Перерождение общественной собственности в России или ошибочность двух идей К.Маркса

02.02.2018 в 00:17, просмотров: 1441
Перерождение общественной собственности в России  или ошибочность двух идей К.Маркса
В чём корни негативных, криминальных явлений, происходящих в нашей стране? У нас огромная территория с  богатейшими недрами, с населением с духовным потенциалом и потенциалом науки, величайшими достижениями в литературе, в искусстве – да во всем! В чем причина бедности нашей страны и ее народа?
Это безмерная коррупция чиновников: откаты, дележ госзаказов, распил бюджета, рэкет силовиков. Наша страна увязла в глубочайших экономических и социальных проблемах: экономика завязана на добыче природных ресурсов и в значительной степени напоминает сырьевой придаток для развитых стран; низкая производительность труда, огромный разрыв в доходах населения и многое другое. Одна из главных причин – перерождение общественной собственности в собственность государственных чиновников.
 
 «Грабь награбленное» и создавай общественную собственность
 
Анализируя процесс капиталистического производства в первом томе «Капитала», Карл Маркс писал: «Бьет час капиталистической частной собственности – экспроприаторов экспроприируют» .  По воспоминаниям Льва Троцкого, спустя несколько дней после прихода большевиков к власти, Владимир Ленин произнес то же самое понятным трудящимся языком: «Грабь награбленное», однако Ленин впоследствии пожалел об этом . Трудно предположить, что сожаления вождя мирового пролетариата были вызваны предвидением того, в каких колоссальных масштабах это «ограбление» будет происходить в позднейшие времена в России, и далеко не представителями класса трудящихся. 
Процесс реализации идеи об экспроприации экспроприаторов и ее результаты в России и в ряде других стран показали ошибочность заложенной в идее Маркса об изъятии у капиталистов их частной собственности с целью превращения ее в общественную. 
Дело в том, что блестящий марксовский анализ экономики – это исследование капитализма середины XIX века.  К концу столетия данная формация начала приобретать другие черты, а в ХХ и в начале ХХI веков она характеризуется такими качествами, которые говорят об ошибочности идеи экспроприации экспроприаторов.  
Люди, начиная с древнейшего периода и до наших времен, не могут существовать без частной собственности, а общественная собственность в полной мере не может удовлетворять все их потребности.
Собственность «включает как материальную, так и духовную сторону человеческой деятельности, ее нельзя воспринимать только как отношение человека к вещи, в ней необходимо видеть субъектно-объективные отношения к предметам и силам природы» . 
Виды собственности складывались тысячелетиями и отличаются достаточно широким разнообразием. Выделим два основных типа собственности:
- частная собственность, принадлежащая отдельному лицу или группе лиц, бизнес которых основан на собственном или наемном труде;
- общественная собственность, под которой понимается собственность отдельных сообществ людей, используемая для удовлетворения потребностей всех членов этого сообщества. Здесь мы рассматриваем только собственность, принадлежащую всему населению данной страны. С возникновением государства формируется государственная собственность, в которой отношения по использованию этого вида собственности осуществляются государственным аппаратом в интересах граждан государства. Однако в нашей стране эта функция реализуется не в интересах населения, а на благо чиновников, государственная собственность стала чиновничьей.  
Исторически сложились две социально-экономические системы с разным преобладанием типов собственности. Первая – западная социально-экономическая система с ориентацией ее стран на частную собственность. Под странами западной системы понимается не их географическое расположение, а ориентированность на частную собственность. Япония является страной западной системы.  И вторая – восточная социально-экономическая система, охарактеризованная Карлом Марксом, как «азиатский способ производства», где государство этих стран – «верховный собственник» . 
 
