Нина Агафонова. Не это ли призвание?

В центре Маджалиса живет и здравствует русская учительница, приехавшая в Дагестан более полувека назад

19 мая 2017 в 11:36, просмотров: 1819

В уютном саманном доме в центре Маджалиса живет и здравствует Нина Андреевна Агафонова – русская учительница, приехавшая в Дагестан более полувека назад и за эти годы выучившая не одно поколение даргинских детишек.

Нина Агафонова. Не это ли призвание?

И не просто выучившая, а привившая любовь и тягу к знаниям.  «Вот ведь как бывает, – говорит Нина Андреевна, – я же сюда чуть ли не по принуждению приехала, а теперь и подумать не могу об отъезде».

Нина Андреевна родом из Курской области. Она родилась 5 октября 1946 года в многодетной семье. Детство ее пришлось на тяжелые и голодные послевоенные годы. Родители много работали и детей к труду приучали. Семья получилась дружная и веселая. Двери Агафоновых были всегда открыты для многочисленных родственников и соседей не только по праздникам, но и в любой другой день. С первых же дней учебы Нина поняла, что станет учительницей и, окончив школу, поехала поступать в город Обоянь в местное педучилище. 

Нина Агафонова

В 1966 году выпускница-отличница Обоянского педагогического училища Курской области Нина Агафонова мечтала скорее вернуться домой к родным, чтобы уже вместе с ними строить планы на будущее, но была направлена в Дагестан. Нина Андреевна вспоминает: «Мы даже дипломов своих толком не видели. Только расписались в них, их тут же у нас забрали. Потом дали сопровождающего, который посадил группу из нас, девочек-выпускниц, в общий вагон с деревянными сидениями. До Махачкалы ехали двое суток». Сажая Нину в поезд, мама и бабушка строго-настрого наставляли девушку не связываться с местными молодыми людьми. «Смотри, внучка, там абреки! Они с кинжалами на поясе ходят! Осторожнее будь!» – повторяла бабушка.

Уже в Махачкале, в министерстве просвещения, учителей распределили по районам. Нину Агафонову направили в Кайтагский район, где она попала в село Дуреги. «В Дуреги пришлось по такой вертикальной лестнице прямо на горку подниматься. Непривычно! Еще и август! Обливаюсь потом, повышается давление, а меня заводят в школу и просят принять библиотеку: такое маленькое здание, где на столе 36 книг лежат. Я их приняла, эти книги переписала, и после этого повели меня на квартиру. Было страшно поначалу, но хозяйка встретила так приветливо, нажарила яичницу, принесла молоко, кефир, угостила от души, что страх перед новым прошел. Но затем я посмотрела на школу, на дом и поняла, что тут оставаться не хочу», – рассказывает Нина Андреевна.

В тот момент учительница приняла решение добраться до соседнего Шиляги, куда направили работать двух ее подруг – Раису Андреевну Бочарову и Галину Васильевну Должикову. Сын хозяйки квартиры проводил Нину Андреевну до этого села. Блуждая по Шиляги с тяжелым чемоданом и сумками в руках в поисках своих подруг, учительница не выдержала и разрыдалась. Тут, на ее счастье, появился грузовик, который, обогнав девушку, резко остановился. Из машины вылез солидный мужчина средних лет, который приблизился к рыдающей молодой женщине и отеческим тоном поинтересовался, что же все-таки произошло. Незнакомец оказался районным судьей по имени Расул. Выслушав историю русской учительницы, попавшей в Дагестан по распределению и желавшей остаться хотя бы рядом с подругами, он попросил ее приехать завтра в Маджалис.

На следующий день Нина Андреевна оказалась вместе с новым знакомым в районном отделе народного образования, у заведующего. Заведующий сказал, что мест для учителей начальных классов в Шиляги не осталось, так как на неделе приняли сразу двух девушек – тех самых подруг Нины Андреевны. Девушка уже было расстроилась, как вдруг заведующий ОНО начал спрашивать: «Ты как русский язык знаешь? Какие оценки у тебя?» Нина Андреевна показала лист с оценками, в котором стояли пятерки по всем предметам. «В старших классах сможешь работать?» – продолжил он. Ни разу не усомнившись, учительница ответила, что сможет.

