовать место сражения.

Более подробную и яркую картину сражения запечатлел Мухаммад-Казим. Согласно нему, старейшины Джара и Талы «в тот день… выбрали примерно семьсот прославленных стрелков, которые огненными пулями в темную ночь могли попасть в чешуйку змеи. Они отделились под начальством Ибрахима и Халила. Попрощавшись с племенем и родом, в ту темную ночь направились на великое дело. Войдя в леса, которые были на пути Ибрахим-хана, сели в засаду. Они находились там, пока не прошли по склону горы лезгинские и ширванские войска, воины племен мокадам, думбули и прочие. По небесному предопределению и велению вечного рока, ни один из кызылбашей их не заметил, хотя они сидели у прохода. После прохождения упомянутых войск в те горы вступил Ибрахим-хан с хорасанскими стрелками и с несколькими ханами и предводителями. Когда они дошли до середины гор, то внезапно с двух сторон, [сидевшее в засаде] удачливое сборище начало стрельбу. Хорасанские же стрелки, ничего не видя, также приготовились к стрельбе, и сражение началось… В разгар этой схватки Ибрахим-дивана узнал Ибрахим-хана и послал в его сторону смертельную пулю. По божьей воле и вечному предопределению, та пуля попала в голову Ибрахим-хана и ранила его. Другая пуля попала в знаменосца, и он опрокинувшись, покатился. В это время Огурлу-хан, правитель Ганджи, подбежал к Ибрахим-хану… Огурлу-хан настаивал , как вдруг другая пуля попала ему в грудь, и он был убит. В тот момент он вскрикнул и сказал своему брату Хасан-Али-хану: Ты выведи Ибрахим-хана… В это время еще одна пуля попала в лоб Хасан-Али-хану, и он тоже был убит. Каждый предводитель и вождь племени, который подходил к Ибрахим-хану, говоря, что здесь не место оставаться не достигал цели».

Таким образом, Адалав Ибрагиму и другим джарцам удалось перебить чуть ли не половину руководящего состава кызылбашской армии. После этого, закончив обстрел колонны противника, двигавшегося в узкой лесной просеке по горному склону, джарцы бросились с холодным оружием в ближний бой. Еще одна пуля попала в руку Ибрагим-хана. Джарец Ибрагим выстрелил в него и пуля, попав ему в грудь, вышла насквозь. Брат Надир-шаха прислонился к дереву и попросил воды, но, не дождавшись ее, умер. Как передает его летописец, «в тот тягостный день страх перед смертью вселился в славных сарбазов и храбрецов. Не дожидаясь смерти, они бежали с поля битвы, а лезгинские воины в тот день убивали кызылбашских бахадуров. По небесному предопределению и вечному року, такое славное и гордое войско было разбито и побеждено». Отступление оставшихся отрядов переходило в паническое бегство.

Остатки кызылбашей во главе с Мухаммад-Карим-беком и Самад-беком Табризи бежали в сторону Ирана. Мухаммед-хан Афшар с трудом собрал разрозненные группы воинов и вывел их к берегам Аракса, что произошло уже в 20-х числах ноября 1738 г.

Список использованной литературы: ЦIоралъул аваразул рагъазул тарих. ХIадур гьабуна Т.М. Айтберовас. МахIачхъала, 1996. Гь. 46-48 (на авар. яз.). Айтберов Т.М. Памятные записи // Письменные памятники Дагестана ХVIII–ХIХ вв. Махачкала, 1989. С. 137-140. Там же. Арунова М.Р., Ашрафян К.З. Государство Надир-шаха Афшара. М., 1958. С. 189; История Дагестана. М., 1967. Т. I. С. 362. Молла Мəhəммəд əл-Ҹари. Ҹар Салнамəси. Тәрҹүмә, ҝириш, гејд С.А. Сулејмaнованындыр. Бакы, 1997. С. 35 (на азерб. яз.). Козлова А.Н. Страница истории освободительной борьбы народов Дагестана // Страны и народы Востока. М., 1976. Вып. XVIII. С. 128. Ак-бурдж (тюрк., араб. – «Белая башня»). Среди местного населения она известна КахIазул гьин (авар. «замок Кахаевых»), т.е. как укрепленный дом с башней и крепостной стеной вокруг усадьбы, принадлежащий джарскому тухуму Кахазул (от авар. диал. КахIал – «белые»). Находился на территории современного города Закатала, у подножья селения Цилбан. Козлова А.Н. Указ. раб. С. 129. Молла Мəhəммəд əл-Ҹари. Указ. раб. С. 35. Табасаран, Хиналуг, Ахты и Кюра. Козлова А.Н. Указ. раб. С. 129. Умер в 1184 (1770-71 гг.) [Из дагестанских памятных записей // Восточные источники по истории Дагестана (Сборник статей). Махачкала, 1980. С. 121]. Письмо, написанное в 1738 г., перевел с арабского языка и включил в научный оборот Т.М. Айтберов. См. Айтберов Т.М. Закавказские аварцы (VIII – начало ХVIII вв.). Махачкала, 2000. Ч. I. С. 179. Там же. Козлова А.Н. Указ. раб. С. 130. ЦIоралъул аваразул рагъазул тарих... Гь. 62. Козлова А.Н. Указ. раб. С. 130. Там же. Айтберов Т.М. Закавказские аварцы… С. 179. Козлова А.Н. Указ. раб. С. 130. Айтберов Т.М. Закавказские аварцы… С. 180. Козлова А.Н. Указ. раб. С. 130. Зар – мера длины больше 1 метра. Айтберов Т.М. Закавказские аварцы… С. 179. Козлова А.Н. Указ. раб. С. 131. Айтберов Т.М. Закавказские аварцы… С. 179. Там же. С. 180. Молла Мəhəммəд əл-Ҹари. Указ. раб. С. 35-36. Козлова А.Н. Указ. раб. С. 131. Айтберов Т.М. Закавказские аварцы… С. 180. Там же. ЦIоралъул аваразул рагъазул тарих... Гь. 63-64. В их числе был и дед известного историка ХIХ в. Аббас-кули Бакиханова – Дарга-кули-хан, который будучи тяжело ранен в 1738 г. умер от ран уже в самом Иране [ЦIоралъул аваразул рагъазул тарих... Гь. 146]. Хроника войн Джара в ХVIII столетии / пер. П.К. Жузе, прим. Е.А. Пахомов, пред. В. Хулуфлу. Баку, 1931. С. 30; Молла Мəhəммəд əл-Ҹари. Указ. раб. С. 36. Согласно кади Муртазали, отряд этот состоял из 300 аварцев из сел Джар, Катих и Мацих. Часть дагестанцев и елисуйцев встала на сторону кызылбашей. Он хотел увести его с поля боя. Козлова А.Н. Указ. раб. С. 132. Там же. Арунова М.Р., Ашрафян К.З. Указ. раб. С. 189.