Русский вопрос и интеграция Дагестана в российское пространство

30 августа 2017 в 20:01, просмотров: 3708
Русский вопрос и интеграция Дагестана в российское пространство

Руслан Луговой   предложил три стороны, три аспекта или три направления интеграционной модели:

1. Русский вопрос в регионе как фактор культурной и идеологической связи Дагестана и России.

2. Религиозный аспект как одна из форм интеграции Дагестана в общероссийский контекст.

3. Светская морально-нравственная концепция как интеграционная модель.

В обсуждении доклада и предложений депутата от КПРФ приняли участие члены философского клуба «Эпохе» Сабир Гейбатов и Марина Ахмедханова, советник Главы Республики Дагестан Камиль Ланда, начальник отдела национальной политики Миннаца РД Александр Гаджиев,  журналисты, общественники. Вел встречу клуба журналистов Президент НКО «Ракурс» Абдурахман Юнусов.

 

            Российская политическая нация

 

В октябре прошлого года в Астрахани на заседании Совета при президенте России по межнациональным отношениям Владимир Путин поддержал идею бывшего министра РФ по национальным отношениям, заведующего кафедрой национальных и федеративных отношений Российской Академии Народного Хозяйства и Гражданской Службы при Президенте РФ Вячеслава Михайлова создать закон о российской нации.

В начале нулевых годов Президент России ставил вопрос обновления концепции национальной политики, принятой при Борисе Ельцине. Планировалось включить в стратегию развития межнациональных отношений понятия «российская нация», которое заменило бы существовавшее в СССР понятие «советский народ». Будет ли принято такое понятие, как политическая российская нация, где оно понимается  не как  этнос, а общность сограждан, пока сказать однозначно нельзя. В России нация – синоним народности, этноса, а, например, в Великобритании – «nation» - это именно гражданство.

Глава Республики Дагестан Рамазан Абдулатипов, в 1990-1993 годах — председатель совета национальностей Верховного совета РСФРС, в 1998-1999 годах — министр национальной политики РФ считает, что закон о создании нации в природе существовать не может, он не принят фактически ни в одном государстве мира. Формирование нации - это объективный исторический процесс, а закон лишь может регулировать те или иные отношения между людьми и социумами. Можно разработать меморандум о российской нации, декларацию, комплексную программу развития межнациональных отношений. Важно понимать, что формирование российской нации не отменяет самобытность других народов, проживающих в РФ. Необходима разработка и принятие  закона «О межнациональных отношениях в РФ», в котором может иметь место и раздел о российской нации.

 

            Дагестанская нация

 

По мнению Сабира Гейбатова, когда говорят о дагестанской нации, сразу поднимается тема об опасности отделения Дагестана от политического центра. Это неправильная трактовка самого понятия «Дагестан». В формировании Дагестана и создании дагестанской политической этничности  русская интеллигенция создала ту реальность, в которой мы сегодня живем. Нам самим надо понять, надо ли  трактовать общероссийскую политическую реальность в таких терминах как «россиянин» именно в гражданском понимании, или говорить об этнической принадлежности каждого?

Гаджи Абашилов говорил: «В Дагестане я аварец, в России  я дагестанец, за рубежом я русский». Только не надо искать в термине «Россия» попытки отделить от нее Дагестан. Мы называем Россией все остальные регионы страны вне Кавказа, точно так же как жители Магадана называют страну «материком».

Сегодня невозможно объединение в единую национальность на основе религии. Время насаждения иудейской  (Хазарский каганат), христианской (Киевская Русь) или мусульманской (страны Магриба) уже было. Такие времена иноплеменных захватчиков или насильственного внедрения религии сверху и объединения через нее не вернутся.

К большому сожалению, современный ислам, искаженно понимаемый многими дагестанцами, создает ситуацию, что Дагестан все дальше и дальше уходит в какое-то собственное пространство. Во всей стране представители духовенства активно пытаются влиять на светскую власть. А строительством мечетей и церквей государство заниматься не должно, это долг церковников – согласовывать с властью участки и строить на них храмы для богослужений.

Марина Ахмедханова поставила вопрос: почему нельзя строить новый православный храм? Русское населения в Махачкале есть, и одной небольшой церкви на окраине города не хватает. Почему не бьется тревога о том, что мечети в Махачкале строятся в каждом переулке?

 

            Светский путь интеграции

 

Советник Главы Дагестана Камиль Ланда напомнил о стихах Александра Пушкина: «Смирись, Кавказ! Идет Ермолов», и об ответе на них Расула Гамзатова, который через 150 лет написал: нас покорил не Ермолов, не русская армия, нас покорили преподавательницы, учителя русского языка. Дагестан был интегрирован в Советский Союз именно через светское современное образование.  Советский строй дал Дагестану больше, чем забрал.

 

Вклад русских учителей в становление Дагестана, в создание дагестанской нации, строительство дагестанской интеллигенции, неоценим. Поэтому и построен памятник русской учительнице в Махачкале, поэтому и работает над книгами о русских учителях авторский коллектив во главе с Патимат Геличовой.

