Куда движется Кавказ?

Кавказ – особая сфера, нуждающаяся в специальной доктрине

30.10.2013 в 15:23, просмотров: 5939

Кавказ – особая сфера, нуждающаяся в специальной доктрине, которую никто из нынешней власти пока не предложил. Нет также органичной идеи, потому что нынешняя власть ее родить не может. А талантливых исполнителей нет постольку, поскольку они вырастают только на дрожжах органичных идей. Так как кроме механического скрепления, органической идеи нет, то воспитанная на русской культуре и традициях национальная элита уже не возрождается, а старая умирает. Новые поколения воспитаны на противоположных ценностях, поэтому в перспективе весь Кавказ отстает от России. 

Куда движется Кавказ?

Влияние Ближнего Востока

Как мы уже писали, последние события на Ближнем Востоке, а именно гражданская война в Сирии и конфликты меньшей интенсивности в других странах, невольно наводят на размышления о неустойчивости современных государств, границ и режимов. Одновременно они же дают понять безусловно имеющую место некоторую искусственность процессов так называемой Арабской весны – волны политических кризисов в арабских странах, приведших к смене режимов.

Очевидно, что основной целью США и союзников (в данном случае – Израиля) в регионе является Иран с его ядерной программой, которая в данном случае есть скорее предлог, чем действительный повод для нападения на это государство. Наблюдатели по-прежнему оценивают как довольно высокую степень вероятности нападения на Иран со стороны Израиля с последующим включением в конфликт США и других стран НАТО. Впрочем, нападения в ближайшее время не случится. Об этом свидетельствуют слова бывшего уже министра обороны Израиля, Эхуда Барака, о том, что Иран приостановил ядерную программу и в связи с этим в ближайшее время ударов по Ирану Израиль не планирует. Однако негативной новостью в этом отношении для Ирана можно считать формирование радикального блока нового правительства в коалиции «Ликуда» и «Кадимы» с включением в союз Авгидора Либермана, которые решительно настроены нанести удар по Ирану, хотя им и придется с этим повременить. Израиль также убеждается, что санкции, введенные против Ирана, уже действуют и страна испытывает большие сложности в экономической сфере. И особенно сильно эти санкции отражаются на положении среднего класса, который больше, чем бюджетники и другие слои общества, зависит от экономической активности внутри страны.

Главной же в отсрочке нападения на Иране видится очевидная пробуксовка первоначальных ожиданий насчет времени падения режима Башара Асада в Сирии, являющегося одним из ключевых союзников Ирана на Ближнем Востоке. Благодаря помощи Ирана, Китая и России режим Асада держится дольше, чем ожидалось, что заставило его оппонентов скорректировать свои планы по Ирану.

В плане выяснения возможного сценария развития событий представляет интерес следующее обстоятельство. 4 ноября в Институте стратегических исследований Тель-авивского университета прошла так называемая Военная игра, в ходе которой ведущие израильские эксперты в области безопасности смоделировали действия сторон в первые дни военного конфликта между Израилем и Ираном. По предложенному сценарию война начнется 9 ноября 2012 года, когда израильские ВВС нанесут удар по ведущим ядерным объектам Ирана. Мир узнает об атаке из сообщения телеканала «Аль-Джазира», однако израильское руководство возьмет на себя ответственность за удар, сообщив, что у него не было другого выхода. По мнению израильских аналитиков, США выступят в поддержку Израиля, заявив, что атака была обоснованной. Региональные государства – Турция, Саудовская Аравия, Египет, государства Персидского залива – сделают все для того, чтобы предотвратить региональную войну. Россия же, согласно мнению израильских экспертов, «преследующая собственные цели, парализует международные усилия положить конец конфликту».

Кавказ

Для Кавказа военные действия в Иране несут намного большую угрозу, нежели гражданская война в Сирии с возможным включением сюда Ливана. Это обусловлено не только соседством Ирана с Кавказом, но и тем влиянием, которое он имеет в регионе, главным образом через шиитские структуры в Азербайджане, отчасти в Грузии и Дагестане, а также экономическую активность на юге России (особенно в Астрахани) и в Армении. Близкие отношения Ирана с Арменией и Россией в свое время даже заставляли говорить о выстроившейся политической оси Россия – Иран – Армения, которая оказывала существенное влияние на ситуацию на Кавказе. Сюда же можно отнести непризнанные государства-сателлиты России (Абхазия, Южная Осетия) и Армении (Нагорно-Карабахская Республика).

