Второе возвращение экспонатов кубачинского музея

9 сентября 2017 в 10:56, просмотров: 988
Второе возвращение экспонатов кубачинского музея

Ограбление Кубачинского художественного комбината, произошедшее в январе 1993 года, стало в России одним из «100 преступлений века». До сих пор о той истории сочиняют легенды, слагают стихи и пишут песни. О случившемся же в музее комбината в ночь на 10 июня 2017 средства массовой информации говорили, как о рядовом случае, а центральные издания об этой краже вообще не услышали. Хотя во второй раз были украдены артефакты, реальная стоимость которых не поддается исчислению. Были украдены предметы, связанные с историей аула Кубачи, такие как известная в мире сабля Надир-Шаха, и изделия, являющиеся гордостью и славой кубачинского искусства, например, ваза «Вожди», которая много лет хранилась в Колонном зале Дома Союзов в Москве.

                        Находка в Смоленском аэропорту

            Преступление 1993 года было раскрыто через несколько часов после ограбления. Раненый охранник кое-как дополз до дома начальства комбината, и милиция получила ориентировку на уазик с грабителями и изделиями музея. Работникам правопорядка подфартило: водитель вездехода не заметил Т-образный поворот при выезде на трассу Ростов-Баку, и машина угодила в кювет. Пока незадачливые грабители искали мастеров, чтобы завести поврежденный в аварии автомобиль, их обнаружили с вертолета, в котором  находился поднявшийся по тревоге  министр внутренних дел Дагестана, который и произвел задержание.

            В июне 2017 года министр внутренних дел по тревоге не поднимался. Грабители забрались в здание комбината ночью, взломав заколоченную еще в 80-е годы дверь на первом этаже административного корпуса, в котором находится комната образцов художественного комбината, которую принято гордо называть кубачинским музеем. Поднявшись на 4-й этаж и взломав бронированную дверь, бандиты аккуратно собрали и вынесли все то, что они посчитали ценным.

            Утром, обходя здание, охранник обнаружил вскрытую дверь комнаты образцов. Возникает множество вопросов. Почему охранники не обходят здание комбината ночью, хотя обязаны это делать и не один раз? Почему не работает звуковая сигнализация, шум от которой разбудил бы спящих сторожей? Почему не работают камеры, которые, как говорят, установлены в музее директором комбината?

            Глава поселка Кубачи Абдусалам Куртаев разослал по всем возможным каналам ориентировку на похищенные изделия. А следствие начало свою работу – обыски и допросы жителей поселка Кубачи и кубачинцев, живущих в городах Дагестана, некоторые из которых никогда не переступали порог комбината и переступать не собираются. Были вызваны на допрос и оставшиеся в живых легендарные грабители 1993 года, которые ни сном ни духом о новой краже не знали.

            В воскресенье, 27 августа, стало известно, что в аэропорту Смоленска изделия из Кубачи найдены, и похитители задержаны. Кубачинцы воздерживались от комментариев, дожидаясь, пока появятся фотографии найденных образцов. Во вторник, 29 августа, фотографии сабли Надир-Шаха, вазы «Вожди» и множества других изделий были обнародованы в социальных сетях. Действительно, это экспонаты кубачинского музея.

                        Преступление XXI века

            К сожалению, следователи комментариев по кубачинскому делу пока не дают, поэтому все, что будет далее сказано, основано на непроверенной информации из открытых источников.

            28 августа человека, который пытался перевезти украденные изделия, доставили в Кубачи для проведения следственного эксперимента. Как выяснилось, неоднократно судимый и проведший за решеткой немало лет Александр Шалаев побывал в Кубачи в качестве туриста в феврале 2017 года. На музей Кубачинского комбината его навел некий Али, который рассказал, что охраны в комбинате практически нет, что регулярно на предприятии за неуплату отключают свет, и что похитить музейные экспонаты труда не составит.

            Не верится, что Александр действовал один, но пока других имен – сообщников, организаторов, участников, заказчиков, мы не знаем. Будем пока считать, что Александр в одиночку взломал двери, собрал экспонаты и вывез их в сторону Махачкалы. Говорят, что он несколько дней переждал в районе покинутого людьми селения Кала-Корейш, пока спадет первая волна поискового ажиотажа. Удивительно, Кала-Корейш – известное место религиозного паломничества и туризма, куда чуть ли не каждый день приезжают группы гостей, и не заметить автомобиль или одинокого путника было бы сложно.

