Повернемся лицом к родному языку

О языковой ситуации и проблемах сохранения родных языков

20.02.2018 в 19:54, просмотров: 1230

Необходимость в таком собрании давно назрела, мы давно должны были собраться для такого разговора.

Повернемся лицом к родному языку
Лакский район село Кубра

Потому что вопрос, который мы обсуждаем, – это вопрос жизни и смерти лакского языка, а вместе с ним – и лакского народа. Именно в такие моменты наши предки собирали на Большое слово (Хъунмахъ) представителей всех джамаатов и принимали единственно верное решение. Поэтому от всего сердца поблагодарим и тех, кто стал инициаторами сегодняшнего форума, и тех, кто оказал помощь и поддержку этому начинанию, и тех, кто присутствует в зале.

Несколько лет тому назад Сулейман Мусаев в конце своей статьи, опубликованной в «Илчи», высказал опасение, что через 10–15 лет читателями «Илчи» будут только старики. То есть язык будут знать только представители старшего поколения, а последующие поколения лакцев могут быть отчуждены от нашего языка, истории, этноса – такова была мысль статьи.

Это очень острый, тревожный сигнал. С потерей языка теряется самобытность этноса, он перестает существовать. Может быть, мы этой тревоги не осознаем, думая, что у нас достаточно условий для сохранения и развития нашего языка и культуры. Да, на поверхностный взгляд это так и есть:

– на лакском языке выходят республиканская газета и 3 журнала;

– работает национальный театр;

– вещает радио;

– издается разнообразная литература, переводы;

– в университете функционирует лакское отделение, готовятся учителя языка и литературы.

Можно отметить, что в последние годы в лучшую сторону изменились наши взгляды на прошлое, культуру, Лакию, язык.

С 1991 года стала выходить лакская газета «Илчи». В прошлом году в Лакии (в Хайхи) прошел фестиваль песни «Шунудаг».

Стали отмечать дни Лакии и дни сел.

Заботу о языке и культуре взял на себя и недавно созданный клуб «Дараччи».

Вышли некоторые словари и работы по лакскому языку.

Стали повышаться возможности и качество языка, особенно письменного.

Искусство слова шагнуло вперед благодаря художественным произведениям наших писателей и поэтов. Коран, занимающий особое место в истории человечества, вышел в двух переводах (М. Магомедова и С. Мусаева). Это тоже большое дело, это тоже вклад в развитие языка.

Появились научные работы на лакском языке. В этой связи отмечу двухтомную «Историю лакской литературы» С. X. Ахмедова, который продолжил традиции незабвенного Замир Али, заложившего основы научного стиля лакского языка.

Отметим также и развитие устной публичной речи на различных собраниях, митингах. Некоторым кажется, что такие выступления (доклад, лекция и т. д.) на лакском языке невозможны. Но это неправда. Вот сейчас с нами сидит знаменитый на весь мир Ширвани Чалаев. Я помню его выступление в этом же зале на его же творческом вечере больше 10 лет назад. Не сомневаюсь, что он и сегодня нас порадует своим выступлением на прекрасном, образном лакском языке.

Но, хотя названные положения создают вроде бы благостную картину благополучия языка, взгляд в глубину процессов выявляет другое положение. Оно внушает страх. Язык находится на грани выживания.

 

Проблема городского населения

Остановлюсь на некоторых фактах. Самым главным сигналом бедствия является то, что лакцы и лакский язык на своей исторической Родине – в Лакии – начинают сдавать свои позиции, в горах лакцев становится все меньше, чужбина превращается в Родину. Сейчас в Лакии постоянно живет менее 20% от общего числа лакцев. Если такое положение продлится, то народ может лишиться своего «национального очага». Поэтому главная обязанность, накладываемая на нас будущим, – это сохранение Лакии, недопущение исхода лакцев из родных мест.

Что касается языка, то особую тревогу вызывает лакское городское население. Сейчас в городах совместно с другими народами проживает почти 75% лакцев. Но только 20% среди лакской молодежи владеют родным языком. Почти 80% учащихся старших классов на родном языке не читают, не пишут, не слушают и радио.

