Из сирийского плена

История со счастливым концом

7 июня 2017 в 12:49, просмотров: 1471

          По официальным данным, 220 детей в Дагестане находятся вне правового поля – что образовательного, что культурного, что социального.

Из сирийского плена

Это дети, о которых известно лишь то, что они родились, а что произошло с ними дальше, никто не знает. Самый простой и очевидный вывод о том, почему появились такие дети – скорее всего, это члены семей участников незаконных вооруженных бандформирований. Данная цифра выведена из числа документированных заявлений граждан о пропаже, нелегальном выезде в Сирию, Турцию и другие горячие точки их родственников. По неофициальным данным, число детей вне правового поля превышает 400 человек. Многие дагестанцы в силу менталитета или иных обстоятельств предпочитают искать своих родственников самостоятельно, не полагаясь ни на кого и не желая предавать проблемы семьи огласке. Некоторые из них мысленно хоронят своих близких, так как даже в СМИ мы видим, сколько людей ежедневно гибнет под обстрелами и бомбардировками.

         Выходцы из России – первые в группе риска, так как не секрет, что наших так называемых новобранцев, как чужестранцев, чаще остальных используют в боестолкновениях в качестве «пушечного мяса», нежели уроженцев своих стран. Как правило, жизнь у них там недолгая и, естественно, думать о том, что их маленькие, порою грудные дети остаются в живых, даже не приходится. «Проблема вербовки граждан России и попадания в горячие точки несовершеннолетних для властей и для нас обозначилась сразу, но, к сожалению, конкретно, как ее решать, на данный момент не знает никто. Никто не знает и как решить проблемы с возвращением детей на родину. Подавая запрос в ту же Турцию о пребывании того или иного лица, мы можем столкнуться с рядом проблем – хотя бы с тем, что человек выехал и живет по поддельным документам», – утверждает Уполномоченный при Главе РД по защите семьи, материнства и правам ребенка Марина Ежова.

         Найти и систематизировать количество пропавших из правового поля детей представляется крайне сложным. Даже при всем желании одумавшихся родителей вернуть своих детей на родину возникает ряд вопросов. Эти люди прекрасно понимают, во что они «вляпались», и любые контакты с властями любой страны чреваты для них наказанием за участие в экстремистской деятельности. Кроме того, возникают ситуации, когда они готовы выйти на связь и раскаяться, но сделать это им не позволяет имущественный фактор. У многих людей, теряющихся в глухой сельской местности, элементарно нет денег, чтобы добраться до ближайшего официального пункта. Таким образом, по целому ряду причин образуется вакуум, в котором не работают никакие официальные методы контактов – ни межгосударственных, ни внутригосударственных, ни межведомственных. Однако, несмотря на все трудности, такая работа проводится и, как показывает опыт, вполне успешно. В данном случае многое зависит от помощи родственников, тех из них, что бьют тревогу о пропаже детей и пытаются любым способом спасти их. И те, кто находится в Турции, по каким-то причинам не доехав до Сирии или сбежав оттуда, поняв, что это политический проект, составляют оптимистичную категорию в плане помощи детям.

        Понимая, что факт попытки выезда из страны уже чреват уголовным преследованием, они каким-то образом выходят на связь с небезразличными родственниками, через которых «заблудших» убеждают в том, что государственные институты, призванные решать проблемы семьи, не имеют отношения к спецслужбам и силовикам, и их интересуют только дети. «Мы убеждаем их в том, что если они заинтересованы в безопасности своих детей, то им лучше обратиться к нам. Мы найдем родственников, кого угодно, сделаем все, чтобы устроить дальнейшую жизнь любого ребенка. И в нашем случае есть уже два конкретных ребенка, с которыми успешно проделана работа», – говорит Марина Ежова.

                        Две спасенные души

          Уполномоченный при Главе РД по защите семьи, материнства и правам ребенка Марина Ежова рассказывает об одном недавнем случае, когда удалось вывезти детей из Сирии:

         – 29 апреля 2017 года произошло радостное и долгожданное событие в одной дагестанской семье. После долгой разлуки с родными и скитаний по чужой стране на родину были возвращены две сестры – девочки 5 и 7 лет.

        Случилось все в 2015 году. Жила обыкновенная хорошая дагестанская семья, весьма благополучная – любящие друг друга родители и две маленькие дочери. Случилось несчастье – у 26-летней матери обнаружилась онкология, из-за которой молодая женщина буквально сгорела на глазах, оставив двух малолетних детей и убитого горем мужа. По словам матери отца семьи, в сыне она души не чаяла. Имея двоих сыновей и постоянно сравнивая их между собой, она отмечала для себя, насколько именно этот сын был вежливым и добропорядочным во всех отношениях в отличие от другого, из-за которого родители постоянно сталкивались с проблемами разного рода и от которого не видели никакой помощи. Она сама не знает, на что свалить столь резкую перемену сына: на пережитый стресс или уже шедшую давно планомерную работу по его вербовке в ряды экстремистов. В общем, закончилась история тем, что каким-то образом молодой мужчина познакомился с вдовой смертника, участвовавшего в подрыве одного из южных постов, – Эльмирой. Биография ее известна силовикам, и славится эта женщина богатым вербовочным опытом. По словам родственников, именно она убедила его уехать вместе с детьми в Сирию. Кроме того, известно, что и у нее есть дочь от первого брака, которую они также взяли с собой. Всей дружной семьей они попали в Турцию, и дальше мы не знаем, что происходило с ними. Почти два года было потеряно из-за того, что родственники не верили властям и не считали необходимым куда-либо обращаться.