Тотальное отрицание частной собственности – первая ошибка Карла Маркса
 
Западная экономическая система имеет многовековую историю и характеризуется рядом существенных модификаций за период существования.  В Древней Греции до нашей эры стали складываться частно-собственные отношения, ориентированные на рынок. В Римской империи началось формирование  системы производства, основанной на частной собственности, когда даже рабу разрешалось иметь собственность. Это диктуется большей эффективностью: раб–собственник бережлив, рачителен и деятелен, и от него больше пользы, чем от обычного для того строя раба .     
Особенностью перехода к феодализму являлось то, что власть феодала в Европе не была всесильной, что способствовало развитию частнопредпринимательской деятельности. «Собственность не конфискуется по произволу. Наблюдается линия «развития, задававшаяся рынком» и четко очерчивается «поле легитимной частной собственности, свободного рынка» .
Незыблемость частной собственности была одной из важнейших принципов Великой французской революции, провозгласившей лозунг: «Свобода. Равенство. Братство». Не случайно Наполеон, придя к власти, сохранил равенство всех перед законом и незыблемость права собственности. Наполеон «навсегда и бесповоротно утверждает полное право собственности за владельцами». Кодекс Наполеона, обеспечивая «несокрушимость позиций, которые должна в новом обществе занять частная собственность», делал этот принцип «неуязвимым» для каких бы то ни было нападений, откуда бы они ни исходили» .
Частная собственность выступает как двигатель наиболее эффективного вида ведения хозяйства. Этого не мог не понимать такие блестящие ученые-экономисты, как Карл Маркс и Фридрих Энгельс. Однако, они были авторами идеи «Манифеста коммунистической партии»: «Коммунисты могут выразить свою теорию одним положением: уничтожение частной собственности» .
Маркс, предрекая гибель капиталистического производства, писал, что эта система внутренне противоречива, что она, следуя диалектической логике, не только изживет себя, но и создаст качественно иную систему общественного строя: «Централизация средств производства и обобществление труда достигнет такого уровня, когда они становятся несовместимыми и их капиталистической оболочкой. Она взрывается» .
По логике Маркса система капиталистической частной собственности взрывается, и создается система общественной собственности. Логика истории оказалась другой: созданная в России и ряде социалистических стран, социально-экономическая система на базе общественной собственности закончилась ее взрывом спустя более чем сто лет после смерти Маркса, и сейчас эти страны строят экономику на базе частной собственности.
 
Руки рынка – «невидимая» и «видимая»
 
За 70 с лишним лет до публикации «Манифеста коммунистической партии» в Англии вышла книга Адама Смита «Исследование о природе и причинах богатства народов» . В его системе богатство общества складывается не путем внешнего политического управления, а в результате действия внутренних экономических механизмов. Этот механизм складывается в результате стремления человека к личной выгоде, что формирует «экономического человека», который руководствуется, исходя из личных и корыстных интересов. Сумма этих интересов обеспечивает богатство, благополучие и развитие как отдельного человека, так и общества в целом. Основой действия этого механизма является частная собственность, а двигателем, согласно афоризму Смита, «невидимая рука рынка».
Роль государства сводится к созданию условий для свободной конкуренции. Государство должно выступать как законодатель и независимый арбитр, а также организатор общественных работ и системы образования.
Развитие Запада пошло в соответствии с той частью учения Карла Маркса, где он обосновал неизбежность изменений общественных отношений как результат развития производительных сил. Однако общественное развитие пошло не по пути ликвидации частной собственности, а наоборот: произошла ассимиляция частной собственности и ее более эффективное использование с учетом новых условий развития производительных сил.
В разгар Великой депрессии в 1936 году вышла книга Кейна Дж. «Общая теория занятости, процента и денег». Кейнс, отметив неспособность «невидимой руки» к саморегулированию, обосновал идею: преодолеть кризисы и их развитие возможно активным вмешательством государства в экономику. На базе теории Кейнса было разработано государственное регулирование экономики, позволившее преодолеть диспропорции в макроэкономике путем использования двух инструментов: денежно-кредитной политики – снижение процентной ставки; налогово-бюджетной политики – поддержка частных компаний, манипулирование развитием экономики путем динамики налоговых ставок, государственных заказов, штрафов и т.д.
Альфред Чандлер  в книге «The visible hand» (Видимая рука) в 1977 году, проведя исследования процессов формирования крупных, интегрированных корпораций и возникновения целого класса профессиональных менеджеров, обосновал возникновение нового механизма регулирования экономики, получившей название «видимой руки» . 
Трансформация частной собственности в увязке с государственным регулированием дала свои плоды: разрушительные кризисы в виде перепроизводства, массовой безработицы, нищеты, хаоса рыночных механизмов и др. ушли в прошлое. Капиталистическое общество не стало идеальным: кризисы продолжают наблюдаться и сегодня. Достаточно вспомнить кризис 2008 года и другие потрясения, но они все же не являются такими катастрофическими, как, например, Великая депрессия 1928 года.
Таким образом, классический капитализм эпохи Маркса трансформировался в общество, где произошли серьезные социально-политические преобразования в виде многочисленных социальных гарантий в области медицины, занятости, образования, пенсионных выплат, ликвидации юридических привилегий богатых слоев общества и т.д. Представляется очевидным, что к достижению уровня этого общества стремятся все страны «социалистического лагеря», но как? Печальный пример Украины, играющей на международных политических противоречиях, получающей крохи со стола «сильных мира сего» и крадущей российский газ, мало кого воодушевит. 
 
