Борьба с коррупцией - кампания для устрашения чиновников

Дагестанский пресс-клуб «Игры журналистов» провел 7 апреля очередное заседание

14.04.2018 в 08:10, просмотров: 1210
Борьба с коррупцией - кампания для устрашения чиновников

Дагестанский пресс-клуб «Игры журналистов», который возобновил свою работу в стенах Дагестанского государственного университета, провел 7 апреля очередное заседание. Темой обсуждение стала начатая в республике антикоррупционная кампания, в ходе которой сотрудниками правоохранительных органов были задержаны ряд крупных чиновников. Открыл заседание председатель клуба Ильман Алипулатов, подчеркнувший в своем выступлении остроту проблемы коррупции для Дагестана.  В качестве экспертов были приглашены Алибек Алиев и Арслан Бачиев, сотрудники Управления Администрации Главы и правительства РД по противодействию коррупции, а также известный общественник Шамиль Хадулаев. 

Абдурахман Юнусов расказал о том, что волна коррупции накрыла всю страну, ещё в 90-е годы. Большинство людей покупало и продавало. Самый короткий путь, с помощью которого преодолевались барьеры – таможенные, налоговые, милицейские и прочие – взятка. Одни платили, чтобы выживать в трудные времена, другие брали, чтобы на мутной волне быстро обогатиться.

Антикоррупционная кампания закончится после ряда громких арестов. Все пути ведут наверх, и на каком-то этапе кто-то поставит заслон. «Коррупция» в переводе означает «ржавчина». И если она въелась глубоко, недостаточно протереть ветошью с маслом, нужно менять весь механизм, должна работать система.

Когда король Карл XII вернулся домой после военного похода, он обнаружил в Швеции разруху и разброд. И он сделал две вещи: учредил пост омбудсмена, «государева ока», который работает до сих пор, и  ввел запрет на оконные занавески, дабы люди видели, как живут чиновники. Подобное повторилось в наши дни в Грузии , где стены кабинетов в полиции стали стеклянными, чтобы все видели, что там происходит.

«Должна быть транспарентность, прозрачность. Почему руководство республики не появляется регулярно на экранах ТВ, особенно в сложные времена, и не говорит народу, что происходит, каковы причины, что собираются предпринимать?» – вопросом закончил выступление Абдурахман Юнусов.

Журналист Тимур Магомаев сказал, что кампания по борьбе с коррупцией в Дагестане приведет к ощутимым изменениям во власти в масштабе всей страны. «Дагестан – это пилотный проект, регион в котором все, в том числе и коррупция видится более выпуклым, масштабным. Логично было провести чистку именно здесь. Кроме того политическая повестка к этому располагает. Та чистка на верховом уровне, которую мы наблюдаем, сводится к контролю финансовых потоков.

К сожалению, такой подход не даст результата, если не объединить борьбу с коррупцией на всех уровнях. Если говорить о низовом уровне то это: декриминализация топливно-энергетического комплекса, защита населения, зачистка строительного сектора, системы здравоохранения и ЖКХ, обеспечение прозрачности и законности выборного процесса на всех уровнях», - заключил Тимур Магомаев.

По мнению Руслана Лугового, актуальные для 90-х годов криминальные механизмы сращивания организованной преступности с властью в Дагестане оказались до сих пор крепки. Соответственно распределяются бюджетные потоки. В современных реалиях руководству страны необходимо срочно выстроить подлинную  вертикаль власти, в связи с чем и начаты зачистки криминализированных элементов, которые способны этому противостоять. В целях усиления борьбы с коррупцией целесообразно закрепить на законодательном уровне конфискацию имущества коррупционеров и их родственников, а также решить социально-экономические проблемы в стране, чтобы они не становились причиной для зарождения коррупции на низовом уровне.

Руслан Гереев уверен в необходимости минимизации государственного вмешательства в тех сферах, где это возможно, поскольку коррупция процветает там, где идет распределение бюджетных ресурсов. Эффективной мерой противодействия коррупции, по его мнению, могло бы стать усиление общественного контроля деятельности органов государственной власти, в том числе и в разрезе контроля за исполнением  майских указов президента. В качестве меры экономического противодействия коррупции Гереев указал ускоренное внедрение безналичных и бесконтактных форм расчетов, которые предотвратят коррупционные проявления на низовом уровне.

Альберт Эседов говорил о том, что практически любая сфера в республике нуждается в глубокой ревизии и реформе, в серьезной кадровой политике, в трансформации в сторону повышения качества работы во благо граждан и республики. «Нужно ли это Москве? Если дагестанский чиновник захочет освоить условный бюджетный 1 рубль по назначению и в полном объеме, то он не сможет этого сделать, так как порядка 30 копеек от этого рубля в республику не приходит. Чиновник должен решить задачу, которую, оставаясь в правовом поле, не решить. 3 копейки с рубля ему придется оставить казначею, еще 30 копеек – откат чиновнику на республиканском уровне. Только 5 копеек идет в дело. За 5 копеек невозможно сделать то, что стоит рубль. Отсюда и завышение в разы стоимости.

Развиваются только аффилированные с чиновничеством структуры, производства и услуги. Только им и выгодно выигрывать тендеры, осваивать бюджетные средства. Отсюда и коррупция, и отсутствие конкуренции. Конкуренция чиновниками гасится с подключением проверяющих и фискальных органов. В таких условиях говорить об инвестициях невозможно. Никто не заинтересован в появлении на вверенной ему территории другой конкурентной силы», - отметил Альберт Эседов.

Необходимо, чтобы чиновники и члены их семей отчитывались не только о доходах, но и о расходах. Все должны отчитываться об источниках доходов при крупном приобретении. Москве – изменить систему, сделать каждый бюджетный рубль эффективным. Внутри региона – повернуться лицом к населению, работать во благо республики.