        Надо отдать должное бабушке детей, которая никак не успокаивалась и пыталась найти сына и внучек. Со времени их отъезда женщина все заработанные собственным бизнесом деньги тратила на поездки в Турцию и поиски близких. В конце концов ей удалось это сделать и, более того, удалось уговорить сына вывезти детей. Но здесь она столкнулась с большими проблемами. У детей не имелось никаких документов, и она не знала, как перевезти их через границу. Два с лишним года они попросту потеряли, пытаясь решить вопрос «по-народному»: нанимали мошенников-адвокатов, обращались к фальшивомонетчикам, обещавшим фальшивые документы, и ко всех мастей аферистам, каждый из которых по-своему «решал» вопрос, вытягивая из готовой на все пожилой женщины деньги. К большому счастью для нас всех, она додумалась обратиться в муниципальную Антитеррористическую комиссию, с подачи которой вышла на нас. Хочется похвалить работу АТК, которой удается решать немало вопросов.

       Давайте быть откровенными. Так не бывает, что ребенок выпадает из семьи, пусть даже великовозрастный, и чтобы никто не имел об этом представления. Родственники, даже если не знают наверняка, очень близко догадываются о том, с чем связался их сын. В данном случае родственники поступили совершенно правильно, обратившись в антитеррористический комитет, и таким образом задействовали все механизмы власти. Казалось бы, что такого в том, чтобы просто вывезти ребенка из чужой страны? Это огромная работа, в которой много нюансов и подводных камней и в которой задействованы серьезные структуры. В данном случае бабушка обратилась в ближайшее консульство, находящееся в Измире, но не знала, что деятельность именно этого учреждения сводится лишь к презентативным мероприятиям и не охватывает процедуры по оформлению и выдаче документов. Повезло, что те обратились в вышестоящую инстанцию.

        Здесь уже мы имеем дело с консульством, которое имеет право при разных жизненных обстоятельствах выдать разовый документ, удостоверяющий личность и позволяющий гражданину Российской Федерации вернуться на Родину. Он действует две недели. Но! В отношении несовершеннолетних четко прописано, что заявителем может быть либо родитель, либо законный представитель. Поскольку родитель не мог объявиться, то законным представителем может стать опекун, в том числе и временный. Да и здесь коллизия. Есть процедура по изъятию детей по ст. 120 ФЗ РФ в сложных жизненных ситуациях, но и здесь «но»! Закон действует на территории России. У нас нет ни одного законодательного акта об изъятии детей вне страны. Здесь мы поступили по принципу «что не запрещено, то разрешено». В конце концов, включив все возможные административные ресурсы и выйдя на высокое руководство, мы добились разрешения оформления опекунства над детьми.

       Только назначив официально опекуном бабушку, нам удалось выехать. Выезжали в Турцию я, бабушка и специалист Антитеррористической комиссии, с которой семья находилась на связи. С нами были журналисты НТВ. Стоит отметить, что они и оплатили поездку детей, бабушки и специалиста. У меня огромный перечень обязанностей при отсутствии бюджета. У нашей структуры нет бюджета на такого рода поездки, в муниципалитетах также не предусмотрены отдельные статьи расходов на такие случаи, нет таких денег и у консульства. Волновались страшно. Я летела за собственный счет.

           Девочки  не покалечены морально. Их встретили в аэропорту радостно, с цветами, с воздушными шариками. Люди в аэропорту думали, что встречают олимпийских чемпионов, такая грандиозная была встреча. Дети дома, в Дагестане, среди любящих родственников, которые никогда больше не допустят, чтобы их кто бы то ни было увез в Сирию или вовлек в какую-нибудь другую авантюру. Но они находятся в состоянии крайнего физического истощения. У одной из девочек проблемы с почками. При всем при этом все беды и проблемы забываются. Оказавшись дома, увидев свои кроватки, свои игрушки, девочки обрадовались. К большому счастью, все благополучно.    

            Пытаемся вернуть те деньги, которые поступали на счет отца, однако его счет арестован. Решается вопрос о возвращении дочери Эльмиры. Она готова ее отдать, но тут другая проблема – нет прямых родственников. Мы часто сталкиваемся с проблемой, когда одна сторона готова взять опеку, но родители не согласны или же наоборот – родители согласны отдать, но родственники не хотят брать ответственность на себя. Здесь мы тоже надеемся на благополучный исход, так как мать девочки готова пойти на что угодно ради спасения дочери и возвращения ее домой в нормальные житейские условия.   

            На примере этой истории видно, как неравнодушно на чужую беду реагируют люди – в большинстве своем женщины, матери, которым тяжело даже представить себя в такой ситуации и которые готовы пойти на многое, чтобы избавить от нее других матерей. Помогать Марине Ежовой включилась благотворительная организация «Дагестан без сирот». В составе большой благотворительной миссии они побывали в Сирии и составили списки тех соотечественников, с которыми столкнулись. Они объехали все основные города и по просьбе омбудсмена попытались выйти на общение со всеми, кто похож на дагестанцев – наших детей ведь довольно просто отличить от арабских как внешне, так и по речи. Везде, где это было возможно, дав о себе знать, подключив «Красный крест» и конфессиональные представительства и оставив сообщения, они вернулись в республику. Осталось ждать и надеяться на результаты.





Партнеры