Хроника событий Шойгу заявил о скором окончании войны в Сирии Москва и Эр-Рияд нашли общий язык Шойгу: операция в Сирии идет к завершению Покончено ли с религиозным экстремизмом? ФСБ: российские спецслужбы озабочены призывами к терактам на местах

Сарир и доктрина «Москва – третий Рим»

К геополитической концепции Дагестана

25 мая 2017 в 14:39, просмотров: 2985

Кавказ – особая сфера, нуждающаяся в специальной доктрине, которую никто из нынешней власти пока не может предложить.

Сарир и доктрина «Москва – третий Рим»
Карта Кавказа

Нет также органичной идеи встраивания Кавказа в общероссийское пространство, а талантливых исполнителей нет постольку, поскольку они вырастают только на дрожжах цельных, понятных массам идей. Так как кроме механического скрепления, объединяющей идеи нет, то воспитанная на русской культуре и традициях национальная элита уже не возрождается, а старая умирает. Новые поколения воспитаны на противоположных ценностях, поэтому центробежные силы на российском Кавказе только набирают силу. 

«Арабская весна»

Последние события на Ближнем Востоке, а именно гражданская война в Сирии и конфликты меньшей интенсивности в других странах, невольно наводят на размышления о неустойчивости современных государств, границ и режимов. Одновременно они же дают понять, безусловно, имеющую место искусственность процессов так называемой Арабской весны – волны политических кризисов в арабских странах, приведших к смене режимов. Полностью этот процесс контролировать невозможно – о чем говорят те же события в Сирии. Однако запуск  и подводка к нужному общему результату очевидны. Эта же внешняя направленность носит потенциальную угрозу для Кавказа и России в целом. Причем в последнее время угроза эта приобретает все более явственные черты. Запад уже открыто заявляет о необходимости сменить правящий режим в России, менее открыто говорится о «слишком большой» России, которую необходимо подвергнуть тому же, через что прошел СССР в самом начале 1990-х гг., т. е. развалу на несколько государств. Думается, что будут предприниматься попытки реализовать не один из этих сценариев, а обязательно оба вместе. Речь, возможно, будет идти о приходе к власти в России какого-либо либерального круга политиков, которые заявят о необходимости избавиться от ряда лишних регионов, к тому времени подготовленных изнутри к такому сценарию. Тем более что основные слоганы такого проекта в русле «Хватить кормить Кавказ!» уже апробированы в российском обществе и уже имеют своих сторонников.

В нынешних условиях, когда расстановка сил на Ближнем Востоке претерпевает глобальные изменения, возникает необходимость оценки прочности и перспективности возникающих ныне политических союзов. Обращение к истории говорит о четких параллелях и преемственности между политикой Византийской империи на Ближнем Востоке и нынешней системой взаимоотношений между ключевыми игроками на Ближнем Востоке, выстраиваемой современной Россией.

 

Сарир – древний Дагестан

Геополитическая ситуация той части земного шара, известного евразийцам тысячу лет назад, естественно, существенно различалась от современной, но также можно сказать, что именно тогда сложились основы современного миропорядка, по крайней мере в Евразии.

Об этом можно судить по одному из наиболее известных и компетентных трудов по географии того периода, который написан известным арабским путешественником по имени Ибн Хаукал. Будучи выходцем с территории современного Ирака, первое свое путешествие он предпринял, по его собственным словам, в рамазане  331 / мае 943 г. из Багдада. Как пишет И. Ю. Крачковский, под видом купца, по существу, быть может, в роли политического агента, он долго странствовал по Африке, Европе (Испании и Италии) и Азии (Иран, Индия). Будучи очень образованным человеком с дальновидным политическим кругозором, Ибн Хаукал составил крупный обобщающий труд по политической географии известного ему мира. В резюме к нему он пишет: «Вот вид земли, заселенных и незаселенных частей ее. Опор государства на земле четыре: самое населенное, благоденствующее с лучшим политическим строем, порядком заселения и обилием сборов – государство Ираншехр; центр его вавилонский округ – оно же государство Фарса. Границы этого государства во времена персов известны; когда же появился ислам, оно у всех государств захватило часть. От государства румов оно захватило Сирию, Египет, Магриб и Андалус, у государства синов Маверааннахр и присоединило к себе эти обширные государства. В государство румов входят пределы славян и соседних с ним русов, ас-Серир, ал-Лан, армян и исповедующих христианство. В государство ас-Син входят все области тюрков, часть Тибета и исповедующие из них идолопоклонство. В государство Хинд входят ас-Синд, Кашмир, часть Тибета и исповедующие их религию…». Из всего вышесказанного наибольшее значение имеет указание о политическом союзе восточнохристианских государств под опекой Византии («пределы румов»), который состоял из государств славян и в частности русов, аварцев (Сарир), осетин (Алания) и армян. Кстати, об этом же говорят и другие арабские авторы Х в. К примеру, в «Книге видов земли» Абу-Зайда Ахмеда Ибн-Сахль аль-Балхи (умер в 940–950-х гг.) указано, что «в государство Рум входят пограничные земли славян и их соседей, как-то: Рус, Сарир, Аллан, Арман и (другие), которые исповедуют христианскую веру». Сарир, несмотря на то что политический его центр располагался в центре горной Аварии – в Хунзахе, являлся государством не только аварцев, но и также даргинцев, лакцев и других народов современного Дагестана, а также Чечни, объединенных под эгидой аварских нуцалов, т. е. царей или правителей. В представлении грузинского историка ХI в. Леонти Мровели в Восточном Кавказе существовала крупная этнополитическая общность «Лекети», которая тянулась от «моря Дарубандского на востоке до реки Ломеки», т. е. Терека на западе. Под Лекети, по мнению исследователей, «скрывается конкретное наименование Сарир».