Одним словом, в городах внуки не понимают своих дедушек и бабушек, приходится держать для них переводчиков. Очень запоминающийся рассказ об этом есть у З. Айдамирова – «Дедушкин толмач».

Искать причины и виновников этой ситуации не имеет смысла. Причин много, как зависящих от нас, так и, к сожалению, от нас не зависящих. Среди них, по-моему, и то, что многие из нас, в том числе и образованные люди, повернулись спиной к родному языку. Конечно, немалую роль в этом сыграла и прежняя государственная политика, направленная на «грядущее слияние наций». Ну и лакцы, как и везде, и в этом деле были «впереди планеты всей».

Озабоченность вызывает и то, что среди писателей скудеет число молодых. В прошлом году на собрании молодых писателей в лакской секции был всего один человек, т. е. нашим писателям не видно молодой смены.

Очень обидный и постыдный факт. В Махачкале, где про­живает больше 40 тысяч лакцев, лишь около 400 подписчи­ков «Илчи». Это тоже говорит о нашем отношении к соб­ственному языку и культуре.

Иногда можно услышать разговоры вроде язык «Илчи» не понятен, он превратился, мол, в хосрехский язык и др. Это пустые и вредные разговоры, потому что и хосрехцы на лакском языке говорят. Слова, проникающие в общий лакский язык из говора Хосреха и других говоров, только обогащают язык. Тем, кто так говорит, я бы сказал: пусть он хоть пять строчек напишет на том «правильном», «ис­конном» лакском языке, о котором говорит, и пришлет в «Илчи». Как бы не так, не хотят ни мозгами шевелить, ни пальцем двинуть.

Отношение к «Илчи» демонстрирует отношение каждо­го к нашему языку, культуре, прошлому и будущему. Эта газета должна приходить в каждый дом.

Скажу несколько слов о современном состоянии науки о языке, поскольку здоровье языка, его развитие и обога­щение связаны и с наукой о нем. Почти все сегодняшние ученые-языковеды вступили уже в вечер своей жизни. После них в науке о лакском языке наступает вакуум. Почти нет ученых, которые хорошо знают лакский язык и могут над ним работать.

В последние 15–20 лет немало написано научных работ – диссертаций, получено немало научных степеней. Но это не оказало почти никакого влияния ни на здоровье языка, ни на его функционирование, ни на повышение интереса к нему среди населения, ни на сохранение и развитие язы­ка. Эти ученые не написали хоть одной небольшой статьи на лакском языке (хотя бы о тех своих защищенных работах). Им лакский язык кажется только средством для повы­шения своего благосостояния. Раз лакский язык стал для них «благодетелем», можно было хотя бы быть благодар­ным ему (я здесь никого не хочу упрекнуть, констатирую само положение).

Нашу лингвистику, исследование вопросов функционирования языка нельзя так оставлять. Надо как можно быстрее подготовить поколение ученых-языковедов, любящих лакский язык, владеющих им и желающих с ним работать.

Поэтому надо искать в наших районах, селах способных юношей и девушек, хорошо владеющих языком, желающих учиться, привлекать их на лакское отделение ДГУ, помочь пройти аспирантуру и подготовить ученых, которые работали бы во благо нашего языка. В этом деле нам поможет, надеюсь, руководство ДГУ, в том числе и наш депутат Г. А. Айгунов.

В наше время некоторые исчезающие виды растений, животных, насекомых заносят в «Красную книгу», чтобы сохранить, не дать им исчезнуть. И мы можем уверенно сказать, что родной язык, являющийся сокровищницей души, культуры человека, заслуживает еще большего внимания и заботы. Недавно выпустили такую «Красную книгу» исчезающих языков народов России. В нее внесены 62 языка, над которыми нависла угроза исчезновения, среди них – 20 языков Дагестана. Три из них (агульский, рутульский, цахурский) относятся к письменным языкам и по своему положению в обществе приближаются к лакскому языку. Мы можем сказать: в таком же положении, т. е. в стадии занесения в «Красную книгу», находится и лакский язык.