 

Нина Агафонова вместе с коллегами

           «Это потом я стала думать, справлюсь ли, а в тот момент отвечала, как надо, лишь бы остаться в Шилягинской школе. Так с тех пор и проработала учителем русского языка и литературы почти 50 лет, лишь изредка откланиваясь на другие должности. 5 лет – с 1986 по 1991 год – заведовала методкабинетом при Кайтагском отделе народного образования. У меня очень много наград, заслужила за свой труд много, но потеряла здоровье», – делится Нина Андреевна.

И правда, за добросовестный труд, творческий подход к делу воспитания и обучения учащихся, за огромную общественную работу она была удостоена многих поощрений и наград: Почетной грамоты Дагестанского обкома комсомола за активное участие в политическом просвещении (1970 г.), значком «Победитель социалистического соревнования» (1977 г.), «Отличник народного просвещения РСФСР» (1984 г.), «Заслуженный учитель Республики Дагестан», Почетной грамоты Президиума Даготделения Советского детского фонда им. В. И. Ленина (1990 г.), памятного юбилейного знака «60 лет Всесоюзной пионерской организации им. В. И. Ленина». И да, она обладатель президентского гранта.

Работа Нины Андреевны в качестве руководителя методкабинета всегда была четко спланирована, отличалась конкретностью и целеустремленностью. А ее педагогическая деятельность достойна написания отдельной книги.

Первыми учениками Нины Андреевны стали учащиеся 9 и 11 классов. Благо многие из них довольно неплохо говорили по-русски, потому языкового барьера не возникало. К тому же было с кем посоветоваться и у кого поучиться. Валихана Магомедовича Азизова – своего коллегу, прекрасного грамотного педагога – Нина Андреевна называет своим наставником. Посещая его уроки и понимая, насколько это методичный учитель, учитель с большой буквы, Нина Андреевна училась у него работать. Валихан Магомедович, в свою очередь, также ходил на уроки молодой учительницы и отмечал все недостатки, которые они впоследствии вместе искореняли.

С работой потихонечку у девушек все налаживалось, только вот в быту не обходилось без трудностей. Учительской зарплаты хватало на то, чтобы купить у стариков молока, яиц и сыра. Сложно было с хлебом. Все пекли его у себя дома и на себя, свою семью, а 18-летним девушкам этого не удавалось. Привозили хлеб из Маджалиса лишь раз в неделю. Он быстро плесневел, приходилось срезать края да корочки и есть середину. Потому срочно стал нужен человек, который мог бы привозить хлеб из Маджалиса чаще одного раза в неделю. Такой нашелся – молодой человек по имени Керим, работавший в ту пору в спортивном обществе ДСО «Урожай».

«Керим и стал возить нам хлеб. Доносился. На третий год мы с ним поженились. Не пожалела ни разу, что вышла за него замуж. Очень хороший был семьянин, помогал, никогда не пил, спортивный. Я прожила с ним очень счастливую жизнь», – рассказывает Нина Андреевна.

В 1968 году Нина Андреевна перебралась в Маджалисскую среднюю школу учителем русского языка и литературы. По ее воспоминаниям, первый урок она давала в 11 классе: «Дети были выше меня ростом, здоровые и казались старше. Я захожу впервые на урок, и один из ребят – Иманзагир – поет песню и так еще красиво поет. Я стою перед классом, а он поет – не останавливается. Я говорю: «Хорошо как! Допел до конца? Давайте поаплодируем ему!» Мы поаплодировали, улыбнулись, и я строгим тоном объявила, что урок начинается. И все как-то само по себе пошло. Ни разу не испытывала трудностей с детьми».