По мнению блогера Ибрагима Рамазанова, с начала 90-х годов главной проблемой на Северном Кавказе была Чечня. После наведения там относительного порядка, обратили внимание на Дагестан. Примерно с 2013 года началась реальная борьба с экстремистским подпольем. После того, как данная угроза была минимизирована, федеральный центр приступил к борьбе с местными кланами и с коррупцией. Причин этому несколько: в Дагестане коррупция приобрела системный характер; коррупция активно обсуждалась в независимых СМИ и социальных сетях; геополитический      фактор –  передислокация Каспийской флотилии требует системной безопасности на всех уровнях.

            Задержания высокопоставленных чиновников можно провести в любом регионе РФ, всюду имеются факты завышения цен и откаты. Если и была надежда, что коррупция будет снижена хотя бы до уровня регионов центральной России, где отсутствует так называемая «низовая коррупция», то сейчас приходит понимание, что с коррупцией как с системой никто не собирается бороться. «В Махачкале выявлено более 200 фактов принятия детей в детские образовательные учреждения без очереди. Но не возбуждено ни одного уголовного дела, нет ни одного факта отстранения от должности. 

Происходящее нельзя назвать «борьбой с коррупцией», это «борьба с коррупционерами». Нет никаких изменений в структурах, которые обязаны заниматься борьбой с коррупцией, но заняты крышеванием этой самой коррупции», - отметил Ибрагим Рамазанов. Он предлагает выявлять причины и условия возникновения коррупции. Государство не создает прозрачные механизмы принятия решения, с четким регламентированием роли каждого чиновника, чтоб чиновник, даже желающий взять взятку не мог этого сделать, а гражданин не мог дать взятку. Для этого надо создать экспертно-аналитический совет, который будет выявлять механизмы коррупции, условия, ей способствующие, и вырабатывать необходимые решения, чтоб устранить эти условия.

К примеру, количество целевых направлений Минздрава РД для поступления в Дагмедуниверситет увеличилось в 5 раз после ужесточения контроля за ЕГЭ, и достигло 260 студентов в год. По направлениям поступают выпускники с баллами ЕГЭ менее 150, когда как выпускники с баллами ЕГЭ более 200 не могут поступать по общему конкурсу. Целевые направления можно купить у главврачей за 300-400 тысяч рублей, и коррупционный оборот уже достиг порядка 100 миллионов рублей в год. Если изменить механизм распределения направлений так, чтобы главврач только запрашивал количество направлений, а подбором кандидатов занималась бы комиссия Минздрава на основе результатов ЕГЭ, коррупционная составляющая исчезнет.

Обозреватель Эдуард Уразаев причины активизации борьбы с коррупцией в Дагестане видит в следующем:  рост проблем из-за коррупции, попытки предыдущего руководства смены прежних кланов на монополию своей команды; опасности скандалов и низких результатов на выборах Президента РФ; решение о переводе Каспийской флотилии из Астрахани в Дагестан, что усиливает значимость возвращения РД в правовое поле; осознание важности борьбы с коррупцией в условиях нарастающего давления на страну западных стран; эффективное положительное воздействие на общественное мнение антикоррупционной кампании во всей России.

Это не кампанейщина, так как задействованы не только 38 прокуроров и 40 экспертов, но и бригады следователей из центральных аппаратов МВД, ФСБ, СК РФ, которые возбудили 71 уголовное дело, а материалов собрано уже на 149 дел; властям важно укреплять свой авторитет перед гражданами, и антикоррупционные мероприятия хорошо служат укреплению доверия.

Необходима борьба с коррупцией в рамках правового государства; совершенствование нормативно-правовой базы с расширением антикоррупционной экспертизы; снижение роли чиновников в управлении, внедрение проектов "открытое правительство" и цифровой экономики; усиление межведомственного контроля правоохранительных органов;  соблюдение норм УПК и принципов объективности при проведении проверок и расследований; широкое вовлечение в общественный контроль институтов гражданского общества, в том числе СМИ.

Саид Ниналалов говорил о системности коррупции в России. Откатные схемы, по которым деньги уходят в Государственную думу и в другие властные структуры в Москве, работают не первый десяток дет. «По моему печальному опыту, за который я поплатился уголовным преследованием и лишением свободы, откаты составляют около 50 %, в том числе 25 % оседают в Государственной думе и московских министерствах, 5 % в казначействе, остальное уходит чиновникам на местах и правоохранителям, которые проверяют законность расходования бюджетных денег», - отметил Саид Ниналалов.

  Сегодня меняются – обычно в сторону увеличения – проценты, выплачиваемые в Москву. Риск быть пойманным только увеличивает требования москвичей. Антикоррупционная кампания, затеянная в Дагестане, слишком избирательна. Всем известны имена одиозных чиновников, наживающихся на транзите бюджетных денег, на справках по инвалидности, на болезнях и бедах рядовых дагестанцев.

Эта кампания, возможно, продолжится еще несколькими громкими задержаниями. Если заниматься антикоррупционной работой в Дагестане системно, то филиал исправительной колонии надо организовывать прямо в «белом доме», ибо чуть ли не каждый второй высокопоставленный чиновник и пришел к власти через коррупционные схемы, и по ним же восстанавливает потраченное на получение своей должности.

Выход один – в прозрачности схем распределения бюджета и активном участии в этом гражданского общества. Для коррупции не должно быть лазеек в законе. Только в этом случае не возникает искушения украсть или обмануть. Взывать к честности, к справедливости, к христианским или мусульманским ценностям, бесполезно. Только строгий и справедливый закон, который не обойти – вот путь для отказа от коррупции как в Дагестане, так и по всей России.