Российская нация

Третий тур проекта Тамерлана Магомедова «Игры журналистов», первый в 2017 году, открылся встречей в мультимедийном центре Respublic

17 февраля 2017 в 12:01, просмотров: 1881
Российская нация

В первой «игре» приняли участие Идрис Юсупов, Саид Ниналалов, Зураб Гаджиев, Жемилат Ибрагимова, Тимур Магомаев и Алиса Алдашева. Журналисты обсуждали возможности скорого принятия закона «О российской нации» и предлагали свое видение самых важных аспектов закона, согласно которому будут сосуществовать и взаимодействовать представители разных этносов.

            Выводы журналистов оценивали эксперты: советник Главы Республики Дагестан доктор политических наук Камиль Ланда, начальник управления по информационной политике Администрации Главы и Правительства Республики Дагестан Зубайру Зубайруев и депутат Народного собрания Республики Дагестан Тимур Гусаев. В жюри игры состояли: кандидат философских наук Сабир Гейбатов, руководитель Дагестанского регионального отделения партии «Яблоко» Альберт Эседов и президент информационно-аналитического центра «Ракурс» Абдурахман Юнусов.

            Отслеживал соблюдение протокола игры ее автор Тамерлан Магомедов.

 

                        Для чего нужен закон «О российской нации»

 

На известном совещании в Астрахани прозвучало предложение бывшего министра России по делам национальностей Вячеслава Михайлова разработать закон «О российской нации и управлении межэтническими отношениями». По его мнению, в понятии «российская нация» «нет этнического начала – это политическое согражданство. Российская нация – это объединение граждан. Мы соединяем гражданскую, политическую нацию с этническими сообществами». Эту идею поддержал президент России Владимир Путин, который поставил задачу о разработке Закона Российской Федерации «О российской нации».

По некоторым вопросам мнения журналистов и экспертов были близки, по некоторым совершенно разнились. За недостатком места приведем основные тезисы участников игры.

Саид Ниналалов: «Идеология закона кроется в том, что 25 лет Россия живет без цельной, единой идеологии. Попытка собрать нас в российскую нацию сродни тому, что в прежние времена говорили об общности, называемой «советский народ». В те времена мы мало интересовались, кто какой нации, был более-менее цельный организм. В 90-е – нулевые годы рассыпалось все. Сегодня делается попытка на основе патриотизма, на основе гражданского общества создать не этническую, но политическую нацию».

Идрис Юсупов: «Заместитель главы администрации президента Магомедсалам Магомедов предложил вариант: «Закон об утверждении российской идентичности и об этнокультурном развитии». Данная инициатива ложится в русло стратегии государственной национальной политики. Одна из проблем государства и граждан России – слабая гражданская идентичность, слабое понимание самой российской нации, сильные ксенофобские настроения. Решается задача укрепления российского общества».

Зураб Гаджиев: «Необходимость такого закона существовала начиная со времен Российской империи. В империи звучало «Самодержавие, православие, народность», а национальные меньшинства были задавлены. В XX и XXI веке с народностями начали больше считаться, поэтому к этому вопросу надо подходить очень тонко».

Жемилат Ибрагимова: «Необходимость принятия такого закона назрела давно. В Советском Союзе было общество с единой гражданской позицией, с единой идеологией, которая исчезла с разрушением СССР. Идея закона могла быть вызвана примером США, где постоянно говорят об американской нации, гордятся принадлежностью к ней».

Тимур Магомаев: «События в Кондопоге, на Манежной площади повлияли на появление вопроса о российской нации. Дагестан может стать полигоном для проработки этого закона».

Алиса Алдашева: «События 2010 года в Москве, Петербурге, волны насилия в центрах и на местах, случай в Элисте – все это стало предпосылками для формирования патриотизма, аналога советского патриотизма. Сегодня, создавая единую нацию, наша страна опирается не на опыт СССР, когда все нации были равны, а на опыт Российской империи».

Эксперт Зубайру Зубайруев: «Государство, которое не заинтересовано в развитии гражданского общества, начинает отставать. Надо думать, как построить гражданское общество, гражданскую нацию. Эти вопросы не одного дня, за ними стоит огромная организационная работа, огромные финансовые расходы, нужно воспитывать детей начиная с детского сада».