Есть и такие, кто считает, что лакский язык уже можно считать исчезнувшим. Но я бы не поспешил так заявлять. Читать заупокойную по живому языку не будем. Но положение надо менять в корне. Сейчас вопрос больше стоит о сохранении, недопущении исчезновения лакского языка, чем о его развитии, обогащении, расцвете. Это и есть первоочередная, самая главная наша задача.

На вызов времени, брошенный лакскому языку, мы должны найти достойный ответ.

Среди тех мер, которые надо принять, чтобы выйти из этого тяжелого положения, немалая доля относится к государственным, правительственным, местным органам власти и управления, потому что забота о народах, об их языках, о создании условий для их сохранения, защиты и дальнейшего развития – это долг государства. Отметим кстати, что в «Законе о языках народов России» (25 октября 1991 г.) все языки в нашей стране рассматриваются как национальное богатство, наше историческое и культурное наследие, и их защиту государство берет на себя. Государство взяло на себя обязательство создать условия для обучения детей на родных языках, независимо от численности носителей языка.

 

Сохранение национального очага

Учитывая это, самое главное, что должно предпринять государство, – это найти пути  для  возрождения  исторической  Родины лакцев – Лакии.  В концепции возрождения Лакии важное место должно быть уделено и лакскому языку.

Чтобы улучшить «кровообращение» лакского языка, у на­рода непременно должен быть свой национальный очаг. Если там сохранится народ, будут созданы условия для его дос­тойного существования, обеспечена занятость населения, проведены дороги, хорошо заработают местные учрежде­ния, будут созданы выгодные условия для тех, кто хочет вернуться на Родину, тогда она превратится в цветущий край. Именно там, на этнической Родине, будут укрепляться и корни нашего языка, сохранится наш язык.

Нам надо лишь сохранить свой очаг, а евреям пришлось вновь его обретать путем многочисленных войн с палестинцами.

Возрождение Лакии, создание условий, чтобы люди туда возвращались, станет самым важным пунктом в сохране­нии нашего языка (и нашего народа).

Добрым шагом на этом пути стало бы, на мой взгляд, создание летних (спортивных) лагерей для детей в Лакс­ком и Кулинском районах. В них можно собрать местных и городских детей, учителя лакского языка могли бы с ними заниматься, помогая овладению родным языком.

Одним из самых сокровенных участков для сохранения родного языка, приобщения к нему грядущих поколений является родной дом, семья. Но и здесь, как говорят многие, важное место занял русский язык. Об этом говорила  на  страницах  «Илчи»  несколько лет тому  назад и учительница  16-й махачкалинской школы Патимат Алиева: «До тех пор, пока родители дома не начнут говорить на родном язы­ке, ничего не получится» (Илчи. 1999. 21 мая. С. 4). Это тоже картина из сегодняшнего дня.

Но здесь надо помнить, что нельзя противопоставлять один язык другому: оба языка могут равноправно функционировать в семье, обоим языкам можно сызмальства обучить детей.

У родного и русского языков есть свои функции, свои сферы употребления, т. е. двуязычие стало фактом нашей жизни, те функции, которые успешно выполняются русским языком, нет нужды насильно навязывать родному языку.

Но так же никак нельзя сужать и то место, которое богом, природой предназначено родному языку – дом, семья, детская колыбель. Вот тут и должно проявиться наше национальное самосознание и достоинство, тут мы должны доказать, что действительно являемся народом, достойным своих папах и платков. Крепостью нашего языка является родной дом и семья. Самая большая угроза языку – это сокращение его места в семье: если дети с молоком матери не приобщаются к «молочному» языку (если их не приобщают), если дома им не пользуются (не говорят на нем), то это равносильно объявлению ему смертного приговора, началу его конца. Ни школа, ни кружки, ни курсы, ни газеты-журналы в корне изменить такое положение не могут.