США обладают в регионе пока меньшим влиянием, хотя им и удалось почти полностью включить в орбиту своего влияния Грузию, а также Азербайджан, который пока еще лавирует между Западом и Россией, временами отдаляя от себя то одну, то другую стороны. Однако в целом позиция АР по Габалинской РЛС, а также размещение американских и израильских военных на своей территории не оставляют сомнений в политической ориентации официального Баку. Близкие отношения между Азербайджаном и Грузией, выражавшиеся не только в политической сфере, но и, что более важно, в крупных совместных экономических проектах (нефтепровод Баку – Джейхан; железная дорога Карс – Ахалкалаки и т. д.) с одновременной ориентацией обеих стран на Запад, также позволяют говорить о выстраивании на Кавказе другой, противостоящей первой, политической оси США – Грузия – Азербайджан с включением сюда Израиля и стран НАТО, в т. ч. Турции. Причем противостояние между двумя этими блоками не только абстрактно-политическое, но и прямое военное. Конфликт между Арменией и Азербайджаном в 1988–1994 годах привел к созданию непризнанного государства Нагорный Карабах, контролирующего около 13% территории Азербайджана, а конфликт между Россией и Грузией из-за Южной Осетии – к окончательному оформлению непризнанных (вернее, частично признанных) государств Абхазия и Южная Осетия, которые также занимают более 10% территории Грузии. Таким образом, сторона, поддерживаемая США, изначально имеет реваншистские устремления, нацеленные на восстановление территориальной целостности (Азербайджан и Грузия) по отношению к пророссийскому блоку. Это обстоятельство служит залогом возобновления военных действий, которое должно случиться по определению. Причем если Грузия, объективно понимая, что военной силой ей Абхазию и Южную Осетию вернуть не удастся, поскольку за ними стоит Россия, иллюзий по этому поводу не строит, предпочитая политические методы, то Азербайджан последовательно наращивает военную мощь. Помимо военной составляющей, не в пользу Армении складывается соревнование в экономической и демографической сферах, где разрыв между Азербайджаном и Арменией растет в пользу Баку. Главным сдерживающим фактором для Баку является военное присутствие России в Армении, а также четкая зависимость экономики Баку от политической обстановки. В случае затяжного характера войны экономика Азербайджана может обвалиться, поскольку почти целиком зависит от добычи и транспортировки нефти.

«Горная цитадель суннизма»

Другим вариантом, хотя и маловероятным пока, может стать развитие в Азербайджане событий по сирийскому и ливанскому сценарию (имеется в виду противостояние по линии шииты – сунниты). Тем более что формальных поводов для этого хватает. Это и запреты на исполнение азана, и сносы суннитских мечетей в Баку под предлогом нарушения градостроительных норм, и закрытие «Лезги мечети» в старом Баку с последующим ее переименованием и т. д. В настоящее время четкой статистики, которая бы определяла процентное соотношение суннитов и шиитов в Азербайджане, не имеется. Но, по экспертным оценкам, базирующимся на дореволюционной статистике, около 60% населения АР составляют шииты и 37% – сунниты, которые расселены в северных районах страны, а также в Баку. В столице страны по посещаемости суннитские мечети уже давно опережают шиитские, что вызывает обеспокоенность муфтия АР Аллахшукюра Пашазаде, являющегося шиитом. Участившиеся репрессии против суннитской молодежи приписывают именно его влиянию на государственные структуры.

С другой стороны, умаляет возможность такого развития ситуации позиция руководства Азербайджана в развернувшемся ближневосточном конфликте, в котором официальный Баку на стороне стран НАТО – союзников сирийской оппозиции. Следует учесть и то, что соседний Иран – главный враг руководства АР, которое проводит в целом политику дистанцирования от религиозного пути развития, и нередко сами шиитские группировки, подпавшие под влияние Ирана, становятся мишенью азербайджанских спецслужб. Влияние же Пашазаде, провозгласившего себя «муфтием Кавказа», в реальности с каждым годом только падает. В 2011 году Грузия также отсекла мусульман, проживающих на своей территории, от влияния Пашазаде, создав собственное управление мусульман Грузии и поставив в его руководстве грузина – суннита из Аджарии. Это был вполне обоснованный шаг, если учесть, что среди мусульман Грузии (в реальности их около 385 тысяч человек, по переписи 2002 г. – 434 тыс.) сунниты составляют около 70%, а шииты – 30%. Сунниты представлены в первую очередь грузинами, проживающими в Аджарии (120 тыс. чел., составляющих 31% населения региона), а также в Гурии (14 тыс. чел., 10% населения региона) и Самцхе-Джавахети (7 тыс. чел.). Мусульмане Кахетии (47 тыс. чел., 12% населения региона) и Тбилиси (около 15 тыс. чел.) являются в большинстве своем суннитами (шиитов – около трети), представленными в этническом плане вайнахами (чеченцы, кистины, ингуши), аварцами, азербайджанцами, курдами и т. д. Шииты же составляют около половины от проживающих в Квемо Картли азербайджанцев-мусульман (около 180 тыс. чел., 40% жителей региона).