И сегодня нам жизненно важно интегрироваться в Россию через светское образование. Церкви, мечети не должны вмешиваться в жизнь светского государства. Нельзя путать церкви и школы, нельзя смешивать светское образование, которое дает государство, и религиозное, которое дают в медресе и в семинариях. К сожалению, уровень светского образования сегодня очень слаб, и религиозным образованием пытаются заместить светское, что недопустимо.

 

            Интеграция и экономика

 

Начальник отдела Министерства Республики Дагестан по национальной политике Александр Гаджиев отметил, что  процесс интеграции зависит от гармонического финансового состояния страны. Все мечтают стать гражданами США, независимо от того, какой они нации, какой веры  и какой политической ориентации. Новый президент США Дональд Трапм собирается строить забор на границе с Мексикой, чтобы прекратить поток беженцев.

 Все беженцы из Сирии почему-то бегут не в арабские страны, а в Германию.  Они не интересуются, на каком языке там говорят, есть ли там мечети. Они знают, что это богатая страна, где им дадут жить,  питаться, и, возможно, работать. Никто не бежит в Саудовскую Аравию, где братьев по вере  палками выгоняют. После каждого хаджа они буквально метлой выметают, вылавливая паломников,  и выдворяя их за пределы своего государства. Никто не бежит в Марокко, никто не бежит в Египет, все бегут на «этот кяфирский запад»,  - сирийцы, иракцы, мусульмане.

Будет ли тут церковь, не будет церкви, останутся ли мечети, которых на каждом шагу понатыкано, как аптек, - это никого не интересует. Как только  экономика нашей страны будет подниматься на должный уровень, все будут стремиться к нам. Здесь не будет ни терактов, ни салафитских сообществ. Ислам многогранен, как и христианство. Больше всего судебных разбирательств по России идет в связи с православным экстремизмом. Если у нас будет развиваться экономика, а первична именно экономика, культура вторична, тогда не надо будет собираться и обсуждать, как же нам интегрироваться.

 

            Модель будущего Дагестана

 

Эдуард Уразаев говорил о том, что на Западе, несмотря на благополучие в экономике, есть сепаратистские настроения – в Испании, в Великобритании, в Канаде, связанные с национальными движениями. Тема о том, что информационное  пространство вокруг кавказцев негативно,  устарела. СМИ заняты Украиной, Сирией, Трампом. Иногда самые главные новости по первому каналу начинаются с чрезвычайных происшествий. Информационная повестка дня поменялась – замышляет что-то внешний враг, но мы сильнее всех, мы всех скрутим!

О модели будущего Дагестана:  как-то приезжал  Генеральный секретарь исламской организации ученых, который объявил Дагестан территорией ислама. Попытки превозносить религию делаются и со стороны политических деятелей России и со стороны религиозно-политических деятелей в Дагестане. Для мыслящего человека понятно, что в самом исламском мире огромное количество противоречий, вызывающих ожесточенную вражду. Можно назвать Судан, Йемен, Ливию, которые находятся в разделенном состоянии.  Можно объединить внешние факторы, но, если не внутренней предрасположенности к этому, в том числе социальных, экономических, идеологических единых основ, то шансов объединения нет. Если люди начинают спорить о длине штанишек или ширине бороды, у обычного человека возникает вопрос: о чем мы, собственно, говорим, настолько ли это принципиально.

Россия – многонациональное, многоконфессиональное государство. Рамазан Абдулатипов провозгласил Дагестан центром пересечения трех мировых религий. Нам нужно сохранять это, не уходить в крен ислама, объявлять его исламской территорией, ожидая инвестиций с Дубая. Не надо поддаваться мелким конъюнктурным вещам, надо придерживаться конституции, где провозглашена светская модель государства.

 

            Выводы

 

Александро-Невский собор, вопрос о строительстве копии которого  на берегу озера Ак-Гель вызвал большую полемику в социальных сетях и собственно дискуссию клуба журналистов, располагался на месте сегодняшнего Дома правительства Дагестана и представлял собой архитектурную доминанту города Порт-Петровск. Вместе с маяком он был прекрасным ориентиром для судов, проплывающих по Каспийскому морю мимо города. В 1938 году храм был закрыт для богослужений и использовался как склад горюче-смазочных материалов во время Великой Отечественной войны. В 1953 году храм был взорван.

            Мы знаем судьбу Храма Христа Спасителя в Москве, который был заново отстроен на прежнем месте. И только время покажет, имеет ли он такое же сакральное значение для истинно верующих, как тот, разрушенный Советами. Тот же вопрос встанет и с новым храмом Александра Невского. Надо вместе с жителями Махачкалы решить, нужен ли он горожанам, и подумать, где его расположить. Надо вместе с жителями Махачкалы решать – создавать тот или иной объект, ведь открытое обсуждение снимает много вопросов. Но речь не об этом.

Религия, как один из аспектов жизни, присутствует всегда. Но мы говорим не о ней, а о формах интеграционного процесса,  в котором должны быть несколько составляющих –  экономическая и культурная. Процессы, которые происходят сейчас в Дагестане, имеют сильный религиозный уклон. А в поликультурном обществе надо по-другому подходить  к этому вопросу: интеграция должна строиться на основе светских, экономических и культурных составляющих.

 

 





Партнеры