Резервации для переселенцев

Дома в районе озера Ак-Гель – показательный пример того, как нельзя строить

11.03.2018 в 22:22, просмотров: 2661
Резервации для переселенцев

По долгу службы, которая в прежние времена забрасывала в разные места, я как-то попал на курсы для заместителей глав муниципальных образований. На одном из занятий высокопоставленный дагестанский руководитель, ныне находящийся под арестом, ничтоже сумняшеся заявил: «Не берите из бюджетных денег больше 20 процентов. Брать больше – опасно, будьте аккуратнее». Это напомнило мне лозунг одного дагестанского религиозного деятеля, который призывал местных чиновников: «Пожалуйста, не воруйте много!»

                        Программа по переселению граждан из аварийного жилья

            Не хочется думать, что строительство в Дагестане невозможно без откатов, взяток и прямого воровства. Не хочется слышать, что оно затевается для того, чтобы в первую очередь украсть, увести, обмануть, а потом уже выступать с победными реляциями: «В Дагестане сдан новый комфортабельный дом для переселенцев из ветхого и аварийного жилья!» Не хочется знать, что в стоимости каждого построенного в республике объекта есть немалая коррупционная составляющая.

            Дома в районе озера Ак-Гель, построенные в рамках реализации программы по переселению граждан из аварийного жилья, – показательный пример того, как нельзя строить. Первый же взгляд на эти странные конструкции вызывает стойкое ощущение, что перед нами карточный домик. А стоит войти в дом – можно убедиться, что первое впечатление не обманывает. При строительстве этих безликих многоэтажных несуразных сооружений, напоминающих муравейники, явно экономили на стройматериалах.

            Очень интересно, были ли в реальности аварийными те дома, откуда переселялись наши новоселы? Или они признаны аварийными с целью получить лакомые кусочки под строительство в центре Махачкалы? Насколько надежнее, насколько сейсмоустойчивее, насколько долговечнее новые дома? Если программа «Аварийное жилье» заключается в том, чтобы заполнить множеством жителей свежеотстроенные трущобы на окраинах города, то в Махачкале она выполнена.

            Председатель наблюдательного совета Госкорпорации – Фонда содействия реформированию жилищно-коммунального хозяйства Сергей Степашин, находившийся с рабочим визитом в Дагестане, 27 февраля осмотрел в Махачкале многоквартирные дома, построенные в рамках реализации программы по переселению граждан из аварийного жилья. Ему не показали «муравейники» у озера Ак-Гель. Тем не менее Сергей Степашин заметил: «Несмотря на то что формально Дагестан программу переселения из аварийного жилья выполнил, те самые квадратные метры и дома построены, но на сегодняшний день более 1 300 человек в эти дома так и не заехали».

Заселились в новые дома только те люди, которые действительно проживали в аварийных домах и которым попросту негде жить. Остальные переселенцы, видя, как построены эти новые дома, категорически отказываются принимать квартиры. Многие из них пытаются через суды решить свои проблемы.

                        Новые дома у озера Ак-Гель

На вывеске, украшающей этот дом под оранжевой шубой, написано: «Мкр Степной, тупик Азизова 1-й, 5, корп. 11». Если перевести на русский язык, мы увидим корпус 11 дома №5 по 1-му тупику Азизова в Степном микрорайоне. И в этом доме, по выражению одной из его жительниц, «люди брошены всеми без света, воды, тепла, лифтов, в такой холод, с детьми и пенсионерами». Официально дом был сдан в эксплуатацию в конце 2016 года, хотя в тот момент в квартирах не была завершена внутренняя отделка. Планировался дом в 13 этажей, но предприимчивые строители добавили цокольный этаж для магазинов и 14-й – мансардный этаж. Рядом находятся еще два дома, построенных по этой же программе – корпуса 5 и 6.

Только в конце 2017 года люди начали по одному заселяться в этот дом – без воды, без отопления, было электричество и работали лифты. Воду таскали в ведрах, топили при помощи электрических печей. Сегодня отопление так и не работает, жители, которые постепенно заполняют дом, греются электричеством, и автоматы не выдерживают, загораются. Диаметр труб для отопления в три раза меньше нормативного. Горячая вода имеет оригинальный оранжевый цвет. Что с этой водой делать, как можно пользоваться? Но счетчики электроэнергии и воды предусмотрительно установлены в каждой квартире.