Собственность в России – от общественной к чиновничьей.
 
Изначально по социально-экономическому строю Россия подходила больше к восточной системе, чем к западной, хотя устремленность к западной системе наблюдалась, особенно с эпохи Петра I. Однако формирование частной собственности у нас шло с большим трудом. До начала XVIII века помещики не имели права на землю, позже это право было предоставлено купцам и государственным крестьянам. Лишь в 1832 году в соответствии собственник получил право пользоваться и распоряжаться своим имуществом.
Отмена крепостного права в 1861 году внесла определенный прогресс, но значительные трудности оставались: помещики считали, что у них много отобрали, а крестьяне - что им мало дали. Однако к концу XIX и началу XX веков Россия во все большей мере становилась на путь западной системы развития. Особый вклад в развитие этого процесса внес премьер-министр России Петр Столыпин. Он провел серьезные рыночные реформы, позволившие заметно поднять экономику России, Правительство приступило к переустройству на принципах частной собственности землепользования, пошло развитие промышленности, расширились сети железных дорог, люди получили возможность зарабатывать средства своим трудом, началось изобилие продуктов. Однако убийство Петра Столыпина, Первая мировая война, а затем Октябрьская революция повели Россию по другому пути развития. 
Советская власть последовательно воплощала в жизнь важнейшую установку коммунистов на уничтожение частной собственности и «экспроприацию экспроприаторов» бывшей уже царской России. 
Исследуя эволюцию собственности от индивидуальной к капиталистической и от нее к общественной, К. Маркс писал: «Превращение основанной на собственном труде раздробленной частной собственности отдельных личностей в капиталистическую, конечно, является процессом гораздо более долгим, трудным и тяжелым, чем превращение капиталистической частной собственности в общественную собственность. Там дело заключалось в экспроприации народной массы немногими узурпаторами, здесь народной массе предстоит экспроприировать немногих узурпаторов» .
Практика перехода от капиталистической собственности к общественной в России показала, что в этом утверждении Карл Маркс ошибался: процесс становления общественной собственности в России проходил в кровавой гражданской войне и в ужасах коллективизации и изъятия собственности у ее законных хозяев. 
Надо отметить, что при всех правовых и репрессивных мерах окончательно ликвидировать частную собственность в нашей стране не удалось. В начале 20-х годов большевики вынуждены были узаконить частную собственность в рамках новой экономической политики. Ленин, надо полагать, понял всю схоластичность и нереальность лозунгов и мер по ликвидации частной собственности, но смерть помешала ему воплотить в жизнь это новое понимание реалий экономики.
В СССР открытыми оставались вопросы:  какова будет структура общества, как будут складываться отношения между теми, кто управляет фабриками и заводами, и теми, кто на них работает, какова роль государства в этом управлении.  «Каким именно образом общество может «владеть» фабриками и что, собственно, означает слово «общество», - об этом у Маркса нет ни слова. В переходный период «социализма» у власти окажется «диктатура пролетариата», наконец настанет время настоящего «коммунизма». Маркс не стал строить социализм самостоятельно, оставив эту непростую задачу Ленину» .
Решить эту задачу Ленин не успел. После его смерти и свертывания НЭП в СССР Иосиф Сталин свернул права частных собственников, и в СССР воцарилась общественная, в сущности государственная собственность. Частная собственность радикально искореняется, происходит ее юридическая ликвидация и делегитимизация. Наступает эпоха полной монополизации государством всей общественной собственности.
Советская власть, основанная на государственной собственности, превратила огромную страну из аграрной в индустриальную, достигла несомненных успехов в освоении космоса. Несомненными были успехи в социальной сфере: бесплатное образование, медицина, трудоустройство, пенсионное обеспечение и др. У определенной части россиян сейчас, спустя более четверти века после развала СССР, наблюдаются ностальгические настроения по временам ушедшей в историю страны. 
Конец господства экономической системы, основанной на государственно-монополистической собственности, был неизбежен. Можно перечислять известные и причины: достижения под воздействием страха – сталинские концлагеря и тюрьмы; хрущевские авантюры – чего стоит одна кукурузная эпопея или деление управления страной на сельскохозяйственное и промышленное; брежневский застой и стагнация. 
Экономическая система СССР была оторвана от реальных потребностей человека. Экономика в преобладающей доле работала на производство военной продукции. Пятилетние планы слабо были связаны с потребностями населения – производство работало на производство, в стране всего не хватало, хотя производилось много, например, в год на человека выпускалось 5 пар обуви, но из-за низкого качества она не покупалась. Все гнались за импортной обувью и не только за ней. Многого просто не было: я хорошо помню людей с ожерельями из рулонов туалетной бумаги.
 