Есть еще одно интересное обстоятельство, которое нельзя проигнорировать. Почти все правители различных владений Дагестана претендовали на арабское происхождение, дабы «подкрепить своим авторитетом» права социальной верхушки. Однако в этом ряду есть одно исключение. Как подчеркивают дагестанские историки, «правитель Аварии никогда не связывал свою родословную с арабами. Род его «более древний». Этот настойчивый отказ от мусульманских родословных – следствие того ожесточенного сопротивления, которое приверженцы язычества и христианства оказали в этом высокогорном районе исламу». По сведениям арабских источников, властитель этой области имел золотой трон, из-за чего и получил свое имя или титул, имеющий сасанидское происхождение.

 

Византия – древняя «Московия»?

Таким образом, Византия на Кавказе опиралась на государства армян, грузин, осетин и аварцев, которые, будучи проводниками единой политики, несколько веков смогли сдерживать негативные для себя тенденции развития ситуации, и только монгольское нашествие в ХIII в. смогло нарушить сложившийся баланс сил и подорвать мощь государственного союза под эгидой Византии. Очевидно, что прямых параллелей тут быть не может – древние Сарир и Алания – ныне органичные части государства – духовного наследника Византии (как тут не вспомнить знаменитую фразу «Москва – третий Рим», а вторым, как известно, был Константинополь), а Армения – все также надежный союзник. Создание некого союза ближневосточных государств, прочно связанных с Россией экономически, политически, а где возможно – и культурно, есть жизненная необходимость. Тем более что все стартовые условия для этого имеются.

Вместе с тем возникает необходимость воссоздать в Дагестане идею органичного встраивания в ткань российской общественной и политической жизни, а также надежное и реальное историческое обоснование необходимости и безальтернативности союза с Россией. Вместо этого исторические сообщества, позиционирующие себя как сторонники интересов России, как и местные патриоты, зациклились на истории ХIХ в. и все свое понимание взаимоотношения России и Дагестана строят исключительно на опыте обобщения данного исторического опыта. В то время как мы показали лишь на одном вышеуказанном примере, реальность намного более многогранна и в мире огромных империй и многомиллионных наций Ближнего Востока, для которых дагестанцы лишь строительный материал, который должен войти в их состав, лишь включение в состав христианской России позволило и позволяет сохраниться «дагестанскому миру» как уникальному культурному феномену. Нисколько не сомневаюсь, что теоретическое вхождение в состав Турции или Ирана имело бы для Дагестана, сохранения его языков и культуры катастрофические последствия.

Еще в начале ХХ в. кн. Трубецкой, известный лингвист и сторонник евразийства в русской диаспоре, писал: «Вряд ли в интересах России допускать такую тюркизацию Дагестана. Ведь если весь Дагестан тюркизируется, то получится сплошная масса тюрков от Казани до Анатолии и Северной Персии, что создаст самые благоприятные условия для развития пантуранских идей с сепаратистским, русофобским уклоном. Дагестан должен быть использован как естественный барьер на пути тюркизации этой части Евразии». Ему же принадлежит инициатива широкой поддержки одного из местных языков как естественной преграды на этом пути: «Следует поощрять развитие аварской литературы, прессы, ввести этот язык во все низшие школы перечисленных округов, а также в соответствующие средние училища как обязательный предмет».

Сейчас же имеем ситуацию, когда сторонники идеи пантуранизма начинают потихоньку раскачивать ситуацию на южных рубежах России, в том числе в новом ее субъекте – Крыме, воспринимаемом ими как часть будущего глобального проекта.

 

Крачковский И. Ю. Арабская географическая литература. М., 2004. С. 201.

Сказания мусульманских писателей о славянах и русских (с половины VII века до конца Х века по Р. Х.) / пер. и комм. А. Я. Гаркави. Спб., 1870. С. 273.

Мровели Леонти. Жизнь Картлийских царей: Извлечение сведений об абхазах, народах Северного Кавказа и Дагестана / пер. с древнегруз., пред. и комм. Г. В. Цулая. М., 1979. С. 25.

Атаев М. М. Авария в Х–ХV вв. Махачкала, 1995. С. 78; Гадло А. В. Экономическая история Северного Кавказа IV–X вв. Ленинград, 1979. С. 25.

Гаджиев М. Г., Давудов О. М., Шихсаидов А. Р. История Дагестана с древнейших времен до конца XV в. Махачкала, 1996. С. 339.

Калинина Т. М. Сведения ранних ученых Арабского халифата. М., 1988. С. 124.

Война в Сирии. Хроника событий




Партнеры