Возможности дерадикализации молодежи на Северном Кавказе

Последние десятилетия отличились всплеском террористических актов, связанных с исламским радикализмом

10 ноября 2017 в 18:50, просмотров: 1025

Происходит процесс политизации ислама, появления и распространения радикальной идеологии и формируемых на ее основе террористических группировок. Террористические акты все чаще связывают с джихадистской идеологией.

Возможности дерадикализации молодежи на Северном Кавказе

Факторы радикализации

Рост количества террористических атак, связанных с  исламскими радикальными течениями, – это мировая тенденция, одна из важнейших глобальных проблем и угроз безопасности последних лет. Очередной всплеск джихадистской террористической активности произошел в 2015 году и продолжается до сих пор.

На представленной диаграмме показано количество людей, погибших в Европе с 1970 по 2015 годы от террористических атак, по годам. Красным выделен джихадистский терроризм, рост которого явно прослеживается в последние годы. Данная проблема не связана с мирным традиционным исламом, которому, напротив, принадлежит ведущая роль в сдерживании и противоборстве радикальной идеологии.

Российская политика профилактики и сдерживания радикализма, комплекс превентивных мер дают свои плоды. Террористическая активность на территории нашей страны не прекратилась, но она значительно снижена. Однако нельзя не отметить, что она  принимает новые формы.

Директор Центра исследования терроризма в Гааге Алекс Шмид привел в качестве одного из определений радикализма следующее: «психическое отдаление молодежи в ситуации экономической несостоятельности, политической напряженности и нестабильности, чувства несправедливости и утраты надежды».

Фактор радикализации имеет несколько оснований: несправедливость, религиозный фанатизм, самоутверждение, юношеский идеализм и максимализм и др. Однако основным, базовым, фактором является идеологический. Идеология «джихадизма» стала основой для распространения радикальных идей по всему миру.

Основной аудиторией для радикализаторов служит молодежь, как группа изначально психологически подверженная радикализму, отличающаяся эмоциональной гиперчувствительностью, склонностью к максимализму, протестности, догматизму.

Опрос среди молодежи, проведенный Центром исследования глобальных вопросов современности и региональных проблем «Мир. Кавказ. Развитие», показал, что в дагестанском обществе высокая религиозность (отметили 92,5% дагестанцев). Следовательно, и возможность влиять и воздействовать на народ здесь высока.

 

            Возможности дерадикализации

 

Магомед Магомедов, специалист по противодействию радикализму на Северном Кавказе Центра научных и социальных инноваций Северо-Кавказского Федерального университета, отмечает, что большой проблемой для дерадикализации является отсутствие профилактических программ. Их разработкой и внедрением стали заниматься только в последние три года.

Основные методы дерадикализации – диалоговые  формы, создание сетей, формирование активистов из разных общественных структур и национально-культурных организаций. Важно, чтобы они друг с другом обменивались информацией, проводили мероприятия, работали совместно.

Наиболее перспективны образовательные университетские инициативы, которые способны собирать вокруг себя и организовывать молодежь. Необходимо обращаться к опыту профессоров и преподавателей вузов, вовлекать их в просветительские проекты.

В Дагестане особую роль играют духовные центры, как религиозно-просветительские. Здесь важно, учитывая все особенности, организовать  взаимодействие с духовенством, работу в мечетях.

Все эти шаги помогут уловить региональную тенденцию и найти способы ее изменения в нужную сторону. В этой работе светские учреждения должны быть администрирующими, управляющими. При этом важно взаимодействие, для эффективности необходим обмен опытом и развитие за счет конкуренции, за счет общих проектов, программ и т. д.

Дерадикализация возможна. Если человек вовремя попал в правильное сообщество и сумел преодолеть радикализм, получив правильные наставления, и на него не махнули рукой, то его можно еще дерадикализовать. Нужно как можно быстрее попытаться вернуть человека в правильное русло, особенно таких, кто по каким-то обстоятельствам, в вынужденной ситуации попал не в ту среду (испытывал идеологические и бытовые проблемы, потерю надежд  и т. д.). И таким в первую очередь надо попытаться помочь. Их нужно свести с интересными, подходящими для них людьми, которые могут говорить на понятном  им языке.

Бывает, что молодые люди 25 лет и старше начинают перерастать юношеские максималистские настроения, приходя к тому, что это были ошибки молодости. Таким людям необходимо уйти из этой среды, уйти от зависимости от своих «амиров» и «имамов». Важную роль в этом деле могут сыграть духовные лидеры, такие, каким был Саид Афанди.

Однако тех, кто углубился в радикализм, оттуда не вытащить, если они сами этого не захотят. Кто-то углубляется в радикализм и начинает на этом зарабатывать, так как не знает ничего другого. Чем дольше человек уходит в «джихадизм», тем сильнее его собственная радикализация отражается на его же жизни. Радикализация – как болезнь, как наркомания, она оставляет свой след на всю жизнь. Таких людей выделяет нежелание рассматривать другие точки зрения, неумение слушать других. Они не понимают: то, о чем они говорят, то, что они проповедуют – это и есть религиозный фанатизм.

Процесс дерадикализации весьма сложен и требует комплексного подхода, совместной работы, продуманных программ, усилий со стороны семьи или общины, и, конечно же, желания самого человека, которого коснулась болезнь радикализма. И это очень важно. Это важно для государства, для общества и для самой личности. Уход в радикализм и фанатизм – это путь в никуда, в пустоту, в мир темного, злого и преступного, противоречащего истинной сути духовности традиционного ислама, основывающегося на принципах милости и милосердия, ведь именно таков создатель этого мира и всего в этом мире, в том числе и человека.





Партнеры