Формирование общероссийской идентичности

Очередная игра четвертого сезона «Игр журналистов»

14 июня 2017 в 12:54, просмотров: 1903
Формирование общероссийской идентичности

Четвертый сезон проекта Тамерлана Магомедова «Игры журналистов» открылся в конференц-зале ректората ДГУ обсуждением темы: «Механизмы интеграционного процесса Дагестана и общероссийская идентичность». В мероприятии приняли участие советник Главы РД Камиль Ланда, начальник отдела Миннаца РД Александр Гаджиев, сотрудники Дагестанского научного центра РАН, журналисты, общественники. Я рассказал о своем видении проблемы.

                        Русский вопрос в Дагестане: религиозный способ решения

В 1856 году Александр Горчаков сказал: «Россия сосредотачивается». И нам сегодня нужно задать себе вопрос: с чего собирается родина, по сути дела? Сегодня основной задачей является формирование духовно-светского пути развития общества. Вместе с тем перед государством все острее стоит задача по выстраиванию общенациональной идеи. Это стало ясно еще после крушения Советского Союза, но понимание о необходимости проводить четкую политику появилось относительно недавно. Так на заседании Международного дискуссионного клуба «Валдай» в 2013 году президент России в своем выступлении признал: «После 1991 года была иллюзия, что новая национальная идеология, идеология развития, родится как бы сама по себе. Практика показала, что новая национальная идея не рождается и не развивается по рыночным правилам».

Образовавшийся идеологический вакуум спешно начали заполнять религиозным содержанием. Надо признать, что положительной составляющей традиционных религиозных конфессий России (православие и ислам) во многом являются этносберегающие факторы, что является крайне необходимым и защитным условием в нынешних мировых глобализационных процессах, где в ряде евроатлантических стран размывается национальное, религиозное и культурное самосознание.

Однако внутри страны такой подход вызывает ряд вопросов, среди которых самый очевидный – это каким образом будет проходить общенациональная интеграция народов России? С особой остротой этот вопрос может встать в регионах со смешанным культурным и религиозным населением, являющихся окраинами страны. Одним из таких сложных в этноконфессиональном отношении районов является Северный Кавказ, в частности Дагестан.

С конца 80-х годов по начало нулевых годов отъезд русского и славянского населения из республики Дагестан проходил во многом из-за национального и религиозного фактора. Чтобы уравновесить тенденцию усиливающейся исламизации в регионе, решили пойти не по возрождению светской формы сосуществования, а по организации православного фактора как механизма удержания русского и славянского населения в регионе, хотя во многом такой путь чреват обособлением, а не интеграционным компонентом, что никак не вяжется с генеральной концепцией о единой общероссийской нации.

Почему была выбрана именно религиозная стратегия русской политики в Дагестане, для этого необходимо разобрать вопрос о составе русского населения на Кавказе. Дело в том, что в Республике Дагестан проживает как бы две формы русского общества.

            Русские в Дагестане

Дело в том, что в Дагестане проживает две формы русского общества.  Первая –казачество, которое проживает в северных районах Дагестана. Эта общность русских впитала кавказскую самобытность и ценностную ориентацию, сохранив религиозную и этническую идентичность. В Российском государстве они выполняли роль пограничных охранителей русского мира от окраинных народов, в том числе и от кавказцев. Казаки  проживали и сейчас проживают анклавами.

Еще молодое советское правительство поняло, что выполнить миссию по интеграции дагестанских народов в советское государство казакам не удастся именно из-за их социальной особенности. Ведь предполагалась задача эпохальная – присоединить Дагестан не военным путем, а мирно интегрировать дагестанское общество в общероссийское пространство. Не топот ермоловских полков присоединил Кавказ к России, а идея о том, что люди – братья. В 1920 году на Чрезвычайном съезде народов Дагестана Иосифом Сталиным была объявлена автономия Дагестана как признание равного политического и геостратегического партнера, а не после захвата Шамиля или разгрома адыгов на Красной поляне. Такая же ситуация была и в  Средней Азии, присоединившейся к России, не когда эмир Бухарский царю присягнул, а когда там возникли революционные отряды «краснопалочников», мусульман, которые сказали: «Вы, русские, подали идею справедливости, и мы это поддерживаем».

С задачей интеграции Дагестана в Советское государство справилась вторая часть русского общества, которая появилась в Дагестане с приходом советской власти, особенно приток пришелся на военные и послевоенные годы. Сюда приезжали инженеры, учителя, врачи, и именно они совместно с коренными народами Дагестана, а не религиозные деятели или казаки, дали толчок развитию нашей республики.