            Часть экспонатов злоумышленник закопал в селении Родниковый Кайтагского района, в 10 километрах от трассы Ростов-Баку, где они и находились до последнего времени. Хозяин участка, не зная, что хранится под землей, собрал весь мусор на участке и разжег большой костер именно над закопанными сокровищами.

            Что Александр Шалаев делал до его задержания, где искал клиентов, куда собирался везти изделия, пока неизвестно. Следователи обещают раскрыть всю цепочку. Нам остается только ждать.

                        История жизни Александра Шалаева

            Как выяснилось, Александр Сергеевич Шалаев судим неоднократно – в его биографии угоны машин и кражи оргтехники, нападения на людей, участие в организованной преступной группе. В ноябре 1993 года Шалаев был приговорен к 4 годам лишения свободы условно с испытательным сроком в 3 года; в феврале 1996 года – к  4 годам 6 месяцам лишения свободы (освобожден 22 марта 1999 года условно-досрочно). А в июне 2001 года - осужден  по эпизоду кражи автомашины  к 8 годам лишения свободы; по эпизоду кражи из магазинов к 7 годам лишения свободы; по эпизоду кражи из здания АО к 8 годам лишения свободы; по эпизоду кражи из здания ООО к 8 годам лишения свободы; по эпизоду кражи из конторы к 9 годам лишения свободы; по эпизоду кражи из нотариальной конторы к 9 годам лишения свободы; по эпизоду кражи из магазина к 8 годам лишения свободы; по совокупности преступлений назначено 15 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима со штрафом в размере 10000 рублей.

            Александр Шалаев богат не только криминальным прошлым, и теперь настоящим. Он является учредителем 63 предприятий, из которых 22 действуют поныне, в том числе 13 предприятий зарегистрированы в дагестанском городе Дербенте:

ООО "РУСТЕХНО", город Дербент, проспект Агасиева, 18б, 19

ООО "ЭЛЬДОРАДО", город Дербент, улица Шеболдаева, 28

ООО "ВЕРТИКАЛЬ", город Дербент, улица Персиковая, 3    

ООО "ВЕКТОР", город Дербент, улица Пушкина, 7    

ООО "КАСКАД", город Дербент, улица Парниковая, 3          

ООО "ЮНИСОФТ", город Дербент, проспект Агасиева, 18 б, 19      

ООО "РАЙТЕКС", город Дербент, улица Шеболдаева, 28      

ООО "КОНТИНЕНТ", город Дербент, улица Шеболдаева, 28

ЗАО "МЕГАСПОРТ", город Дербент, улица Персиковая, 1    

ООО "СТРОИТЕЛЬНАЯ КОМПАНИЯ "СИТИ", город Дербент, улица Персиковая, 7

ООО "ПАРАДАЙЗ ИНВЕСТ ГРУПП", город Дербент, улица Шеболдаева, 28

ООО "ЮНИТ", город Дербент, проспект Агасиева, 18б, 19

ООО "РУЭИИ", город Дербент, улица Парниковая, 7.

                        Встреча предполагаемого преступника в Кубачи

             Социальные сети 28 августа запестрили фотосессиями сельчан с предполагаемым преступником. Возникает ощущение, что кубачинские женщины чтут за честь сфотографироваться с «героем» этого преступления. Особую прыть проявил заведующий комнатой образцов, которого средства массовой информации величали директором кубачинского музея, Гаджи-Ибрагим Никаев. Человек ответственный за сохранность экспонатов, которых нет нигде больше в мире, с радостью чуть ли не под ручку фотографируется с Александром Шалаевым.

            Этого мало: он требует от предпогалаемого преступника сделать запись в гостевой книге кубачинского музея. И в большой тетради, в которой расписывались великие люди, главы стран и республик, деятели культуры и искусства, космонавты и ученые, появляется текст человека, который пытался унести из Кубачи сердце аула мастеров – лучшие изделия, сделанные руками предков.