Не получилось!
 
Развал Советского Союза вызвал у населения двоякие чувства: тревогу в связи с падением великой страны, и ожидание светлого будущего.   Это «светлое будущее», если под ним понимать наполненные товарами магазины и рынки, наступило, но какой ценой! Магазины наполнились импортными товарами, а платежеспособность населения резко упала. Идея реформаторов заключалась в том, чтобы путем приватизации государственной собственности, т.е. раздачи ее населению, создать широкую сеть частно-собственных структур, мелких и средних фирм. Это должно было наполнить магазины товарами отечественного производства и привести к формированию среднего класса, который, как показывает опыт Запада, обеспечит устойчивость, стабильность в стране.
Раздаваемые населению для приобретения госсобственности ваучеры не сработали. Население, приученное в течение семи с лишним десятилетий к мысли, что частная собственность, бизнес – это чуждое ему явление, не могло сразу понять, что в этом спасение от нищеты, да и не были созданы необходимые материальные и, что было для того периода крайне важно, идеологические условия для развития мелкого и среднего бизнеса.
И ваучеры продавались за копейки, нередко за бутылку водки. Этим воспользовались люди с деловой хваткой, часто бывшие партийные и комсомольские руководители. Они за бесценок скупали ваучеры и по многократной сниженной цене стали приобретать государственные компании. В течение двух с лишним десятков лет в России сложился социальный слой людей, владеющих компаниями на основе частной собственности. Из этого слоя выделяется группа предпринимателей с огромными масштабами бизнеса – олигархов, значительно влияющих на развитие национальной российской экономики. Экономика России на 60-70% контролируется крупным бизнесом. Олигархи являются обладателями существенных человеческих, социальных и политических ресурсов, что позволяет активно участвовать во внутриполитических и внешнеэкономических коллизиях. 
В России также существует в больших масштабах собственность, контролируемая государством, составляя примерно 70% ВВП. Контролируется эта собственность другим социальным слоем – государственными чиновниками. Значительную роль здесь играют чиновники федеральных органов исполнительной власти, члены Правительства РФ, государственные политики и др., а также чиновники субъектов Российской Федерации.      Они управляют пакетом государственных акций в части дивидендной политики, регулируют курсовую политику стоимости акций, формируют государственные целевые программы, планы и госзаказы. 
Этих два социальных слоя взаимно проникают друг в друга и их представители – олигархи и чиновники – нередко образуют альянс, который в ряде случаев носит криминальный характер, оказывая негативное влияние на развитие экономики. Деятельность олигархов наносит серьезный ущерб также из-за ухода от налогов и вывоза огромных капиталов за рубеж. 
Более серьезный ущерб для развития экономики наносят не олигархи, а чиновники, которые, используя служебное положение, получают огромные взятки. Коррупция охватила практически все уровни российского общества, начиная от федеральных министров, губернаторов, правоохранителей, и до самых низов чиновничьего племени. Конечно, и в советское время наблюдалась коррупция, но жесткое наказание, вплоть до смертной казни, не давало возможности развиваться этим явлениям, тогда как в наше время коррупция стала массовой: достаточно для подтверждения этой мысли обратиться к практически ежедневным сообщениям в СМИ на эту тему. 
 
Как бороться? 
 