Эксперт Камиль Ланда: «Никогда государство не будет развиваться экономически, если его народ разобщен, и этот закон снимает внутренние проблемы, которые возникали между народами, и становится объединяющим фактором. Мы должны создать дееспособную систему».

Эксперт Тимур Гусаев: «Создание Федерального агентства по национальной политике – это уже шаг к созданию единой российской нации, к принятию этого закона. Проблемы есть, закон закону рознь, но будем надеяться, что приемлемый и рабочий закон будет принят».

 

            Прогнозы о будущем законе

 

Саид Ниналалов: «В процессе обсуждения будущего закона необходимо делать шаги, объединяющие народы Дагестана – от русского до кубачинского – в единую государственную нацию. Первые шаги уже сделаны – это открытие мемориального комплекса «Ахульго», закрывающего страницу бессмысленной и беспощадной Кавказской войны, говорящего о том, что погибали участники боев с обеих сторон. Второй шаг – вопрос музея «Россия – моя история». К большому моему сожалению, в основе музея – религиозная составляющая. Об этом говорит назначение министром образования глубоко религиозного человека, которая нарушает этот принцип, внедряя религию в школы. По моему твердому убеждению, подтвержденному Конституцией Российской Федерации, религия должна быть отделена от государства. И на религиозной основе патриотизма не создать. Патриотизма будет предостаточно в социально ориентированном государстве с развитой экономикой».

Идрис Юсупов: «Реального содержания закона мы не видим. У большинства населения нет понятия о том, что это будет за закон, что в нем будет закреплено. Первые статьи Конституции закрепляют положение о том, что мы единый многонациональный российский народ, что права и свободы гражданина решаются независимо от его национальности. Гражданская и политическая идентичность на практике формируется реальной жизнью. О каком формировании идентичности может идти речь, когда нет консенсуса по историческим и недавним событиям? Закон может стать рамочным, но какое отношение он будет иметь к реальной жизни, увидим в будущем».

Зураб Гаджиев: «Закон о Российской нации либо будет рамочным и мало кого затронет, либо станет полноценным законом, в котором будут разделы о языке, об этносе, субэтносе, о каждой внутренней составляющей нации – матрешки. Это очень длительный процесс – долгая работа с обсуждениями с участием специалистов».

Жемилат Ибрагимова: «В большой России множество наций. Закон будет прекрасный, но как он будет работать, я не знаю. У нас две чаши весов: на одной мир и спокойствие в нашей стране, на другой – гражданское самосознание. Закон будет работать, если народом будут манипулировать, тогда народ объединится с общей политической целью. В США тоже население мыслит узко, другой опыт был в СССР, где давалось прекрасное образование и создавалась единая общность».

Тимур Магомаев: «Этим законом гражданского общества или единой нации добиться невозможно. Этот закон будет базисным, его должны реализовывать в адресной части в любом регионе страны по-своему».

Алиса Алдашева: «Россия опирается не столько на советский или американский опыт, сколько на опыт дореволюционный. Я была на открытии комплекса в Ахульго, где глава Республики Дагестан Рамазан Абдулатипов отметил, что это еще один шаг в деле становления российской нации. Скоро будут отмечать 100-летие событий 1917 года, и мы не знаем, в каком ключе будут освещаться те события. А закон «О российской нации» может навредить тем, что будут ущемляться права малочисленных народов».

Эксперт Камиль Ланда: «Закон должен отвечать новым требованиям, новым реалиям времени. Будучи дагестанцами, мы не теряем свои языки, свои особенности. Мы не должны перестать быть теми, кто мы есть. Что касается Ахульго – это шаг, объединяющий российскую нацию в единое целое».

Эксперт Зубайру Зубайруев: «В первом раунде журналисты заявили, что такой закон нужен, а во втором – что он не выйдет таким, который устроит народ. Если за законом «О российской нации» следует замена моей идентичности общей, то я против. Нельзя выстраивать иерархию сверху вниз: я гражданин России, потом я дагестанец, потом я аварец. Мое предложение – ставить иерархию по горизонтали: я и гражданин России, и дагестанец, и аварец. Нужен закон о гражданской нации, гражданин должен знать свои права и обязанности независимо от его национальной идентичности».