На Северном Кавказе подавляющее большинство мусульман в лучшем случае не знает о существовании Пашазаде, а те, которые в курсе его претензий, выражаются о нем не в самых лестных выражениях. Помимо Азербайджана и Грузии, шииты на Кавказе живут в значительном количестве только в Дагестане, где составляют чуть больше 1% населения республики (30–35 тыс. чел., 90% которых живут в Дербенте). Здешние шииты ориентируются в большей степени на Иран, нежели на муфтия Азербайджана, хотя в последнее время официальный Баку также увеличил финансовую помощь шиитским муллам Дагестана.

Из всего населения регионов Кавказа, составляющего 28,5 млн человек, сунниты насчитывают около 8,35 млн, то есть почти 30% населения макрорегиона (см. таблицу №1), тогда как шиитов на Кавказе – менее 4 млн. Остальные конфессии также заметно уступают суннитам: около 7 млн приверженцев у Русской православной церкви; по 3,5 млн у Грузинской православной и Армяно-григорианской церквей и около 150 тысяч буддистов в Калмыкии. Эта сила сейчас не имеет единого центра, а между прочим, в ХIХ веке и ранее им являлся Дагестан, прозванный польским исследователем... «горной цитаделью суннизма на Кавказе». На Кавказе именно сунниты имеют самый большой прирост населения, и в последующем их доля среди жителей региона будет только расти.

Конфессиональная однородность народов Дагестана (принадлежность к шафиитскому мазхабу суннитской ветви ислама 95% жителей республики) являлась и является одним из главных стабилизирующих факторов в республике, благодаря которому удалось избежать многих конфликтов на этнической почве. Это своего рода цементирующий единство народов Дагестана фактор. Его дополняет сближение «горцев» (аварцев, даргинцев и лакцев) к одной этнической платформе, к которой, возможно, присоединятся народы Южного Дагестана, а также кумыки, что в итоге превратится в складывание единой дагестанской нации. Вместе с тем усиление шиитского влияния в Дагестане и попытки прозелитизма, которые уже были отмечены в дагестанской прессе, являются угрозой стабильности общественно-политической ситуации в Дагестане. Рост самосознания среди суннитской молодежи и проявление ее активности в общественно-политической жизни Кавказа постепенно становятся все более значимым центром силы, который, к сожалению, свою активность больше проецирует в деструктивной сфере. Однако все же в последнее время заметен сдвиг в менее радикальную сторону, перевод ее активности в более конструктивное русло. Ориентирами суннитской молодежи Кавказа являются уже не Басаев и Хаттаб, а Реджеп Эрдоган и Мухаммад Мурси (первое лицо Турции и свергнутый президент Египта).

Одновременно очевидны попытки стран НАТО, в первую очередь США, использовать этот фактор в своих интересах и откровенно враждебные интересам России попытки части истеблишмента из числа ястребов и произраильских кругов сделать из суннитов Северного Кавказа врагов российского государства. Очевидно, что такой путь, безусловно, губителен для России, около 15% населения которой составляют сунниты, живущие в ключевых по геополитическому положению регионах, численность и организованность которых растут с каждым днем. В условиях современного положения на Ближнем Востоке, где столкнулись интересы суннитов и шиитов, такие действия губительны для будущего России. Именно такое поведение Башара Асада с элементарными протестными акциями спровоцировало ответные шаги населения Сирии, превратившиеся постепенно в международное суннитское сопротивление, которое, к сожалению, может пересечь границы Ближнего Востока и перейти на Северный Кавказ, в первую очередь в Дагестан. Таким образом, действия федеральной и республиканской властей должны быть в первую очередь направлены на недопущение такого развития событий.