Дерево падает, когда сохнут его корни в земле. И язык (естественный, разговорный язык) умирает, когда его корни сушат (сжигают) в семье. Поэтому все лакцы – каждый мужчина и каждая женщина – должны воспринимать как свой священный долг, как свою естественную обязанность сохранение и защиту родного языка. Этот долг наложен на нас и историей, и прошлым, и будущим, и народом, и самим языком. Этот долг никто другой, кроме нас, не выполнит. Давайте же достойно исполним свой долг!

Поэтому давайте с младенчества сделаем привычными для ушей наших детей и «КIулулу», и «Уххай», и «МикIирай цулчIа къавтIун бивзунатIар», и «Вяркъу Къянив лавгуна тIар», и «Ва вяркъуй, вярхъ уча, мямма нанисса буси» и др.

Благодаря именно таким жемчужинам языка дети полюбят лакский язык и настроятся на его волну.

Сейчас в этом отношении нам надо изменить наши взгляды, наше поведение. Будет трудно. Но это надо сделать. Если не сделать, то нам придется читать заупокойную молитву по нашему языку.

В исламе есть понятие «малый джихад». Мы тоже, начи­ная с самих себя, должны объявить джихад своим недостаткам, пренебрежению к родному языку, отсутствию заботы о нем. Пусть и Аллах поможет нам в этом.

 

Достойные примеры для подражания

Возможно, кто-то скажет: все это пустые разговоры, ими лакский язык в семью не вернешь, если там ему не осталось места, от слов поле не зазеленеет. Согласен. Но, тем не менее, это и наш призыв, и наша просьба, и наше заклинание. Это надежда на то, что народ хоть немного изменит свое отношение к родному языку. Если есть другие средства, назовите. Или за сохранение в семье родного языка людям надо платить? Если была бы такая возможность, и от этого бы не отказались. Поэтому сегодня приходится рас­считывать только на совесть, на честь, на достоинство.

Хочу привести пример того, что делают другие народы, когда над их языком нависает такая же угроза.

В Англии, в Уэльсе, есть народность – валлийцы. Когда они осознали, что их языку грозит исчезновение, что дети отчуждаются от языка, в семье родному языку нет места, стали искать средства для защиты родного языка. И самым эффективным средством стало телевидение. На своем телевидении, на своем языке, в самое выгодное время, когда семья в сборе, каждый день по часу они стали вести разговорные передачи для детей. И вели передачи очень красивые, обаятельные женщины. Каждый день на валлийском языке дети слушали интересные рассказы, сказки, песни. В книге, вышедшей в 80-е годы в Москве, сообщалось, что в деле возвращения валлийского языка в семью самую эффективную роль сыграло телевидение. (Правда, у нас такой возможности нет, на родных языках ведутся только малень­кие, общие передачи. Но не будем терять надежду, что и у нас появится такая возможность.)

Обобщая сказанное, назову некоторые шаги, которые мы должны предпринять.

Создать общую программу по сохранению, защите и развитию лакского языка.

Надо выделить приоритетные задачи и найти способы их осуществления. Среди них надо обратить внимание на такие вопросы:

– помощь в издании литературы на лакском языке. Прежде всего, издание трудов Замир Али (Али Каяева);

– выпуск красочных изданий для детей;

– составление разнообразных словарей и их издание;

– создание условий для научного исследования вопросов языка, его истории и т. д.;

– повысить качество равноправного функционирования обоих языков (русского и родного);

– подготовка специалистов лакского языка (ученых, учителей);

– создание на телевидении национальных каналов;

– создание «Центра лакского языка» при Фонде «Лакку маз».

Есть и другие средства.

Немало вышло из нашего народа ученых, инженеров, образованных людей и в Советском Союзе, и в России, и в Дагестане, они внесли значительный вклад в науку, технику, оборонное дело, освоение космоса и в другие области. Они доказали, что наделены и умом, и талантом, и волей для решения самых сложных проблем. И сейчас в нашем народе немало достойных людей. Пусть и они примут участие в деле поиска путей сохранения, укрепления родного языка, ибо это вопрос жизни и смерти лакцев как нации.

Давайте защитим и передадим грядущим поколениям в целости и сохранности главное национальное богатство – наш родной язык, который мы называем материнским (ниттил маз).

 



Партнеры