            «Я, Шалаев Александр Сергеевич очень очень сильно убедительно прошу жителей села Кубачи простить меня за мой злодейский поступок кражи из музея. Мне стыдно смотреть Вам в глаза поэтому  не поднимаю голову. 28 августа 2017 года», - пишет покаянное послание злоумышленник и оставляет свою подпись.

            Эта фотосессия и покаянная запись в книге гостей, будто в насмешку кубачинцам сделанная предполагаемым преступником, еще раз показывает отношение работников Кубачинского художественного комбината к сохранности ценностей, оставленных им старшими поколениями, и доверенных им государством. Это отношение директора комбината Магомеда Ахмедова, запустившего предприятие до крайних пределов и появляющегося на работе не чаще, чем раз в три месяца. Это отношение к работе и его правой руки – заведующего комнатой образцов Никаева Гаджи-Ибрагима, который вынимал саблю Надир-Шаха – уникальный музейный бесценный артефакт – из стеклянной витрины и демонстрировал ее всем гостям, давая взять её в руки и махать ею, как придется.

                        Будем ждать третьей кражи или...?

 

            Видя халатное отношение руководства Кубачинского художественного комбината к доверенным ему сокровищам, руководители музеев и научных учреждений Дагестана не раз ставили вопрос о сохранности этих артефактов.

            Начальник Управления по государственной охране и сохранению объектов культурного наследия Минкультуры РД Багавдин Гаджиев рассказал:  «В начале 10-х годов Министерство культуры Дагестана предлагало обеспечить сохранность культурного наследия аула Кубачи следующим образом: установить историческую часть территории поселка объектом культурного наследия - достопримечательное место, с одновременным определением границ его заповедной территории и учреждением музея-заповедника "Кубачи", в целях обеспечения сохранности не только архитектуры, памятников искусства (барельефов), но и материальных и нематериальных объектов культурного наследия, а также поддержки традиционных народных промыслов».

            Председатель Президиума Дагестанского научного центра Российской академии наук Муртазали Гаджиев не раз предлагал создать в Кубачи филиал Дагестанского музея изобразительных искусств имени П. С. Гамзатовой и построить небольшое отдельное охраняемое здание с соответствующим штатом и финансированием. Он отметил: «Немало (но не все!) кубачинцев готовы безвозмездно отдать свои заброшенные отеческие дома в старой части села, но чтобы они сохранились, не развалились. Сделать там и гостевые дома, и сувенирные лавки, и мастерские. Нужно найти форму государственно-частного партнерства в деле сохранения уникального памятника истории, культуры, архитектуры».

                        Праздник в ауле Кубачи

            Глава администрации поселка Кубачи Абдусалам Куртаев, искренне болевший за кубачинские сокровища,  предложил день поимки преступников сделать днем аула Кубачи. В Кубачи есть исторически определенные дни праздников, например, 9 мая, когда молодые выходцы из аула приезжают в Кубачи и устраивают массовые гуляния, походы в соседнее село Амузги, и находят себе невест, большинство которых тоже приехало на празднество в родной аул. Но такого праздника, на который приглашают всех друзей, всех кунаков, в Кубачи еще не было. И, скорее всего, им станет последнее воскресенье августа.

            Кубачинцы очень рады тому, что их история не ушла в небытие вместе с саблей Надир-Шаха и благодарны работникам следствия, которые смогли раскрыть это преступление. Рады победе добра над злом и многие дагестанцы: «Это наша история, это наше наследие. Причем не республиканского, а государственного уровня! Поздравляю нас всех!!», «Как я рад этой новости! Ну, теперь ВЛАСТЬ защитите Народное Достояние!», «В свете последних громких хищений я уже думала, что счастливый финал только в кино про милицию бывает! Как приятно ошибаться!», «Приятно удивлена! Вот это приятное известие! Очень жаль было бы потерять для нашей маленькой родины эти сокровища!»

            Мы надеемся, что руководство республики сделает оргвыводы, и нам не придется слышать об очередном громком ограблении из кубачинского музея. Сабля Надир-шаха будет по-прежнему привлекать взоры злоумышленников, и надо показать, что у них нет никаких шансов на новое преступление.





Партнеры