Эксперт Тимур Гусаев: «Участники говорили о сложности принятия всеобщего единого закона для всей России. Будет ли принят закон с люфтом для регионов, чтобы каждый субъект давал свою трактовку?»

 

            Предложения к Закону РФ «О российской нации»

 

Саид Ниналалов: «Закон должен быть четко структурирован. Должны быть выделены понятия: народ, народность, этнос. Особо необходимо обратить внимание на межнациональные отношения – запрет на разжигание национальной розни и вражды».

Идрис Юсупов: «Желательно использовать опыт, в том числе международный, но не обязательно Америки, где плавильный котел сплавляет всех в единую американскую нацию. Предлагаю обратиться к европейскому опыту мультикультурализма. Европа прошла все это и на шаг-два впереди российского государства. Закон должен быть с правилами совместного комфортного проживания, уважения к самобытности друг друга, соблюдения прав друг друга».

Зураб Гаджиев: «Я сомневаюсь, что закон что-то решит. Эта проблема больше образовательная и просветительская, и ее нужно решать по всем направлениям. И в стране, где у нас в таком удручающем положении семья, материнство, детство, многие другие вопросы и направления, сложно строить верхушечную национальную надстройку. Надо на всех этапах человека с детства вести так, чтобы он чувствовал себя жителем села, района, республики».

Жемилат Ибрагимова: «Все упирается в нашу власть, в руководство, и закон будет действовать только в том случае, если сами представители власти будут его соблюдать. Я предлагаю искоренить классовость, то есть нивелировать разницу между чиновниками и народом. Четко проработать абсолютно каждый пункт, закон должен предусматривать соблюдение прав людей».

Тимур Магомаев: «Было бы здорово прописать в законе ответственность за разжигание межнациональной розни. В законе должна быть графа, предусматривающая реакцию власти на общественное мнение. В той же ситуации с парком Ленинского Комсомола объединились люди разных народов, разных конфессий, и власть услышала гражданское общество».

Алиса Алдашева: «В центре и в регионах существуют инстанции, которые решают вопросы межэтнического взаимодействия. Федеральное агентство и, например, министерство по национальной политике Дагестана. Дублировать полномочия в рамках нового закона не имеет смысла».

Эксперт Зубайру Зубайруев: «Я настаиваю на гражданской идентичности. Гражданином человек с рождения не становится. Нужно начиная с детского сада воспитывать гражданина в человеке, считая это воспитание не менее важным, чем занятия конкретными науками – физикой или литературой. Я очень сожалею, что такого объединения людей вокруг парка имени Ленинского Комсомола, во имя единой цели, не возникало ни разу в течение последних 15 лет, когда в Дагестане убивали людей. Где было тогда гражданское общество, которое молчало? Если инструмент – гражданское соучастие – действовал бы в те годы, мы избежали бы многих ошибок и глупостей в межнациональных и межконфессиональных отношениях. В законе должны быть прописаны нормы обязательного гражданского воспитания».

Эксперт Камиль Ланда: «Вячеслав Михайлов часто говорит: «Каждый человек должен знать, какой он нации, какого вероисповедания, из какого рода, из какого села». Не будет этого – развалится государство, что случилось, например, в Югославии. Закон надо принимать, воспитывая в первую очередь человека как члена собственного этноса, собственной нации, а потом уже гражданской нации».

Эксперт Тимур Гусаев: «Лозунг «единство в многообразии». Гражданское воспитание с самого раннего возраста обязательно. В этот процесс надо включаться, и надо включаться всем».

Закон «О российской нации» будет еще не раз обсуждаться, будет предложен его проект. Но, пока мы в Москве считаемся «чурками», пока будет в регионах России разделение по национальному признаку, этот закон действовать не будет, как бы он ни был хорош и правилен. Нужны усилия и власти, и общества, чтобы закон работал на пользу граждан России.



Партнеры