В том же учебном году состоялась свадьба Нины Андреевны с Керимом Салиховичем Магомедовым – тем самым «развозчиком хлеба», оказавшимся также школьным учителем, преподававшим сначала физкультуру, а затем и родной язык. Тяжело дался молодым этот шаг. Вопреки воле родных. Не хотели родные Нины Агафоновой верить в то, что свою жизнь она свяжет с «чужеземцем» по их восприятию или «абреком», как многие из них думали. Долгие уговоры со стороны Нины в том, что все будет хорошо, казались несостоятельными. Мамой для дочери даже был припасен жених из своих – русских, но свой выбор Нина уже сделала окончательно, даже отказалась от возвращения на родину.

Познакомившись с Керимом поближе, родные Нины изменили свое мнение. А вот родители жениха о свадьбе даже и слышать не хотели: мать Керима Магомедова грозилась броситься с моста в случае женитьбы ее сына на девушке не своей национальности. Долго они помнили обиду, что сын не ослушался, и даже не приехали из родного Шиляги в Маджалис к сыну по случаю рождения дочери Гюльнары. Лишь рождение сына Мурада спустя несколько лет дало понять родственникам Керима Салиховича, насколько крепок его брак с русской учительницей, едва знакомой с укладом горцев. С тех пор в семье воцарился мир и покой, а свекровь Нины Андреевны предпочла прожить последние месяцы своей жизни именно с ней.

Каждый год в Маджалис к Нине Андреевне съезжались и ее родственники: сестры и братья с семьями. На семейные торжества приезжали делегациями. Им нравилось отдыхать в селе, но они понимали, что жить там трудно. Случалось, что Нина Андреевна и сама тосковала по родным и родине. В эти моменты она уговаривала мужа уехать из Дагестана. Брат ее даже квартиру в Ростове предлагал. Но Керим Салихович не решался оставить отчий край и родителей, жить рядом с которыми он считал своим долгом.

В конце концов, Маджалис и Маджалисская средняя школа стали Нине Андреевне родными и незаменимыми. Окончив Дагестанский государственный университет и став квалифицированным филологом, она навсегда связала жизнь с Дагестаном.

Дети в школе обожали свою учительницу и по сей день с теплотой вспоминают ее уроки. Еще бы! Порою они походили на театральные постановки. Каждый свой урок Нина Андреевна репетировала дома, перед зеркалом и даже лежа в постели. Подготовленная, отрепетированная она объясняла урок, а дети заслушивались. Кроме того, всем классом они писали стихи под руководством своей учительницы. Написали даже гимн Маджалиса – целую литературную композицию, с которой они и в Махачкалу поехали, и первое место по Дагестану заняли. Саму Нину Андреевну не раз вызывали в райком, чтобы поручить ей сочинить стихотворение к тому или иному событию – к встрече с космонавтом Мусой Манаровым, например. Она поясняет, что, несмотря на всю тягу к стихосложению, увлекаться этим особо времени не было. Помимо работы на женщине была семья и хозяйство. А скотину держать времени и сил все равно не оставалось, за исключением одного-единственного случая, когда в доме Магомедовых завелась коза.

«Внук у меня родился слабенький, и мне сказали, что надо козьим молоком поить. Приезжаю к брату в Воронеж, а у него дом прямо в лесу и по соседству старик, а у старика столько коз! Хочу козу, говорю! А как ты повезешь? Как-нибудь довезу», – рассказывает Нина Андреевна и продолжает историю о том, с каким трудом не без помощи бывших своих учеников ей удалось привезти козу ради внука.

Отличная мать, бабушка и прекрасный педагог – она из тех, кто может научить всему. Здоровье не позволило Нине Андреевне дотянуть до 50-летнего срока работы школьным учителем, но ее по-прежнему ценят, ею дорожат. Многие из учеников Нины Андреевны пошли по ее стопам и стали учителями русского языка и литературы. Не это ли призвание?



Партнеры