Звукоизоляции в доме практически нет. Разговоры в подъезде слышны в квартирах на 2–3 этажа в обе стороны – вниз и вверх. Подъезды дома очень похожи на коридоры общежитий с множеством дверей, причем, если открыта входная дверь в торцевую квартиру, дверь соседней квартиры открыть невозможно – они упираются друг в друга.

Стены дома пугающе тонкие. «Шуба», которой покрыт дом, начала отслаиваться и опадать. Двери, окна, откосы – недоделано все, везде щели, дыры, отовсюду лезет плесень, грибок. Двери в квартиры очень хлипкие, их можно открыть простой отверткой. Для окон использован самый дешевый пластик, шум с улицы слышен так, будто это происходит в квартире. Окна буквально текут, постоянно приходится собирать скапливающуюся на подоконниках воду. Окна расположены так неудачно, что некуда вешать карнизы. Натяжные потолки провисают, бог знает, что под ними может находиться.

Батареи под окнами имеют от трех до пяти секций, как бог на душу строителям положил. Трубы для воды постоянно прорываются, и соседи заливают друг друга. В одной комнате может быть уложен разноцветный ламинат. Обещанные электрические плиты на кухнях так и не поставлены. В некоторых квартирах раковины установлены над ванной, в других – прямо над унитазом.

В доме не работают лифты. То ли строители остались должны компании, их устанавливающей, то ли эксплуатационники, но пока хозяева лифтов денег не получат, жильцы будут пешком бегать на 14-й этаж дома.

Во многих квартирах площадь комнат увеличена за счет балконов, и пожарные лестницы находятся прямо в жилых комнатах. Таким образом, соседи могут ходить друг к другу в гости напрямую. Кроме того, среди комнат находятся столбы, с которыми сделать ничего нельзя – они опорные.

            Опасное соседство

Квартал для переселенцев находится, по сути, в старой промышленной зоне. Под окнами домов с раннего утра до позднего вечера работники находящихся рядом столярных цехов жгут какой-то пластик, какие-то отходы, какие-то краски. Обращения жильцов в Минприроды и экологии, в другие структуры ничего не дают.

Освещение во всем микрорайоне, по-видимому, не предусмотрено изначально, что значит никак. Люди вечерами добираются домой впотьмах, ориентируясь на свет из немногочисленных горящих окон.

Стоянка во дворе дома не предусмотрена. Двор выложен какой-то не особо надежной плиткой. Во дворе нет мусорных баков, и дом окружают стихийные мусорные свалки, к которым добавляют мусор и отходы многочисленные строители. Рядом, в недопустимой близости от дома, быстро идет строительство нескольких жилых многоэтажных домов. Все строители протягивают кабели к этому многострадальному дому и получают электричество от него. Кто за это все платит? Бог весть! Какие документы есть на эти стройки? Никто не знает! Каждый день с пяти утра начинается шум и гам – идет строительство.

Близость дома к озеру Ак-Гель обеспечивает жильцов еще одной проблемой – поднимаются грунтовые воды, которые заполняют цокольный этаж. Если воду не откачать и цоколь не осушить, то летом надо ждать нашествия комаров и эпидемии инфекционных болезней. Большие проблемы с не справляющейся с отходами жизнедеятельности канализацией, к которой добавятся потоки от новых домов.

Газета «МК в Дагестане» обращается в Прокуратуру Республики Дагестан с просьбой разобраться, сколько денег должны были потратить и сколько потратили строители на сооружение домов для переселенцев из аварийного жилья по адресу: «Мкр Степной, тупик Азизова 1-й, 5, корп. 5, 6, 11». А также мы хотим выяснить, кто и на каких условиях принял этот дом в эксплуатацию, кто дал разрешение на вселение в него жильцов. И, в конце концов, самое важное: кто и когда сделает эти дома пригодными для жизни?



Партнеры