Понятна необходимость ужесточения наказания, как это делается, например, в Китае. Но борьба с коррупцией не будет эффективной, если не обнажить корни этого зла. А они заключаются в том, что огромная власть в управлении государственной собственностью, полученная чиновниками, позволяет им манипулировать вверенным имуществом таким образом, чтобы направить свои действия на пополнение своего кармана.
Наиболее показательным и не самым крупным является дело министра МЭР Алексея Улюкаева, которого поймали при попытке получить 2 млн. долларов за содействие «Росс.нефти» в получении госпакета акций «Башнефти». Громким является дело полицейского полковника Дмитрия Захарченко, в квартире сестры которого нашли наличными более 8,5 млрд. руб. Этот список можно продолжать до бесконечности. То же происходит и в Дагестане. Вспомним возбужденное на этих днях уголовное дело мэра Махачкалы Мусы Мусаева, обвиняемого в причинении экономического ущерба Республике Дагестан на сумму около 80 млн. руб.
В капиталистической экономике рыночного типа, как правило, 10-15% средств производства находятся в частно-индивидуальной собственности, 60-70% в коллективно-корпоративной, акционерной, 10-25% в государственной . Основная доля собственности находится в бизнесе, в ведении профессиональных менеджеров. И собственники, и менеджеры заинтересованы в работе собственности на получение максимального дохода.
Авторы Гарвардского сборника о проблемах развития экономики России пишут: «Хотя конечным бенефициаром государственного пакета в госкомпании является население России, на практике рядовые граждане не влияют ни на то, как госпакетом голосуют на собрании акционеров, ни на то, как представители государства голосуют в совете директоров. В жизни эти решения принимаются чиновниками, практически не подотчетными гражданам. В идеале правительству следовало бы остаться в роли регулятора, прямо контролирующего лишь очень ограниченный перечень решений, а ключевым независимым органом управления сделать совет директоров, который бы действовал в интересах компании согласно четко определенной стратегии» .
Структурная перестройка собственности в России должна идти не только путем ухода от «нефтяной и газовой игры». Важнейшим условием осуществления этого перехода служит ускорение приватизации госсобственности и укрепление на этой основе позиций крупного, среднего и малого бизнеса. Совершенно необходимо доведение доли частной собственности в крупных и средних корпорациях до 60-70%, а также принятие мер по ускорению развития малого бизнеса. Пора развернуть в обратном направлении марксовскую экспроприацию путем денационализации для малого и среднего бизнеса той же 10-15% совокупной собственности. В направлении развития фирм малого и среднего бизнеса, кроме «видимой руки» Артура Чендлера, будет безусловно работать «невидимая рука» Адама Смита. 
 
Литература:
 
1. Карл Маркс, Фридрих Энгельс. Сочинения, 2-е изд., т. 23, с.773.
2. Троцкий Л.Д. О выражении Ленина В.И. «Грабь награбленное».
3. Управление государственной собственностью. М.: Дашков и К0, 2002, с.8.
4. Карл Маркс, Фридрих Энгельс. Сочинения, 2-е изд., т.25, с.77-79, 354.
5. Конотопов М.В., Сметанин С.И. Экономическая история. М.: Дашков и К0, 2003, с. 35-36.
6. Гайдар Е.Т. Власть и собственность. СПб.: Норма, с 199, с.202. 
7. Тарле Е.В. Наполеон. М.: Пресса, 2005, с.138-139, 145
8. Карл Маркс, Фридрих Энгельс. Сочинения, 2-е изд., т.4, с.438.
9. Карл Маркс, Фридрих Энгельс. Сочинения, 2-е изд., т.23, с.773.
10. Смит А. Исследование о природе и причинах богатства народов, тома 1 и 2, М.-Л.: Государственное социально-экономическое изд., 1935.
11. Классики менеджмента. Чандлер А.Д. – СПб.: Питер, 2001, с.982-983.
12. Карл Маркс, Фридрих Энгельс. Сочинения, 2-е изд., т.25.  С. 773.
13. Хайлбронер Роберт Л. Философы от мира сего. Великие экономические мыслители: их жизнь, эпоха и идеи. М.:  КоЛибри, 2008, с.204.
14. Управление государственной собственностью. М.: Дашков и К°, 2002, с.41
15. Экономика России. Гарвардский сборник. Книга I. М.: Изд. Института Гайдара, 2015, с.411-412.