Активность приезжающих сюда русских специалистов основывалась не на религиозности и не на узконациональных интересах, а на идее созидания и соучастия в строительстве великой истории и культуры нашей общей страны. Именно эта прослойка светской пассионарной интеллигенции приезжих русских явилась той соединительной тканью между Кавказом и Россией, которая смогла вырастить и городскую интеллигенцию и вывела на новый уровень элиту управленцев из коренного населения Дагестана.

            Государственная программа поддержки русского населения

Миграционный процесс конца XX века в большей степени коснулся именно советской части славянского населения. Ведущие инженеры, перспективные ученые и грамотные управленцы покинули Дагестан еще в начале 90-х. Об этом говорят цифры и документы.

Оставшиеся русские, включая казачество, не имеют главного – пассионарности, которая была в начале ХХ века у молодого кадрового состава инженеров, учителей, врачей, людей с городской культурой и гражданской (на тот момент советской) идентичностью.

Сейчас в Дагестане численность русских по итогам Всероссийской переписи населения 2010 года составляет 104 тыс. человек, или 3,6 процента от всего населения. Постановление Правительства Республики Дагестан «Об утверждении государственной программы о Поддержке проживающего и возвращающегося в Республику Дагестан русского населения на 2014–2017 годы» предполагает решение жилищного вопроса; строительство объектов социального назначения в местах компактного проживания русского населения, обеспечивающих этнокультурное развитие русского населения.

В этот проект включена программа «Государственная поддержка казачьих обществ в Республике Дагестан на 2014–2016 годы». Программа рассчитана в основном на русских, проживающих в Кизляре и других северных районах, а конкретнее для казаков. В этой связи  строительство церквей является логичной частью реализации этой программы, что тоже является важным моментом в формировании нравственного климата населения.

В Редукторном поселке Махачкалы позади комплекса «Пирамида» в районе памятника Русской учительнице намечается строительство церкви. Затея сама по себе добрая, но вызывает ряд вопросов, среди которых, например, такие: проводилось ли социологическое исследование на предмет количества проживания людей, исповедующих христианскую веру в данном районе.

Развитие светских институтов, поддержанных государством, было бы полезнее для эффективного решения этой задачи. Об этом говорит неоднократный опыт советского прошлого. Целесообразнее открыть, например, Центр славянской культуры, где можно проводить культурно-просветительские или дискуссионные мероприятия, которые бы лучше представляли славянские народы и их роль в развитии Дагестана. Открытый по инициативе главы региона Республиканский центр русского языка и культуры не имеет своего здания. Ведь такой Центр может стать не только узконациональным или религиозным сооружением, которое не будут посещать этнические дагестанцы, а формирующим идею российского общенационального самосознания объектом, где транслировалась бы философия русского мира через духовно-светский образ жизни.

          Светское или религиозное будущее Дагестана

Несколько светских площадок, работающих сегодня, работают на общественных началах. По моему глубокому мнению, использование только религиозного механизма интеграции ничем хорошим не закончится.

В 2016 году на выборах в Народное собрание РД самым запоминающимся стало участие в избирательной кампании партии «Народ против коррупции», которая была поддержана ДУМД. Но тогда было на самом высоком уровне решено, что в выборном процессе религиозные структуры не будут участвовать, так как государство имеет светскую форму правления, и религия не имеет права вмешиваться в дела государственные, так как отделена от государства по Конституции.

А сейчас в связи с проведением русской политики в религиозном формате на Кавказе есть опасность дать прецедент активизации религиозной политической формы. В конечном счете это со временем приведет к явной сепарации общества на исламскую общность и православный форпост славянского пограничного анклава, который будет не способен проводить интеграционную политику и формировать общероссийскую нацию, а приведет лишь к обособлению региона от центра в духовно-культурном плане.

 Закончив доклад, я вынес на обсуждение Клуба журналистов вопросы:

1. Русский вопрос в регионе как фактор культурной и идеологической связи Дагестана и России.

2. Религиозный аспект как одна из форм интеграции Дагестана в общероссийский контекст.

3. Светская морально-нравственная концепция как интеграционная модель.

Предложенные мною вопросы вызвали оживленную, иногда острую дискуссию между участниками встречи. О мнениях и предложениях, высказанных в ходе  обсуждения, газета «МК в Дагестане» расскажет в следующем номере. Мы будем рады услышать мнение наших читателей по этой очень важной для республики теме. Какой путь у Дагестана – уйдет ли он глубоко в религию и об интеграции в российское и международное пространство можно будет забыть, или его ждет современное светское развитие вместе со всей Россией? 




Партнеры